среда, 03 июня 2020
,
USD/KZT: 402.37 EUR/KZT: 449.81 RUR/KZT: 5.86
В Казахстане изменили правила пересечения границы Боранбаев возглавил «Казгеологию» ЦОНы возобновили работу по всей стране Netflix, Nike, Adidas, Twitter поддержали протестующих против расизма На что надеется Роскосмос? Экс-аким Борового скончался после жестокого избиения Выздоровевший от коронавируса экс-вице-министр возглавил управление общественного здоровья Алматы Рабочие Тенгиза угрожают голодовкой США побили все рекорды ввоза золота Джордж Флойд умер от асфиксии 4,5 миллиарда тенге за велодорожки Фонд социального медицинского страхования за аренду здания заплатил около 130 млн. тенге Токаев пожелал выздоровления Пашиняну Увеличены выплаты за сдачу старого авто на утилизацию Нас ждёт жара 4 банка получили 20 миллиардов Неспокойная граница Брат министра решил уйти в отставку на фоне коррупционного скандала ОПЕК+ может состояться 4 июня Отец пропавшего студента пытался покончить самоубийством В Уральске от коронавируса умер сотрудник Тенгиза Космический корабль "Драгон" пристыковался к Международной космической станции В Алматы установят туалеты за 10 миллионов тенге Число могил на спецкладбище для жертв коронавируса в Алматы возросло Таиланд откроет международное авиасообщение 1 июля

Путин спел реквием по единой валюте

Во время недавней «прямой линии» с народом президент России Владимир Путин не исключил возможности появления единой валюты стран ЕАЭС, с другой стороны обозначил такие условия для этого, которые не могут быть реализованы в принципе.  Между тем, в последнее время в медийное пространство вбрасывается все больше информации о необходимости создания в ЕАЭС своего аналога евро.

«Введение единой валюты не исключено. Это, наверное, когда-то станет возможным, но на том этапе, когда уровни развития экономик и структур экономик стран, входящих в Евразийский экономический союз, сравняются. Нельзя ни в коем случае допустить ошибки, которую допустил Евросоюз, когда ввел единую валюту, а уровни экономик стран сильно друг от друга отличались. Из-за такой ошибки возникают такие сложности, как с Грецией. В силу того, что им дают подачки из общего котла, но эти подачки не способствуют развитию экономики и ее структуры в лучшую сторону. Мы должны у себя в нашем Союзе учитывать все эти проблемные вопросы и двигаться поэтапно. И, конечно, введение единой валюты - это добровольная вещь, в этом вопросе у нас должен быть полный консенсус, нужно, чтобы все мы этого захотели - и Россия, и наши партнеры по ЕАЭС», - заверил 14 апреля Владимир Путин.

Однако появилась информация о том, что член комитета Госдумы РФ по международным делам Роман Худяков направил обращение на имя министра финансов Антона Силуанова с предложением разработать стратегию введения общей для Таможенного союза ЕАЭС валюты.

«Введение такой валюты поможет нам тот заработок и отчисления, что сейчас получают американские и европейские партнеры, сделать своим заработком. Проценты от наших сделок будут идти в наши же бюджеты. Это, несомненно, правильно и на сегодняшний день актуально», - пояснил Роман Худяков.

Взрыхлить почву

Правда, почву к актуализации стихнувших было споров о единой валюте, еще 8 апреля подготовил на тот момент первый вице-премьер Кыргызстана Аалы Карашев, который  в ходе форума «Евразийские экономические перспективы» в Бишкеке сообщил, что появление единой валюты ЕАЭС должно стать делом ближайшего будущего.

Можно предположить, что вряд ли являются случайными совпадениями и слова Аалы Карашева, известного в Кыргызстане, как яркого выразителя пророссийской позиции, и вопрос Путину в ходе «Прямой линии», которая как выяснили журналисты была заранее отрепетирована.

Видимо в Москве всерьез задумались над подготовкой общественного мнения стран ЕАЭС к введению единой валюты. Правда, слова Путина о том, что к ней должны быть готовы все страны Союза, а их экономики равны, по сути, ставят крест на лелеемой Кремлем идее. Потому, что в обозримой перспективе сложно представить, чтобы экономика, к примеру, Армении сравнялась по уровню ВВП с российской или казахстанской. Да и структуры экономик стран ЕАЭС в принципе не могут быть одинаковыми. Одни страны,  такие как Казахстан и Россия живут в основном за счет экспорта сырья и в ближайшей перспективе, ничто не говорит о том, что эта модель будет трансформирована, в то время как Кыргызстан и Белоруссия больше озабочены индустриализацией и ростом промышленности.

Вместе падать веселей

Единственное, что может уровнять экономики стран ЕАЭС – это если все они, вместе с Россией продолжать свое падение и достигнут уровня самой бедной на сегодня страны Союза - Кыргызстана, объем ВВП на душу населения которого в 2015 году составил - $ 1224,  в то время как, например, в Казахстане - $12 424.

