воскресенье, 07 марта 2021
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Крановщики Актобе намерены остановить работу с 9 марта Матери детей с инвалидностью уже пять дней ночуют в столичном акимате Министр культуры пообещала, что не даст продать музыкальную школу в Алматы США обещают 5 млн долларов за поимку кыргызского криминального авторитета Казахстан получил 23 балла из 100 по уровню свободы Российская вакцина стала причиной международного скандала Fix Price планирует экспансию в Казахстан Узбекистан утвердил соглашение с Казахстаном о защите прав мигрантов 32% женщин-предпринимателей получают финподдержку от государства Депутат о кеттлинге: «Чтобы не стоять 10 часов, нужно проводить легальные мероприятия» ОПЕК+: цена на нефть вырастет до 70$ Президент Эстонии назвала российскую вакцину «коммуникационной ловушкой» В Туркестан вложили миллиард долларов только в 2020 году С 8 марта Германия начнет смягчение карантина Казахстан собирается привлечь 30 иностранных фармпроизводителей Алматинец призвал судить экс-акима Байбека Казахстан занял 39 место в Индексе экономической свободы На Урале в районе Оренбурга построят плотину Бывший президент Армении намерен принять участие во внеочередных выборах Казахстан улучшил позиции в Глобальном рейтинге продовольственной безопасности Мамин обсудил с руководством «Шеврона» перспективы взаимодействия в сфере нефтедобычи Вузы Беларуси и Узбекистана подписали документы о сотрудничестве Правозащитница: «Кеттлинг нарушает четыре статьи Международного пакта и Сиракузские принципы» Трамп может баллотироваться на пост президента в 2024 году Казахстанцы финансово поддерживают Россию и Турцию

Где Байден должен действовать как Трамп

Брама Челлани

В своей инаугурационной речи президент США Джо Байден заявил, что об американцах «будут судить» по тому, как они «справляются с каскадом кризисов нашей эпохи». Он выразил уверенность, что страна «ответит на этот вызов», и пообещал, что Америка будет лидировать «не просто благодаря примеру нашей силы, но и благодаря силе нашего примера».

Контраст с раскалывающей общество, изоляционистской риторикой президента Дональда Трампа не мог быть более резким. Но выбрать иной тон легче, чем развернуть вспять сравнительный упадок Америки. Для этого Байден должен будет демонстрировать мудрость и дальновидность в руководстве страной. А это не обязательно означает, что ему надо порвать со всем, что делал Трамп.

Истощающая Америку политическая поляризация подрывает её международные позиции. Партийные соображения мешают ей – и даже не позволяют – достигать долгосрочных внешнеполитических целей. Например, американская политика в отношении переживающей упадок России стала заложником внутренней политики США.

Призывы Байдена к единству свидетельствуют, что он всё это понимает. Но дело в том, что сглаживание глубоких расколов в американском обществе может оказаться не под силу ни одному президенту, в том числе и потому, что слишком многие избиратели, голосующие за республиканцев, судя по всему отказались верить в факты и научную экспертизу. И поэтому Байдену надо не погружаться во внутриполитические разногласия, а подняться над ними.

Впрочем, есть одна сфера, в которой сложился широкий двухпартийный консенсус: необходимость противостоять Китаю. Трамп это понимал. Более того, жёсткая политика в отношении Китая стала его наиболее значительным – и конструктивным – внешнеполитическим наследием. Если Байден не будет использовать такие же подходы, ослабление глобального лидерства США станет неизбежным.

Индо-Тихоокеанский регион – мировой экономический центр и геополитическая «горячая точка» – имеет ключевое значение для любой эффективной стратегии в отношении Китая. Понимая колоссальную важность этого региона для миропорядка, Китай постепенно меняет его в собственных интересах, используя жёсткое экономическое принуждение, политические репрессии и агрессивный экспансионизм с целью добиться своего – от Гималаев и Гонконга до Южно-Китайского и Восточно-Китайского морей.

Единственный способ сохранить стабильный баланс сил в регионе – создать основанный на правилах демократический порядок, или, согласно формулировке администрации Трампа, «свободный и открытый Индо-Тихоокеанский регион». В минувшем году эта концепция стимулировала демократические страны региона углубить свои стратегические связи и вдохновила даже далёкие демократические государства Европы на принятие поддерживающих мер. Под руководством администрации Байдена все эти страны должны теперь опереться на достигнутый прогресс и создать подлинный союз демократий, способных обеспечивать стабильность и баланс сил в Индо-Тихоокеанском регионе.

