пятница, 22 января 2021
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Антикоры попросили не раздувать резонанс по делу хищений в модульной больнице Алматы Эстония требует прекратить репрессии против белорусских журналистов На «КазМунайГазе» впервые из работников никто не погиб В Японии опровергли информацию об отмене Олимпийских игр в Токио Мужчина совершил самосожжение у Дома правительства в Минске За Максом Бокаевым собираются следить еще 3 года Bloomberg: Навального могут посадить на 13 лет Свыше 2 млрд долларов отстоял Казахстан в международных судах США вводит обязательный карантин для прибывающих из-за рубежа Каждый второй работающий казахстанец получает менее 350$ Япония может отменить Олимпийские игры и провести их 2032 году Казахстанская компания будет связана с аэропортом Нью-Йорка Кадыров призвал ООН и ОБСЕ выдать Ахмеда Закаева С 23 января начнется прием заявок на использование пенсионных накоплений В разных городах России проходят задержания сторонников Навального Владельцы отелей просят госпомощь В Беларуси мужчине вынесли приговор за публичное оскорбление Лукашенко Казахстан и страны Азии приняли Анкарскую декларацию Туркменистан предоставит бесплатный набор вакцин от коронавируса для иностранцев Лавров получил казахский орден В Багдаде произошел теракт Габидулла Абдрахимов стал вице-министром культуры и спорта Совладелец ресторанов «Нават» задержан в Бишкеке Россия на безвозмездной основе предоставит Кыргызстану полмиллиона доз вакцины от коронавируса Фото Закирьянова со шкурами барсов изучит полиция

Маслихаты как идеальное местное самоуправление… для власти

Сегодня вечером начинается предвыборная агитация. Она не будет слишком громкой, так как Астане не нужно привлекать к нынешнему электоральному циклу лишнее внимание. Проходящие вместе с избранием парламентариев выборы в местные маслихаты и вовсе окажутся малозаметными избирателям. И на это все рассчитано – власти как раз пришли к идеальному местному «самоуправлению».

Это было недавно

Вообще, маслихаты в истории Казахстана имели очень важное значение. Они собирались раз в год по актуальным вопросам – распределению кочевий, взаимоотношению между родами, избранию ханов и так далее. Были и внеплановые заседания, на которых объявлялась война, заключался мир или что-то в этом роде. Причем, делегаты всегда должны были быть при оружии. Можно назвать это неотъемлемым элементом степной демократии, но сейчас дело не в терминах, а в эффективности самого института. С этой точки зрения, казахские маслихаты были идеальными в тех исторических условиях и при огромных территориях.

После российской аннексии их роль значительно снизилась, но они продолжали периодически собираться. С приходом большевиков маслихаты были заменены советами – кенесами, с которыми они имели некоторые общие черты, но все же имели существенные политические различия. В итоге укрепилось понятие, что «мәслихат» означает «собрание» с упрощением и принижением его значения.

На третьем году независимости, в апреле 1994 года, прошли первые выборы в маслихаты. Тогда, несмотря на существующие нормативно-правовые акты, многое делалось методом проб и ошибок, а еще не разогнанный Верховный совет пытался восполнить все пробелы и исправить огрехи советской системы. Но ни парламент, ни президент не могли повлиять на существующие противоречия «здесь и сейчас», а позже, уже когда у нас появился мажилис, вокруг закона о местном самоуправлении разворачивались настоящие баталии, как в парламенте, так и в обществе. В итоге, закон был принят только в 2001 году.

Что имеем

За прошедшие 20 лет только на начальном этапе оппозиция уделяла большое внимание маслихатам, но скорее в плане возможности побороться на выборах, чем иметь своих прямых представителей в них. Поэтому чаще представители оппозиции выдвигались как независимые кандидаты, к которым присоединялись и общественные деятели, многие из которых имели реальные шансы на победу. Но проходили, как известно, далеко не все.

При этом с каждым разом власти сужали возможность избираться и быть избранным, делая все возможное, чтобы уничтожить интерес электората к маслихатам окончательно. Кроме разных идеологических технологий, были предприняты законодательные. Из них можно выделить две основных – во-первых, удалось совместить выборы в парламент и в маслихаты, что давало широкие возможности на «замыливание» темы, а во-вторых, быть избранным в местные представительные органы стало возможно только через партийные списки. Это, вообще, нонсенс, в результате которого 90 процентов населения попросту лишены права быть избранными даже в маслихаты. Введенная норма, которой власти и парламентарии даже гордились, поставила крест на самовыдвиженцах, тем самым лишив себя лишней головной боли.

