пятница, 04 декабря 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Нападение на инкассаторов: Сбербанк сделал заявление Казахстан поддержал консенсус в соглашении ОПЕК+ Twitter запретил оскорбления по расовому или национальному признаку Тимур Кулибаев при строительстве газопровода обогатился на 53 млн долларов? Бывший премьер-министр Кыргызстана находится в больнице с коронавирусом Нацбанк Казахстана обратился к населению страны В Москве открывается электронная запись на вакцину от коронавируса Казахстан занимает 11 место в мире по запасам нефти Экс-президенты США готовы привиться публично, чтобы доказать безопасность вакцины от коронавируса В Таразе началось слушание по событиям в Кордае В Кыргызстане предложили лишить экс-президентов привилегий Казахстан увеличит число авиарейсов в Узбекистан Экс-президент Франции умер от коронавируса Во Франции начнут проверки мечетей ВОЗ ужесточила правила ношения масок В Западном Казахстане построят три аэродрома В НАТО назвали Россию угрозой безопасности до 2030 года Британия первой в мире одобрила вакцину от коронавируса У Токаева появится еще одно полномочие Суперприложение Kaspi.kz теперь в AppGallery Huawei ООН: Более 40 миллионов людей в мире находятся в рабстве В Жамбылской области смогли избавиться от позора В Латвии режим ЧП продлен до 11 января Президент утвердил бюджет на 2021 – 2023 годы Сапарбаев опроверг информацию, что потратил 20 млн на самолет

Выборы в парламент как бизнес-проект: на какие партии будет спрос?

До того, что в Казахстане принято называть «выборами», остается 53 дня. Для кого-то «целых 53», а для других «всего 53». Однако никакой особой активности не наблюдается, разве что впопыхах проводятся партийные съезды. И это вполне объяснимо – у партий, кроме правящей, нет ресурсов, ни человеческих, ни материальных. Так кто же и сколько может потратить на предвыборную байгу и сколько потом выручить от этого денег, если рассматривать выборы как бизнес-проект.

На повестке дня

Действительно, создается устойчивое впечатление, что все идет по утвержденному сценарию, но с некоторыми поблажками со стороны режиссера-постановщика. Некоторые действия даже оппозиционных сил как будто четко вписываются в этот сценарий, не говоря уже о тех, кто имеет лицензию на возможность побороться за места в парламенте. Что касается режиссерских поблажек, то они выражаются в позволении актерам второго (статистов) плана импровизировать, но в определенных рамках или даже высказывать реплики в расчете на реакцию зала. Кстати, именно в зрителях может быть заложена главная интрига нынешнего электорального сезона – если они не захотят быть просто зрителями, как таковыми, а попробуют вмешаться в действо на сцене.

Пока же все идет по плану, утвержденному Центризбиркомом. Согласно календарному плану ЦИК, с утра 10-го и до вечера 30 ноября идет выдвижение кандидатов в мажилис – по партийным спискам, естественно. По такому же принципу, но уже до 4 декабря выдвигаются партийные кандидаты в маслихаты. Как, в каком количестве и кто именно попадет в эти списки, решают сами партии, согласно их уставам, а делается это, как правило, через партийные съезды, которые, один за другим, проходит в эти дни.

Партийные списки в ЦИК для их проверки и регистрации следует подать тоже до 30 ноября, а до 10 декабря их должны зарегистрировать. Ну, или отбраковать некоторых. Отметим, что кандидаты, кроме заявления, должны сдавать декларацию о доходах на себя и свою половину, и это нередко становилось причиной отказа регистрации – находили пару лишних тенге или давно сгоревшую (вместе с гаражом) машину. Вместе с тем, партия должна внести за каждого кандидата солидный «избирательный взнос» в 15 минимальных зарплат (пресловутых «42-пятьсот»), а это 637 500 тенге. Правда, если ты уже в парламенте, то есть, перешагнул семипроцентный барьер на прошлых выборах, то тебе ничего платить не нужно, а если набрал от 5 до 7 %, то платишь в два раза меньше.

