четверг, 20 июня 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Местные бюджеты станут богаче Быть или не быть АЭС Кайрат Мами: у народа, уважающего порядок, ясное будущее Свыше 1000 человек посетили фестиваль Go Viral В Акмолинской области разбился самолет Узбекистан станет участником Гаагской конференции ФРС оставил ставку на прежнем уровне Дело Текебаева пересмотрит Верховный суд Имена убийц 298 пассажиров рейса MH17 названы Платини свободен Что будет на Kazakhstan Energy Week и Евразийском Форуме Kazenergy? Сегодня в Нидерландах назовут имена виновных в крушении рейса MH17 Выпуск алюминия снизился на 9% В Ашхабаде очереди за продуктами Жомарту Ертаеву продлили арест еще на 2 месяца Трамп пойдет на второй срок Аренда в Берлине станет дешевле чем в Нур-Султане? Мишель Платини задержан Аскар Жумагалиев вновь стал министром Сколько людей задержали во время митингов? С 19 июня на дорогах РК вводится дифференцированный тариф Все продается. И Sotheby’s тоже. Уличные камеры в Душанбе начнут распознавать лица Максат Скаков получил новую должность Казахстанская компания запустила завод по выпуску жидкого азота

Национализировать, нельзя, оставить

Встречаясь на этой неделе с главой «Казатомпрома» Аскаром Жумагалиевым президент Нурсултан Назарбаев заявил, что государство может вернуть себе активы в атомной отрасли. Он подчеркнул, что «Казатомпром» имеет доли участия в различных совместных предприятиях, в части которых партнёры не выполняют взятые на себя обязательства. В этой связи необходимо либо обеспечить реализацию ими своих обязательств, либо рассмотреть возможность возврата активов в интересах государства, сказал президент. 

С одной стороны в стране взят курс на максимальное сокращение доли государства в любых сферах бизнеса и производства, с другой атомная отрасль крайне важная и специфическая сфера, где разгул частников не всегда имеет положительный эффект. Но, в последние годы власти активно выступают за максимальное разгосударствление, в том числе и по части атомной отрасли еще недавно звучали заявления именно такой тональности.  Что могло измениться и какой же путь верный – национализировать  активы или оставить у частников? Об этом Exclusive.kz спросил у человека хорошо знакомого с атомной отраслью, бывшего директора Уральской ТЭЦ и экс-председателя Государственного комитета Республики Казахстан по ценовой и антимонопольной политике Петра Своика. Вот что он сказал по этому поводу. Приводим его точку зрения полностью:

Надо полагать, что данная главой государства на встрече с руководителем АО НАК «Казатомпром» установка на возвращение активов в случае невыполнения иностранными партнерами своих обязательств появилась не без участия самого Аскара Жумагалиева, что делает ему честь. При предыдущем руководстве целый ряд лет действовала установка «месторождения в обмен на технологии», выполненная ровно наполовину. А именно: право на разработку месторождений получили все без исключения мировые атомно-энергетические игроки - почти половина добычи сырого урана перешла к канадским, французским, китайским и российским СП. При этом сама добыча за те же годы выросла более чем в шесть раз. А вот насчет технологий – полный ноль. Скважинная добыча сырого урана и доведение продуктивного раствора до порошка закиси-окиси осталась полностью на советской еще технологической базе. Кстати сказать, и тогда и по сию пору - одной из самых низкозатратных и эффективных в мире. В этом смысле речь никогда и не шла о технологиях и инвестициях в собственно урановые месторождения - с этим и так все в порядке. Подразумевалось, что иностранцы, в обмен на добычу сырого урана на вывоз, помогут реанимировать давно и надежно остановленное производство топливных таблеток на Ульбинском металлургическом заводе, да еще и развив его до полноценных топливных сборок. А здесь суть в том, что УМЗ - это сознательно - из соображений обороны и секретности - географически вычлененный технологический фрагмент топливно-ядерного цикла атомного комплекса СССР. А именно: добытая в Казахской ССР сырая закись-окись транспортировалась на заводы в РСФСР, где конверсировалась в газообразный ГФУ – гексафторид урана, который там же проходил ключевую и эксклюзивную стадию - обогащение. Далее уже обогащенный ГФУ направлялся как раз на УМЗ, где проводилась его реконверсия в обогащенную же закись-окись и из нее штамповались топливные таблетки. Отправляемые опять за Урал – для изготовления уже готовых ТВЭЛов – тепловыделяющих элементов для ядерных реакторов. Так вот, УМЗ надежно остановлен, поскольку в России был построен полный его аналог и «Росатомпром» нуждается с тех пор исключительно в казахском сыром уране. Как собственно и все другие мировые атомные компании. И все долгие годы руководство НАК занималось, если откровенно, пустым прожектерством – подписывая со всеми подряд желающими добывать казахский уран протоколы о намерениях восстановить на Ульбе производство таблеток и изготовление топливных сборок под дизайны едва ли не всех атомных реакторов в мире. Не понимая  или не желая понять или признать той элементарной истины, что ни одна атомная держава и соответствующая атомно-энергетическая компания никогда не завяжет ни одну стадию своего стратегического энергетического цикла на Казахстан. Если, конечно, у нее нет уверенности, что казахи, что называется, уже никуда не денутся и навсегда останутся надежным звеном их собственного атомно-энергетического комплекса. Понятно, что у французов с канадцами уверенности в привязке к себе Казахстана никогда не было, и не будет. Поэтому все их «договоренности» с НАК чего-то наладить на УМЗ заведомо были пустыми – их установка была «месторождения в обмен на обещания». Если же смотреть реально, то стратегий у «Казатомпрома» всего три:

А) Навсегда остаться тем, что есть сейчас: исключительно сырьедобывающей и на 100% экспортирующей компанией, причем «многовекторной». Вариант самый надежный и проверенный – фактическая стратегия НАК последние 15 лет, под все разговоры о превращении в компанию полного топливно-энергетического и даже атомно-энергетического цикла именно к этому и вела. Вариант не только обидный – превращение, кроме «нефтестана» еще и в «ураностан», но и крайне невыгодный. Сам топливный цикл, даже полный - это не более 6-10% добавленной стоимости атомно-энергетического производства, а торговля сырым ураном - вообще крохи. К тому же, при всей понятной для Казахстана радиофобии, наша республика уникально подходит для развития здесь атомной энергетики полного цикла – при всех современных методах безопасности, разумеется;

Б) Стратегически завязаться опять на Россию. Очень понятная и совершенно естественная в рамках Евразийской интеграции перспектива, но … полностью подвешенная сейчас в воздухе. Казахстанцы зачем-то приобрели долю в российском обогатительном производстве, однако о возобновлении поставок на УМЗ обогащенного ГФУ и приемке Россией хоть какого-то количества топливных таблеток – договоренности нет;

В) Оказаться стратегическим партнером Китая. Совсем недавно на УМЗ создано уже китайское СП – на предмет производства таблеток и топливных сборок. И вот здесь Китай вряд ли просто обещает – наверняка намерен осуществить. В самом деле: присутствие Китая в нефтедобыче, включая уже и Каспийский шельф, со стратегическими нефте-и газопроводами – осуществлено. Автобан Китай-Европа – заканчивается строительством, и вообще весь мультимодальный транспортный коридор - ближайшая реальность. Поэтому и подтянуть Казахстан под собственный атомно-энергетический цикл – в самый раз.

В любом случае, серьезный разговор с инвесторами «обещальщиками» – назрел. И будем надеяться, что хотя бы новое руководство НАК внесет хоть какую-то определенность в стратегическое будущее компании.

Оставить комментарий

Аскар Муминов