Если же говорить в целом об объеме экономики, то даже, несмотря на кризис, в России он превышает показатели всех остальных стран ЕАЭС вместе взятых, поэтому в принципе никакого выравнивания быть не может. В этом смысле заявление Владимира Путина более чем странное.

Созданию единой валюты по факту не способствует не только образовавшаяся пропасть между уровнем экономик стран ЕАЭС, но и ухудшающаяся динамика внутри самого Союза.

Согласно последнему отчету Комитета по статистике при министерстве национальной экономики Казахстана за первые два месяца 2016 года объем товарооборота Казахстана с странами ЕАЭС составил $1.61 млрд, что на 34.1% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Объем казахстанского экспорта в страны ЕАЭС уменьшился на 24% составив $508.6 млн, импорт сократился на 37.9%, до $1,1 млрд.

Несвоевременные мысли

Логично ли вообще при таком падении экономик стран ЕАЭС и взаимного товарооборота рассуждать даже гипотетически о введении единой валюты при выравнивании уровня развития экономик стран, входящих в Евразийский экономический союз?

Старший аналитик инвестиционной компании «Альпари» Вадим Иосуб заметил, что, несмотря на то, что на данном этапе в ЕАЭС продекларирована свобода движения товаров, но даже на их пути периодически, в результате торговых войн, возникают различные нетарифные барьеры. То есть самый первый простой шаг на пути экономической интеграции не выполнен. Далее должны последовать свобода движения услуг, рабочей силы и капитала. Должны быть максимально гармонизированы финансовые рынки, денежно-кредитная и налогово-бюджетная политика, синхронизированы экономические циклы и сближены процентные ставки и другие макроэкономические параметры. И лишь по достижении этих целей можно поднимать тему единой валюты, заметил он.

«Сроки подобного сближения экономик стран ЕАЭС тяжело назвать даже приблизительно, с точностью до десятилетия. Поэтому и говорить о каких-то сроках введения единой валюты попросту невозможно. Что касается зоны евро, то основные проблемы региона связаны, действительно, с преждевременным введением единой валюты. Попытка ввести общую денежно-кредитную политику при наличии в каждом государстве своей суверенной, не согласованной с другими, налогово-бюджетной политики - разные уровни дефицита/профицита бюджета, госдолга - и привели к тем проблемам, свидетелями которых мы были в недавнем прошлом», - сказал Вадим Иосуб.

Поставить блок

Экономист, директор компании Oil Gas Project Жарас Ахметов считает, что Путин  либо слукавил, либо продемонстрировал, что не владеет предметом. В основе создания евро лежала не экономика, а политика. Введение евро было предусмотрено Маастрихтским договором 1992 года, который  предусматривал и создание надгосударственных управляющих структур. То есть речь шла о создании своеобразных Соединенных Штатов Европы. После того, как провалилось принятие общеевропейской конституции, прекратилось и действие Маастрихтского договора, замененного Лиссабонским.  Это, в свою очередь породило известные сложности в кредитно-денежной и бюджетной политике стран ЕС, что вылилось в серию кризисов стран Южной Европы.

«Введение единой валюты ЕАЭС, по факту, будет означать воссоздание некоего подобия СССР и ограничение национальных суверенитетов. Собственно, это и является главным барьером на пути единой валюты – никто не готов поступиться своей независимостью. А рассуждения о выравнивании экономик – просто нерелевантно», - сказал Жарас Ахметов.

Экономист из Кыргызстана,  замдиректора компании Smart business solutions Central Asia Марат Мусуралиев  подчеркнул, что вопрос единой валюты очень серьезный. Наглядный пример  - усугубления проблем у стран зоны евро из-за отдельных ее членов, таких как Греция, Италия, с перспективой присоединения к списку проблемных еще и Испании и Португалии, указывает на то, что ввод единой валюты - вопрос с большим количеством экономических и политических рисков.

«У меня еще сложилось мнение, что те страны ЕАЭС, которые против ввода единой валюты, в определенной степени не согласны передавать эту часть своего суверенитета  в наднациональный регулятор. Раз так, то значит, из-за отсутствия консенсуса, этот вопрос не решится. В  целом требования к государствам-членам ЕАЭС по части их лимитов по размеру дефицита госбюджетов, внешнего и внутреннего госдолга, в том числе и корпоративного - резидентов государств, и другим критериям - следует принять и закрепить. Иначе вполне может сложиться такая ситуация, когда отдельные государства-члены ЕАЭС, которые будучи неограниченными в заимствованиях, понабрали кредитов и оказались должны кому-то из третьих стран и международных кредиторов крупные суммы, интересы которых - не совпадают или даже противоречат интересам других государств ЕАЭС. Даже и без единой валюты, эти внешние игроки через своих заемщиков-государств-членов ЕАЭС, будут способны блокировать отдельные решения, которые им будут невыгодны», - заключил он

 

Оставить комментарий

Аскар Муминов

Страницы:1