пятница, 13 декабря 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Что ответила «девочка года» президенту самой мощной страны мира? Назарбаев вручил ордена Human Rights Watch призвала Ташкент прекратить пытки в тюрьмах И все-таки Kaspi-платежи проверят Токаев озвучил главную цель национальной стратегии Кому и на сколько повысят соцпособия На каких «китах» будет развиваться Алматы? Экс-банкира будут судить 26 декабря Токаев наградил Сару Назарбаеву Нобелевская премия мира ушла в Африку Наш школьник в 23 раза «дешевле» сингапурского В Таджикистане проверят земли, отданные в аренду китайцам Акции Saudi Aramco подорожали на 10% Как собираются бороться с нелегальной эмиграцией? В Казахстане планируют открыть сервис-центры для Теслы В Казахстане хотят уменьшить количество ВУЗов Токаев встретился с главой Лукойла Скандал с Нобелевской премией Последнее предупреждение? Генассамблея ООН приняла резолюцию по Крыму Умер Юрий Лужков Четверым из десяти казахстанцев отказывают в визе США Токаев поручил повысить стипендии Зеленский встретился с Путиным Сел за Тойоту

Помогут или навредят нам новые технологии?

Новые технологии помогают снизить цены на товары и услуги, позволяют создавать новые продукты. Пользу от этого получают потребители, и не важно, где они живут – в богатых странах или бедных.

Очевидным примером глубокого влияния новых технологий являются мобильные телефоны. Это образец технологического скачка: сотовые телефоны обеспечили бедных в развивающихся странах доступом к дальней связи, для которой не потребовались дорогостоящие инвестиции в прокладку кабеля и в другую инфраструктуру. А мобильные банковские услуги, предоставляемые с помощью сотовой связи, открыли доступ к финансовым услугам в удалённых регионах, где нет банковских отделений. 

Это примеры технологий, которые улучшают жизнь бедных. Однако вклад технологий в развитие станет реальным и устойчивым, если они будут не только предоставлять более качественную и дешёвую продукцию, но и помогут создавать лучше оплачиваемые рабочие места. Иными словами, они должны помогать бедным в их роли производителей, а не только потребителей. Модель экономического роста, которую экономист Тайлер Коуэн называет «сотовые телефоны вместо автозаводов», вызывает очевидный вопрос: а как люди в развивающемся мире смогут позволить себе покупку сотового телефона?

Давайте вернёмся к примеру мобильных телефонов и банкинга. Коммуникации и финансы вносят вклад в производство, поэтому в какой-то степени их можно считать производственными услугами, а не только потребительскими услугами.

Например, есть исследование о том, как распространение мобильных телефонов в индийском штате Керала позволило рыбакам выявлять разницу в ценах на местных рынках, благодаря чему их прибыль выросла в среднем на 8%. Есть данные, что в Кении популярный мобильный банковский сервис M-Pesa дал женщинам из бедноты возможность перейти от занятий фермерством ради выживания к нефермерскому бизнесу, что обеспечило им резкий подъём вверх по лестнице доходов в её самой нижней части.

Новые цифровые технологии играют важную роль в трансформации крупного фермерства в Латинской Америке и других регионах. Большие данные, система GPS, дроны и высокоскоростные коммуникации позволили улучшить применение новых знаний; оптимизировать ирригацию и использование пестицидов и удобрений; создать системы раннего предупреждения; повысить контроль за качеством и эффективность логистики и управления производственными цепочками. Все эти улучшения повышают производительность ферм и помогают их диверсификации путём выращивания нетрадиционных культур с более высокой рентабельностью.

Внедрение новых технологий в производство в развивающихся странах нередко происходит в рамках глобальных производственных цепочек (сокращённо ГПЦ). В принципе, ГПЦ приносят пользу экономике этих стран, упрощая им выход на мировые рынки.

