вторник, 13 ноября 2018
Облачно -14, Облачно
USD/KZT: 374.47 EUR/KZT: 421.43 RUR/KZT: 5.54
Великая азиатская ЗСТ OPEC пока все же еще побыть МИД: проблемы казахов из СУАР «будут решаться в положительном ключе» На Байконуре «Союз 2.1а» заменит «Союз-ФГ» Дело Хашогги: давление на Саудовскую Аравию растет Рекордный автооктябрь-2018 Чем Путин задобрил Назарбаева в Петропавловске Ruxit: выход Москвы из Совета Европы ударит по простым россиянам Официальный Ташкент: O'zbekistonga xush kelibsiz! «Кок-Жайлау»: Абаев настроен «бороться за туристов» Жилстройсбербанк и IFC анонсируют будущий продукт Диалектика наказания: из вице-премьеров в хокимы Путину не достает только обмена опытом по защите прав человека Министр за замов не ответчик «Нур Отан» с типично женским лицом Landor придумала фирменный brand ID для Азербайджана Назарбаев на Совбезе: «Смотрите, что происходит!» Ташкент вкладывает в золото $733,3 миллиона Демократическое большинство в Палате представителей США КНР и РФ заключат сделку о расчетах в нацвалютах до конца 2018 года? Когда ЕАЭС станет зоной легальной онлайн-торговли алкоголем и табаком Нацбанк не обещает «безусловную поддержку» шустрым акционерам и бенефициарам Туркменско-белорусская дружба-тяжба В Астане запустили новую главную техно-«развилку» Евросоюз и Япония вскоре откроют СЭЗ

Отчего активизировалась Центральная Азия?

В преддверии Наурыза в Астане собрались лидеры  четырех центральноазиатских стран и официальный представитель Туркменистана, чтобы впервые за долгие годы обсудить общие проблемы. До сих пор эксперты пессимистично оценивали интеграцию в нашем регионе. Теперь лидеры стран ЦА намерены собираться каждый год в преддверии праздника весеннего равноденствия.  Что это может изменить в восприятии региона?


Сейчас уже эксперты заговорили о том, что начинает выстраиваться некая новая региональная политика? Так ли это, об этом Exclusive.kz спросил у экспертов.

Политолог Расул Арин:  

Со времен обретения независимости странами ЦА процесс интеграции был естественным курсом развития отношений в регионе. Но в отдельные периоды этот процесс развивался неоднородно и по-разному. В регионе и, в особенности, в отношениях между странами имелись и имеются много сложностей на пути построения региональной интеграции. Кроме внутренних факторов тормозящих этот процесс, есть и внешние факторы, к которым можно отнести, во-первых, интересы региональных и мировых держав, и, во-вторых, другие интеграционные процессы, в которые вовлечены отдельные страны ЦА вместе с внешними игроками.

Новый период интенсификации отношений между странами региона тесно связан с другим важным событием в ЦА – сменой власти в Узбекистане. Новое видение на развитие страны и его международную роль благоприятно повлияли на отношения между соседями в регионе. Если задаться вопросом, почему смена власти именно в Узбекистане, а не в другой стране ЦА, так хорошо повлияли на внутренний баланс отношений, то очевидно, что есть два важных фактора. Во-первых, это региональная значимость Узбекистана, без участия которого трудно будет решить общие проблемы, во-вторых, это скептицизм Ташкента по отношению к региональным инициативам, исходивший от покойного президента страны. Новое видение внешней политики в Узбекистане дает надежду, если даже не на интеграцию, то на регионализацию, как минимум.

ЦА всегда будет иметь большое значение в мировой политике и для этого есть, как минимум, две причины. И это не те пресловутые идеи Маккиндера или Кэмпа о стратегическом энергетическом эллипсе, о которых не писал только ленивый. На мой взгляд, на данный исторический период важнее всего влияет другой фактор: расположение между Китаем и  Россией. Несмотря на то, что Китай является фактором первостепенного значения по многим причинам, но Россия имеет более тесные и сложные отношения со странами ЦА. Для России традиционно было культивировать и поддерживать соперничество между Казахстаном и Узбекистаном для сохранения своего политического влияния в регионе. Тогда как США в своих интересах делает обратное. В частности, Вашингтон делает ставку на объединение региона и инициатива Ц5+1 служит именно для этого. У этого проекта есть большой потенциал и его можно развивать не как американский проект интеграции, а сделать его всесторонним, и где интересы самих стран ЦА будут во главе угла. К примеру, можно реализовать это через расширение площадки и создать ЦА+2, с участием США и России, или ЦА+3, с участием США, России и Китая, и так далее. Такой формат отношений уже существует, а именно, в Юго-Восточной Азии есть АСЕАН +2, АСЕАН+3 и другие площадки.