Вообще, в идеале, маслихаты должны быть независимыми от исполнительной власти и это даже де-юре прописано в наших законах. Де-факто же все обстоит с точностью до наоборот. Нередко маслихатовцы «подмахивают» местным органам, помогают решать общественно-политические проблемы в их пользу (например, определять места для митингов), согласовывают распределение бюджета и так далее. Они чаще всего даже обитают в зданиях акиматов и срослись с ними настолько, что для большинства казахстанцев они одно целое.

Вместе с тем, верховная власть не перестает говорить о развитии местного самоуправления (на самом деле, управления самой верховной властью). Действующий президент Токаев несколько раз делал на этом акцент, в том числе и в рамках своего последнего послания, где, в частности, сказал о увеличении полномочий маслихатов, связанных с местными бюджетами, а также заикнулся о том, что через них можно будет направлять властям различные петиции. Это прозвучало, как великий прорыв в области демократии. А ведь теоретически маслихатовцы могут и акиму вотум недоверия высказать, чем Акорда может воспользоваться при необходимости. Но если вспомнить, что теперь все по сути в руках нескольких партий, которые будут рулить местными бюджетами, то ни о каких переменах в лучшую сторону можно и не думать.

Между тем, предстоящие выборы могли возобновить интерес электората к маслихатам. Но единичные призывы к этому со стороны некоторых общественных деятелей и гражданских активистов услышаны не были. Была небольшая надежда на ОСДП, которая, вроде бы, не была против того, чтобы принять в свои партийные списки в маслихаты всех желающих, но в итоге сами знаете, чем это закончилось.

В общем, никакой интригой даже не пахло. Более того, как будто все получили негласный указ максимально уменьшить шум вокруг этого. Единственным, кто более или менее громко говорил о предстоящих выборах в маслихаты, так это «Нур-Отан» с его внутрипартийным отбором. Его праймериз дал теоретическую возможность активным гражданам пробиться в самоуправление, но и это, сами знаете, чем закончилось. Другие же партии даже не стали этим заморачиваться не только ради того, чтобы не перехватывать инициативу у партии власти, но и по причине негласного запрета на случайное попадание в маслихаты непроверенных людей. Между тем, доподлинно не известно, кого представят партийные игроки на местном уровне, учитывая тот момент, что далеко не все они представлены в районах и небольших городах нашей страны.

Что теряем

Возможно, с сегодняшнего вечера, с 18:00, когда официально стартует предвыборная агитация, мы услышим что-то про кандидатов в маслихаты, но есть большие, и увы, обоснованные сомнения, что списки соответствуют запросам избирателей. Другими словами, простая альтернатива будет далеко не везде, не говоря уже о достойной альтернативе. Ко всему прочему, маслихаты естественным образом уйдут на второй план на фоне выборов в парламент (уже ушли), хотя и они не являются новостью №1 в Казахстане. И это, опять-таки, выгодно существующей власти.

Даже если вокруг непосредственно парламентских выборов будет какой-то шум, то он вряд ли затронет узурпацию власти на местах – ее нужно во что бы то не стало закрепить на данном этапе транзитного периода. Даже если что-то пойдет не так, и через некоторое время нас будут ожидать очередные внеочередные выборы в мажилис, маслихаты останутся не тронутыми, занимаясь местными бюджетами и распоряжаясь государственной собственностью. А это немаловажно в условиях разворачивающегося социально-экономического и финансового кризисов – казна всегда будет являться источником доходов, даже если по экономике вновь будут нанесены ковидные бомардировки.

Но «распил бюджета» идет в качестве бонуса. Главная же задача властей – укрепиться на местах, на всех уровнях. Потом можно будет добавить еще немного видимости политических реформ, оставив широким слоям граждан участвовать в государственных делах лишь только через социальные сети и пресловутые общественные советы. Даже переоформление КСК в ОСИ (объединение собственников имуществом) проходит в добровольно-принудительном (обязательном к исполнению) порядке, и в большей степени снимает социальный груз с плеч государства, чем расширяет возможность самоуправления в собственном доме. Не зря говорят – прежде, чем сменить президента страны, попробуй переизбрать председателя КСК.

И в этой шутке кроется главное. Именно с таких азов нужно воспитывать в себе не только управленца, но и избирателя. Исходя из такого положения, маслихаты, в идеале, должны стать мощным плацдармом для воспитания в казахстанцах гражданского самосознания и электоральной культуры, без чего трудно победить даже в самых честных и прозрачных выборах любого уровня.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33