среда, 25 апреля 2018
Пасмурно +15, Пасмурно
USD/KZT: 325.8 EUR/KZT: 397.83 RUR/KZT: 5.29
Армяне проведут референдум по выходу из ЕАЭС, но позже? Сенаторы США хотят знать, кто из банкиров связан с Кремлем Кыргызское правительство присягнуло Сагадиев и самостоятельность вузов Пекин «полон решимости» удержать Тайбэй Казком интегрируют в «Народный банк» S&P Global Ratings о проблемах АО «Банк Астаны» ПАСЕ: Донбасс оккупирован Россией Кремль: Армения и Украина – совсем не одно и то же Кадыров посадит Трампа, Меркель и остальных Суоми сворачивает бесплатный эксперимент МВД против лишения прав без суда? Маневры вокруг «Банка Астаны» Завалить страну и мир мясом Госпрограмму «Нурлы жер» поправят Brent уже $75 за баррель «Большая семерка» может ввести санкции против России Всем пресс-службам, извещать начальство о негативе В Иране вспомнили о запрете цифровых валют ЕНПФ: иностранцам нужны деньги, а не ценные бумаги Чапаноносец Олланд едет в Астану Fitch: рейтинги банков Пенсионный фонд «поправился» на 193 миллиарда тенге Демократичный премьер Кыргызстана Совбез ООН пора переформатировать

Свободное плавание тенге превратилось в фикцию

   В Алматы аналитики международной компании FXPrimus и учебного центра Primus Academy рассказали о том, куда движется финансовая система Казахстана, какой путь для нее перспективнее – азиатский или европейский.  

Аналитик Арман Бейсембаев отметил, что структурно, с 2000-х годов экономическая модель Казахстана сложилась на базе продажи сырья во внешние рынки и ввозе импортной продукции оттуда. До кризиса 2008-2009 такая модель обеспечивала экономический рост стране и увеличение благосостояния граждан, а также формирование резервов из полученных сверхдоходов на этапе роста цен. Падение цен на сырье, в частности нефти, в кризис середины 2000-х отчетливо показало, что эта модель крайне уязвима к волатильности мирового рынка и является дестабилизирующим фактором сама по себе, исчерпав свой ресурс. Это можно увидеть в цифрах темпов роста ВВП.

К 2009 году упавшие цены на нефть начали восстанавливаться, и темпы роста ВВП также ускорились, в том числе и за счет эффекта низкой базы. Однако начиная с 2012 года темпы роста, начали замедляться, и это несмотря на высокие цены на нефть, которые к тому моменту держались в районе $90-100 за баррель. Начавшееся в 2014 году падение цен на нефть окончательно подкосило казахстанскую экономику, и к 2016 году правительство отчиталось о практически нулевом росте ВВП.

Это значит, что правительству необходимо искать другую модель экономического роста, основанную на принципиально иных ресурсах. Судя по инициативам и идеям, предлагаемым сегодня властями страны, будущую модель экономического развития республики видят в использовании своего географического положения, как транзитного коридора Восток/Запад и Север/Юг, и развитии соответствующей транспортной и логистической инфраструктуры.

Эта идея не лишена смысла. Исторический опыт у Казахстана в этом плане достаточно богатый, так как территория республики уже была частью древнего Шелкового пути и является хорошим фундаментом для вывода экономики на качественно новый уровень роста, основанной на несырьевых доходах.

Ярослав Земнухов, руководитель представительства компании FXPrimus в Казахстане, отмечает, что сейчас Казахстан является мировым финансовым центром, и его роль на международной арене велика: «Географически Казахстан расположен таким образом, что захватывает весь континент Евразия и находится в его центре, что способствует благоприятному развитию бизнеса в этом регионе».

В связи с этим Казахстан делает ставку на развитии МФЦА, хотя на перспективы развития МФЦА в экспертном сообществе смотрят с большим скептицизмом, так как достаточно много неблагоприятных факторов, которые могут помешать реализации этой идеи. Неразвитость финансовой инфраструктуры и фондового рынка, а также неэффективность целого ряда институтов в стране будут осложнять, и тормозить развитие Центра. С другой стороны, Казахстану крайне сложно будет конкурировать с мировой финансовой столицей – Лондоном в этой сфере.

 

Еще один серьезный вызов для экономики  - вопрос о свободном плавании валютного курса в условиях Казахстана, который является крайне неоднозначным. Напомним, что Казахстан уже однажды объявлял о переходе в режим свободного плавания курса тенге в 90-е годы, однако продолжения эта мера не получила. В 2015 году Нацбанк уже во второй раз в истории независимого Казахстана объявил о переходе к режиму свободного плавания, когда стало понятно, что под давлением внешних факторов сдержать падение тенге невозможно.

Историческая динамика курса показывает, что тенге с самого момента введения в обращение, как официальная валюта страны, находится в режиме постоянного обесценения. Не в последнюю очередь, это связано с самой экономической моделью, основанной на получении ренты от продажи сырья за рубеж и ввозе импорта.

«Как мы видим сегодня, попытка через монетарные способы защитить внутреннего производителя оказались безрезультатными, и параллельно с обесценением тенге росла и зависимость от нефтяных доходов и импорта. Производственные мощности, оставшиеся от СССР, были уничтожены», - сказал Арман Бейсембаев.

Собственно, девальвация национальной валюты, как протекционистская мера, имеет смысл только в условиях диверсифицированной экономики с отраслями высоких переделов и существующей полной цепочке производства. В условиях же Казахстана, обесценение валюты никаких проблем не решает, если и вовсе не усугубляет их. Падает покупательная способность денег, резко вырастает в цене вся импортная продукция, растет инфляция и беднеет население, что обрушивает внутренний спрос.

Вкупе с неразвитым фондовым рынком, который никакого влияния на экономику в целом вообще не оказывает, так называемое «свободное плавание курса» и вовсе превращается с чистую фикцию. Учитывая тот факт, что тенге является исключительно сырьевой валютой, в среднесрочной перспективе курс будет изменяться вместе с ценами на нефть на мировых рынках.

Есть основания считать, что нефть на данный момент уже находится на своих предельно высоких значениях и ожидать дальнейшего роста не следует. Вторая половина 2018 года будет решающей в этом плане. Так как наращивание объемов добычи нефти в США наперекор соглашению ОПЕК+, падение мировых фондовых рынков, изменение риторики ФРС США в сторону ужесточения, рост процентных ставок и рост доллара против основных валют, приведет к удешевлению нефти. Это в условиях свободного курсообразования неизбежно приведет к обесценению тенге.

 

Оставить комментарий

Аскар Муминов

Страницы:1 2