среда, 26 сентября 2018
Ясно +4, Ясно
USD/KZT: 356.54 EUR/KZT: 419.43 RUR/KZT: 5.42
ФСБ России вычислит и накажет виновных в утечке данных Петрова и Боширова Казах метит в президенты скандальной AIBA Премьер о корреляции квадратных метров и криминала Халифата в ЦА как раз не доставало «Фридом Финанс»: Турлов выкупил акции «Банк Астаны» у розничных инвесторов Reuters: участники иранской «ядерной сделки» обогнут санкции США Дорожная карта Жээнбекова Животворящая нефть пока обнадеживает Эрдоган за расширение и ротации в Совбезе ООН Узбекский ЦБ поднял базовую ставку на пару процентов Axios: США только начинают наращивать антикитайский вектор Константинопольский патриархат: Украина имеет право на автокефалию Как Трамп расширил антироссийские санкции Киев направил Москве ноту: конец дружбы Казахским политикам нужен «зависший» закон о лобби Кому в Казахстане правильно подавать в отставку Украинские депутаты поддержали курс на ЕС и НАТО Uzcard стал катализатором процесса на высшем уровне «Цеснабанк» комментирует выкуп портфеля с/х кредитов Amazon без продавца Джек Ма внес вклад в эпоху противостояния между Вашингтоном и Пекином Госдеп США о разнице между Пекином и Москвой Варшава приглашает базу США, которая поменяет статус польского государства Рубль крепнет, а тенге заметно крепчает Антитеррористические «Искандеры» в помощь

Центральная Азия: между Россией и Китаем

Центральная Азия на сегодняшний день пока является недоинтегрированным регионом, государства которого не смогли выработать эффективные механизмы сотрудничества и регионального диалога в течение многих лет. Получится ли в этот раз?

В начале 1990-х годов новые независимые республики Центральной Азии столкнулись с серьезными проблемами безопасности, такими как отсутствие опыта, проведение демаркации и делимитации границ, сложная экономическая обстановка, угроза этнических конфликтов. Кроме того, этот период ознаменовался появлением таких угроз, как гражданская война в Таджикистане, стремительное ухудшение ситуации в Афганистане и попытки радикальных исламистов обрести большее влияние на происходящие процессы.

Вместе с тем, данный период являлся благоприятным для интеграционных процессов в регионе. Ведь экономики центральноазиатских республик были сформированы в рамках общей советской системы, страны обладали достаточным уровнем взаимозависимости. Кроме того, геополитическая ситуация в регионе была благоприятной для сближения, так как ни Россия, ни Китай, ни США еще не были активно вовлечены в региональные процессы, а опыт Европы демонстрировал в основном положительные преимущества интеграции.

По мнению большинства экспертов, процесс региональной интеграции охватывает период с 1994 по 2005 годы. В течение этих одиннадцати лет страны попытались запустить различные механизмы, такие как Центрально-Азиатский Союз (ЦАС) с 1994 по 1998 годы, Центрально-Азиатское Экономическое Сообщество (ЦАЭС) с 1998 по 2001 годы, Организация Центрально-Азиатское Сотрудничество (ОЦАС) с 2002 по 2005 годы.

Эти структуры на деле не достигли своих целей, таких как создание зоны свободной торговли, таможенного, валютного и платежного союзов. Амбициозные намерения не имели под собой устойчивой основы. У намечавшейся интеграционной конструкции отсутствовал фундамент. Быть может, есть предпосылки для создания такого фундамента сейчас?

Об этом говорили в ходе дискуссии на заседании экспертного клуба «Мир Евразии».

Эксперты заметили, что в марте в Астане состоялась рабочая консультативная встреча глав государств региона. В подобном формате лидеры стран не контактировали около 10 лет.

Поэтому 2018 год эксперты называют поворотным в области активизации регионального сотрудничества стран Центральной Азии. Анализ ряда экспертных мнений свидетельствует, что актуализация региональной повестки связана с инициативами второго президента Узбекистана Шавката Мирзиеева.

Хотя можно оценить ситуацию с другой стороны. Не является ли повышенный интерес к внутрирегиональному сотрудничеству некоей реинкарнацией очередной идеи о создании Центрально-Азиатского Союза, которая была озвучена в Казахстане в 2007 году?

«С одной стороны, Центральная Азия является молодым регионом, а интерес к нему в силу его ресурсной и стратегической привлекательности проявляют многие ведущие страны мира, - сказал политолог Эдуард Полетаев. - В частности, это определяется межконтинентальной значимостью региона для торговых и других связей между странами Европы, Ближнего Востока и Азии. Кроме того, здесь наблюдается рост культурно-гуманитарного сотрудничества. Это дает предпосылки к разговору о том, что межстрановое взаимодействие способно стать одним из приоритетов политической, экономической и социальной сфер жизни центральноазиатских государств».

Но насколько демонстрируемые инициативы по сближению являются долговременными? Не может ли случиться так, что скоро о них позабудут?