По закону есть еще вариант «от 3 до 5 %», когда партия платит 70 процентов от избирательного взноса, но у нас (кроме трех парламентских) таковых нет. Если ты проходишь злосчастный семипроцентный барьер, то тебе эти денюжки возвращают, а если нет, то они сгорают – то есть, поступают в бюджет страны, которым будут распоряжаться победители. Кстати, следует напомнить, что мажилисные партии получают солидные дивиденды из казны, что в последнее время тоже стало предметом критики со стороны общества. Но это все будет позже, и так далеко (дальше 10 января 2021 года) мы заглядывать пока не будем, как, впрочем, и до 18 часов 10 декабря, официального начала предвыборной агитации.

Парламентский олигархизм

Эта и следующая недели покажут количество кандидатов от каждой партии. Вчера прошел съезд Народно-демократической патриотической партии (НДПП) «Ауыл», на которой было выдвинуто 19 кандидатов. Оптимистично, конечно, но для многих казахстанцев фамилии из их партсписка ничего не говорят. По крайней мере, теперь «ауылчане» должны заплатить более 12 миллионов тенге (28300 долларов по нынешнему курсу, который до 10.01.2021 обязательно изменится). Есть версия, что за «Ауылом» стоит фигура олигарха Булата Утемуратова, и именно этот фактор давал основание предполагать, что эта партия может внезапно раскрутиться и проскочить в парламент еще на прошлых выборах. Но ничего подобного не случилось в прошлый раз и вряд ли будет что-то и на этот – разве что электорат вдруг выберет (по типу «умного голосования») НДПП в качестве графы «против всех», и случится чудо.

Большую интригу представляет внезапная реинкарнация партии «Адал», которая, между прочим, только в конце сентября провела внеочередной съезд (причем, в онлайн-режиме), где, кроме прочего, был оговорен порядок избрания нового председателя партии, если действующий вдруг захочет досрочно сложить с себя полномочия. Это вполне логично, учитывая человеческий ресурс, пришедший в «Адал» из «Атамекена». Здесь мы можем увидеть более знакомые лица, и новые партийцы вряд ли будут скупиться на избирательные взносы (по полторы тысячи долларов на нос) и агитационную работу. Уж у кого-кого, а у них должны быть соответствующие средства. Тем более, можно отнестись к этому спокойно, как к бизнес-проекту – вкладываешь деньги, чтобы потом получить больший доход.

Здесь следует напомнить о существовании так называемого парламентского олигархизма. Разные люди вкладывают в него разное понимание, но факт в том, что любые парламентские выборы – это в том числе и бизнес-проект. Понятно, что партиям тоже нужно зарабатывать деньги, и если это будет делаться более открытым и почти честным путем, то почему бы и нет? Это, конечно, в идеале и при условии выплат налогов и предоставления фискальных чеков, но факт остается фактом – при увеличении роли парламента в управлении страной и, в особенности, бюджетом страны, будет увеличиваться лоббирование через него интересов тех или иных ФПГ.

В этом смысле выглядят перспективными партии «Адал» и «Ак жол» больше подходят. Кстати, не исключено, что «перуашевцы» и «адаловцы» тоже преподнесут сюрпризы на предстоящих съездах.

«Избирательный» бизнес

Примерно к этому же времени, но уже после регистрации партийных списков (с возможным отсеиванием неугодных и непрошедших по разным причина) Центризбирком должен открыть временные счета для избирательных фондов партий, а в СМИ должна будет опубликована информация о поступлениях на них и расходах. Отметим, что по закону о выборах, избирательный фонд партии может формироваться только из собственных средств и добровольных пожертвований. В первом случае эта сумма не должна превышать МЗП более, чем в 5000 раз (212,5 млн тенге), а во втором – более, чем в 10 тысяч раз (425 миллиона). Если брать по максимуму, то получится 637 500 000 тенге, что вполне «отобьется» даже если ты войдешь в парламент с минимальным процентом голосов. Ведь, как известно, нынешние парламентские партии-сателлиты («Ак жол» и КНПК) только в нынешнем году получили из бюджета почти по 700 миллионов наших с вами тенге. Это не считая того, что вам вернутся избирательные взносы, которые будет варьироваться в зависимости от размера партийного списка.