Байден, похоже, понимает это. Он ясно дал понять, что намерен построить единый демократический фронт для противодействия Китаю. Но одновременно он ставит под угрозу свою же собственную концепцию.

Начать с того, что Байден не использовал термин «Индо-Тихоокеанский регион» вплоть до победы на выборах, а когда он, наконец, это сделал, он заменил слова «свободный и открытый» на «безопасный и процветающий». Слова «свободный и открытый» автоматически предполагают основанный на правилах демократических порядок, в то время как слова «безопасный и процветающий» оставляют место для присоединения к нему (и даже лидерства в нём) авторитарных режимов. Тем самым игнорируется сама суть Индо-Тихоокеанской проблемы: ревизионистский Китай активно пытается заменить США в роли доминирующей державы региона.

Ситуация усугубляется тем, что Байден сигнализировал о возможной перезагрузке отношений с Китаем. Это было бы откровенно на руку китайцам.

Китайская политика Трампа не сводилась лишь к внешней торговле или правам человека. Она (совершенно верно) сигнализировала, что Китай – это хищническое коммунистическое государство, не имеющее политической легитимности и не соблюдающее принципов верховенства закона. Это помогло склонить чашу весов в пользу Америки. За последний год негативное восприятие Китая достигло рекордно высокого уровня во многих странах. И хотя в основном это объясняется сделанной в Китае пандемией Covid-19, свою роль сыграли также идеологический натиск Трампа и собственные агрессивные действия Китая, например, на гималайской границе с Индией.

Если администрация Байдена откажется от политики экономического «развода» и станет считать Китай основным конкурентом, а не непримиримым врагом, тогда чаша весов склонится в другою сторону, ослабив давление на режим председателя КНР Си Цзиньпина и веру в американское лидерство. Это может воодушевить Китай на дальнейшую дестабилизацию в Индо-Тихоокеанском регионе, при этом Тайвань, вероятно, станет его следующей прямой целью.

Кроме того, американское соглашательство может вынудить Индию задуматься, а стоит ли ей слишком тесно связываться с США, а также, скорее всего, приведёт к милитаризации Японии, что потенциально изменит ситуацию в Индо-Тихоокеанском регионе радикальным образом. Такая политика также поможет Китаю использовать свой огромный рынок в качестве рычага для привлечения на свою сторону демократических союзников Америки. Актуальность этого риска недавно была подчёркнута инвестиционным соглашением Китая с Евросоюзом. Всё это подорвёт работу над формированием единого демократического фронта, о котором говорит Байден, а угроза китайского агрессивного авторитаризма, тем самым, возрастёт.

Худшим решением, которое может принять Байден, стало бы стремление к общему лидерству с Китаем в Индо-Тихоокеанском регионе, как уже предлагают некоторые. Тревожит то, что позиция команды Байдена не выглядит ясной в этом вопросе. В статье 2019 года Джей Салливан (советник Байдена по национальной безопасности) и Курт Кэмпбелл (отвечающий за Индо-Тихоокеанский регион в Совете национальной безопасности США) отстаивали политику «сосуществования с Китаем», назвав эту страну «важным американским партнёром».

Да, конечно, Салливан и Кэмбелл не призывают к совместной китайско-американской гегемонии в Индо-Тихоокеанском регионе и за его пределами. Но при этом они не заняли чёткой позиции, которая действительно нужна: Америка обязана сформировать союз демократических стран для создания постоянного, многостороннего давления на Китай.

После четырёх лет правления Трампа Байден верно подчёркивает важность внутреннего единства. Выбор жёсткой линии в отношениях с Китаем – это один из немногих политических вопросов, которые способны объединить американцев. Но ещё важнее то, что это единственный способ гарантировать стабильный порядок в Индо-Тихоокеанском регионе и во всём мире.

Брама Челлани – профессор стратегических исследований в Центре политических исследований (Нью-Дели) и научный сотрудник Академии Роберта Боша (Берлин), автор девяти книг, в том числе «Азиатский джаггернаут», «Вода: Новое поле битвы в Азии», «Вода, мир и война: Как противостоять глобальному водному кризису».

Copyright: Project Syndicate, 2021. www.project-syndicate.org
Фото на обложке Getty Images/Digital Trends Graphic

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33