«Я считаю, что фундаментальный фактор Центральной Азии, как полноценного региона присутствует. Во-первых, есть географическая близость, общие границы. Это уже влияет на многое, - сказал в своем выступлении директор Центра китайских исследований CHINA ENTER Адиль Каукенов. - Я понимаю, что также есть общие границы, скажем, у Индии и Пакистана или у России и Украины. Но, тем не менее, реален и другой взгляд на общие границы, воплотившийся в результаты – Европейский Союз, АСЕАН. Общность проблем, целей и задач – это очень важно».

И в чем же эта общность целей заключается? Дальнейший ход рассуждений Каукенова был довольно неожиданным.

«В ближайшее время никакой глубокой интеграции странам не светит, - сказал он. - Весь вопрос заключается в индивидуализме национальных элит, которые не готовы делегировать властные полномочия. Недоверие между странами Центральной Азии еще остается, и оно порой сметает выгодные экономические предпосылки. Кыргызстан, например, все еще опасается Узбекистана. А в прошлом году Бишкек перед недавними выборами президента страны чуть было не «назначил» Казахстан виновником некоторых своих бед».

Созвучно этому мнению было выступление директора института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-Немецком университете Болата Султанова.

«Мы находимся на различных позициях к главным региональным вопросам. Например, к вопросу водно-энергетических ресурсов. Есть два государства, которые контролируют воду, и три - которые зависят от воды. И водный вопрос не будет решен, пока не будет общей программы. А она возможна только при наличии взаимных компромиссов. Но в условиях ухудшения экономической ситуации политическая элита на компромиссы идти не будет», - уверен он.

То есть, если следовать логике экспертов, то причиной отсутствия у нас активного интеграционного процесса является нежелание элит этот процесс осуществлять? А как же тогда мартовская встреча глав государств в Астане? Тем не менее, сам факт этой встречи Владимир Павленко, PR-Консультант Казахстанской коммуникативной ассоциации призвал оценивать «со сдержанным оптимизмом».

«После многих лет затянувшейся паузы поднимались старые и очень непростые вопросы. Вода, региональная безопасность, - сказал он. - И очень интересно было наблюдать, когда президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил отделять прагматическое решение водных проблем в Центральной Азии от политики. Для этого выработать определенный механизм и придерживаться этого правила при разрешении спорных вопросов между странами региона по водной проблеме. И все участники встречи согласились с этим предложением».

Впрочем, как отметил Павленко, принимая во внимание сложность и многослойность проблемы водных ресурсов в регионе, возможен и другой вариант, при котором рациональные предложения останутся просто фразами, которые повторили СМИ, и они скоро забудутся.

«Если же говорить о сценариях развития процессов в Центральной Азии, то мы фактически говорим о двух: центростремительных, и центробежных, - считает политолог, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge Замир Каражанов. - Пока мы наблюдали разобщенность в регионе. И, скорее всего, сохранение статус-кво закрепит такое положение дел. Чтобы сломить тенденцию, надо менять сложившуюся в регионе практику. Возникают вопросы касательно того, готовы ли страны и их лидеры к переменам?»

По мнению Каражанова, пока рано говорить об центростремительных процессах в Центральной Азии. За неимением лучшего оптимальным вариантом остается именно  сохранение статус-кво. В этом случае события и протекающие процессы в регионе будут носить малопредсказуемый характер.

Но, вместе с этим, есть еще несколько сценариев развития ситуации в Центральной Азии. Это, прежде всего фактор растущего Китая. Власти КНР анонсировали политику «Один пояс - один путь», что само по себе является знаковым событием. В этом случае регион рассчитывает на китайские инвестиции, углубление сотрудничества с ним, усиление транзитного потенциала Центральной Азии. В общем и целом, движение по реализации данного проекта уже наблюдается в регионе.

Но усиление Китая несет в себе опасности, связанные с протекающими в этой стране процессами. К примеру, последние события показали, что экономика КНР несовершенна и уязвима перед мировым кризисом, к тому же у Китая есть торговые споры с США.

Другим государством, которое претендует на статус политического и экономического полюса в Центральной Азии, выступает Россия. Однако, она сегодня находится под давлением внешних санкций, которые в свою очередь могут стать сдерживающим фактором в деле сотрудничества со странами Центральной Азии.

«Есть и еще один сценарий развития событий для региона, это проект с условным названием «от Владивостока до Лиссабона». Его еще часто называют «Большой Евразией». В отличие от предыдущих вариантов, он не включает в себя «полюсов влияния», он не однополярный и не моновекторный. Условием для его реализации выступает заинтересованность евразийских стран и равноправное сотрудничество. И самое интересное, что центральноазиатским странам ничего не надо будет предпринимать, так как все сделают за них другие», - уверен Каражанов.

Так или иначе, но эксперты в целом сходятся на том, что говорить сегодня об интеграции стран Центральной Азии пока рано, разве что сотрудничестве, и то не во всех областях. Нужно работать над общими знаменателями, поскольку слишком уж разными стали государства за истекшие десятилетия, несмотря на культурную и историческую общность.

Оставить комментарий

Аскар Муминов

Страницы:1 2