Самый большой список (по понятным причинам) будет у «Нур-Отана», съезд которого назначен на 25 ноября. Если вспомнить о бюджетном финансировании, то партия власти в 2020-ом получила порядка 7,9 миллиарда тенге из средств налогоплательщиков, причем, независимо от того, голосовали они на прошлых выборах за эту партию, против нее или не голосовали вовсе. К слову, «Нур-Отан», в отличие от «народных коммунистов» и «акжоловцев», тщательно отчитываются за выделяемые им деньги. Это, конечно, хорошо и похвально, но ведь «подвох» заключается в том, что «нуротановцы» зарабатывают деньги не на партии, а совершенно другими способами. Хотя бы потому, что партбилет «Нур-Отана» оказывается у большинства крупных выявленных коррупционеров.

Но мы немного отвлеклись. В тот же день, 25 ноября, очередной внеочередной съезд проведут «народники», которые уже собирались на прошлой неделе и решили избавиться от «устаревшей» приставки «Коммунистическая». Тогда этому воспротивился сам товарищ Косарев, а также некоторые представители «старой гвардии» в регионах, которые назвали инициаторов ребрендинга оппортунистами. Со стороны может показаться, что это делается ради того, чтобы сохраниться на плаву и, может быть, даже набрать дополнительных голосов. Кроме этого, цивилизованные страны осудили коммунистическую идеологию, а их носителям запросто могут отказать в визах в США или ЕС. Но вполне возможно, что все это является неким оправданием того, что КНПК (точнее, НПК) не попадет в следующий созыв мажилиса, уступив место «Адалу» и (или) ОСДП.

Что касается денежного вопроса, то, как показывается практика, современные коммунисты, марксисты или кто-то в этом роде, совершенно не чужды возможности заработать на политике. Поэтому они вряд ли откажутся от спонсорской помощи взамен на лоббирование определенных интересов в стенах мажилиса или хотя бы в рамках предвыборной борьбы. Другое дело с ОСДП, которая, как поговаривают, уже несколько лет находилась «в минусах» и никто не хотел ее «покупать» даже как «акционный товар». Правда, в прошлом году вдруг о ней «вспомнили» и в ее выводе из комы пытался, судя по словам ее бывшего и краткосрочного председателя Ермурата Бапи, одиозный Бергей Рыскалиев. Сейчас вообще не понятно, на что существует партия и кто будет оплачивать ее избирательный взнос кандидатов в мажилис.

Вообще, «социал-демократы» наметили свой съезд на 27 ноября. То есть, перенесли – он должен был состояться еще в пятницу 13-го. Объяснили это не чертовщиной, а якобы наплывом желающих вступить в партию «лиц с активной гражданской позицией и поступлении различных интересных предложений по участию на выборах». Здесь тоже присутствует интрига, тем более, зная о действительном желании гражданского общества использовать платформу ОСДП для продвижения конституционных прав, в том числе, «избирать и быть избранным». Это, безусловно, похвально и заслуживает всяческой поддержки того же общества и протестного электората, но проводить съезд фактически за двое суток до прекращения принятия партийных списков, мягко говоря, рискованно. Как бы то ни было, создается впечатление, что ОСДП – это дотационный проект и денег он особых не принесет, даже если этой партии дадут войти в парламент.

Между прочим, подобие «олигархического парламентаризма» уже давно опробовано и действует в маслихатах всех уровней, но только более прямо и, если так можно выразиться, честнее. Или все уже забыли о том, что вместе с мажилисом мы будем выбирать местные представительные органы? Похоже, что забыли. Безусловно, это нонсенс – выбирать депутатов маслихатов по партийным спискам. Еще более глупо это выглядит на фоне обещаний президента Токаева проводить прямые выборы акимов (пусть даже сельских).

Однако то, что выглядит абсурдно со стороны здравого смысла, вполне объяснимо с позиции власти, кланов при ней и различных ФПГ. Ведь крупных бизнесменов-одиночек у нас практически нет – по разным причинам они группируются и входят (или вынуждены входить) в кланы и, получается, партии. Если же вспомнить, что главная задача маслихатов – это формирование и распределение местных бюджетов, а потом посмотреть на самих депутатов, то все становится на свои места. Как правило, маслихатовцы – это представители большого и среднего бизнеса, а также люди, напрямую зависящие от акима. Таким образом, местные представительные органы априори лоббируют прямые интересы тех или иных лиц, которые либо сами находятся в маслихатах, либо максимально приближены к ним. Только в отличие от их «старших братьев» в мажилисе и сенате, они не получают почти по миллиону тенге в месяц и на них не тратятся миллиарды в год. Но тоже неплохо, как говорится.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33