Экс-дипломат Казбек Бейсебаев:

Это встреча не в обход России и США, это встреча, прежде всего, имела цель, обсудить имеющиеся проблемы, а они, действительно, есть. Россия остается ключевым игроком в Центральной Азии. Отношения с Москвой каждая страна будет строить отдельно, исходя из своих национальных интересов. В принципе, они это визитами и соглашениями уже подтвердили. Что касается США, то очевидно, что их роль в ЦА  по сравнению с прошлыми годами не так активна.  Следует заметить,  что инициатором этой встречи лидеров ЦА в Астане стал президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев. С его приходом Ташкент демонстрирует новый подход в своей внешней политике по отношению к своим соседям по ЦА.  Узбекский президент поднял на новый уровень со всеми своими соседями. Главная проблема, которая разделяет страны,  это водная проблема. По итогам встречи в Астане участники решили совместно решать эту проблему и это, безусловно, хороший знак.

Несмотря на наличие формата  5+1 , каждая страна региона будет отдельно выстраивать отношения с Вашингтоном. Кроме того, нужно учитывать, что два ключевых игрока региона Россия и Китай, скажем так, не очень заинтересованы в американском присутствии в ЦА. Поэтому, вполне возможно, что страны ЦА обсуждали дела и проблемы региона в этом контексте – через призму отношений с этими тремя мировыми игроками.

Руководитель клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгар Велизаде:

Когда в ноябре 2017 года на международной конференции по региональной безопасности, проходившей в Самарканде, президент Узбекистана Мирзиеев выступил с инициативой проведения консультативных встреч лидеров региона, я был в зале и имел возможность наблюдать практически молниеносную реакцию главы МИД Казахстана, который тут же зачитал обращение президента Назарбаева с предложением провести первую подобную встречу в Астане. Эти инициативы были поддержаны главами МИД других государств присутствовавших на форуме, что однозначно может свидетельствовать о понимании острой необходимости глав государств ЦА самостоятельно координировать свою политику, максимально учитывая при этом собственные интересы и региональную специфику.

Все существующие до этого форматы - ШОС, ОДКБ, ЕАЭС, СНГ, ОЭР, в которых участвуют страны региона, не учитывают собственно региональную специфику и  всю глубину  процессов, которые отличают Центральную Азию от других регионов. Это очевидно. Поэтому желание лидеров стран собираться вместе для обсуждения собственных проблем также должно быть очевидным и не вызывать вопросов.

Кто сказал, по каким критериям можно определить антироссийским или антизападным является формат встречи лидеров региона? Или что должны говорить, что должны обсуждать лидеры Центральной Азии, чтобы их не обвинили в симпатиях или антипатиях к тем или иным центрам силы? Да и важно ли то, что говорят и как оценивают результаты встречи за пределами региона, если сами руководители ценральноазаитских государств исходят исключительно из интересов своих государств и обсуждают собственные актуальные темы?

Конечно, для глав государств региона интересно, что о происходящем думают в окружении, но постольку поскольку, иначе не было бы никакой встречи в Астане, и никакого предложения в Самарканде. Что касается формата Центральная Азия +, то его эффективность должна быть оценена, прежде всего, самими участниками. Судя по итогам визита президента Назарбаева в США и подготовкой к визиту в Вашингтон президента Мирзиеева, они не находят этот формат враждебным своим интересам и интересам своих партнеров.

Думается, что страсти вокруг данного формата в скором времени улягутся и прагматизм, присущий международным отношениям возьмет свое. Именно тогда выкристализуются конкретные предложения, проекты, которые позволят определить истинную эффективность встреч в формате лидеров стран Центральной Азии. Но то что диалог между лидерами региона необходим не вызывает сомнений. Главное чтобы принятые решения соответствовали интересам всех участников и желательно долгосрочных.

Иллюстрации из открытых источников

Оставить комментарий

Аскар Муминов

Страницы:1 2

Актуальное