Тем не менее, с возможностями, которые открывают новые технологии, связаны серьёзные вопросы. Обеспечивают ли они необходимый большой прирост производительности? Могут ли он достаточно быстро распространиться во всей остальной экономике. 

Любой оптимизм по поводу масштабов вклада ГПЦ сдерживается тремя отрезвляющими фактами. Во-первых, расширение ГПЦ в последние годы, похоже, приостановилось. Во-вторых, участие развивающихся стран в ГПЦ (и более того, в мировой торговле вообще) остаётся довольно ограниченным, несмотря на заметные исключения для некоторых стран Азии. В-третьих, (и это, наверное, наиболее тревожный факт), влияние новых тенденций в торговле и технологиях на занятость внутри этих стран вызывает разочарование. 

При более пристальном рассмотрении видны такие особенности ГПЦ и новых технологий, которые ограничивают (или даже снижают) их пользу для экономики развивающихся стран. Одна из этих особенностей – потребность в более высоких профессиональных навыках и других способностях. Это снижает сравнительное преимущество развивающихся стран в традиционных трудоёмких видах деятельности, в том числе промышленной, и сокращает их доходы от внешней торговли. 

Вторая особенность: ГПЦ затрудняет странам с низким уровнем доходов применять их преимущество в стоимости труда для компенсации технологического отставания, поскольку снижает их возможности заменять неквалифицированной рабочей силой какие-либо другие элементы производственной цепочки. Эти две особенности усиливают и дополняют друг друга. И на сегодня очевидно (в части занятости и торговли), что эти недостатки могут с избытком нивелировать все преимущества.

В традиционном ответе на подобную озабоченность подчеркивается значение развития дополнительных профессиональных навыков и способностей. Развивающимся странам надо обновлять системы образования и технической подготовки, улучшать деловой климат, расширять логистические и транспортные сети, если они хотят в полной мере воспользоваться новыми технологиями. Этот рефрен можно часто услышать.

Однако такой совет – развивающимся странам надо продвигаться вперёд по всем этим направлениям – не является ни новым, ни полезным для развития. Это всё равно, что говорить: для развития необходимо развитие. Внешняя торговля и технологии действительно открывают возможности, если они могут опереться на уже существующий потенциал, обеспечивая, тем самым, более прямой и надёжный путь к развитию. Если же для них требуются дополнительные и дорогостоящие инвестиции, тогда они перестают быть кратким путём, позволяющим обойти промышленную модель развития.

Сравните новые технологии с традиционной моделью индустриализации, которая играла роль мощного двигателя экономического роста в развивающихся странах. Во-первых, промышленность – это торгуемый сектор, поэтому внутреннее производство не ограничивается спросом (и доходами) внутри страны. Во-вторых, промышленные ноу-хау можно было сравнительно легко передавать от страны к стране, в частности, от богатых стран к бедным. В-третьих, промышленность не выставляла особенно высоких требований к профессиональным навыкам. 

Эти три особенности в сумме превратили промышленность в фантастический лифт для повышения доходов в развивающихся странах. Новые технологии представляют собой совершенно иную картину с точки зрения простоты передачи ноу-хау и требований к навыкам, которые они подразумевают. В результате, чистый эффект этих технологий для стран с низким уровнем доходов выглядит значительно менее определённым.

Дэни Родрик – профессор международной политической экономии в Школе государственного управления им. Джона Кеннеди при Гарвардском университете, автор книги «Откровенный разговор о торговле: Идеи для разумной мировой экономики».

 

Copyright: Project Syndicate, 2018.
www.project-syndicate.org

Дэни Родрик
Оставить комментарий

Smart

Maker Faire: вклад в настоящее и будущее Maker Faire: вклад в настоящее и будущее
Ботагоз Сейдахметова
18.04.2018 - 11:48|
Казахстан цифровизируется Казахстан цифровизируется
Редакция Exclusive
19.03.2018 - 12:10|
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33