четверг, 02 апреля 2020
,
USD/KZT: 448.52 EUR/KZT: 490.32 RUR/KZT: 5.69
Коронавирус зафиксирован среди матросов подводных лодок и авианосцев Уимблдон стал еще одной жертвой коронавируса Как получить обещанные президентом 42500 тенге? Как будут хоронить умерших от коронавируса? Все прилетевшие в Казахстан будут изолированы на 3 дня Генсек ООН: пандемия коронавируса - самый серьезный кризис после Второй мировой войны ЕС введет санкции против Венгрии? 2-летняя малышка вылечилась от коронавируса в Казахстане Jýsan Bank за помощью не обращался В Казахстане умер третий человек с диагнозом COVID 19 Гарри и Меган, гудбай? Конкурс Евровидения отменен, но пройдет шоу Все могут короли Что пообещал Токаев казахстанцам? Как поддерживают бизнес в Казахстане, Кыргызстане и России? В Украине приняли Закон о земле Частникам разрешили вывозить ГСМ из Казахстана Импорт из Китая в Казахстан упал на 25% Нур-Султан и Алматы закроют небо Олимпиада в Токио состоится в июле 2021 года На блокпостах стали применять беспилотники Норвегия готовится к войне ЕС выделяет 37 млрд евро на поддержку здравоохранения и МСБ Биртанов готовится к пику в апреле Сколько платят штрафов в разных странах за нарушение карантина?

Адвокаты: соблюдение законности гарантировать не можем

31 августа в дом Маржан Айтжановой в селе Райымбек влетела раскаленная труба весом около 30 тонн. Она снесла полдома, все пристройки и скомкала автомобиль. Завод по производству газоблоков, откуда труба пролетела 500 метров, подал на Маржан в суд с требованием возмещения морального и материального ущерба.

Примечательно, что на место происшествия первыми прибыли сотрудники КНБ. Ни скорая, ни МЧС, ни полиция в течение нескольких часов так и не появились. Зато была толпа зевак, бесцеремонно входивших в дом и делавших селфи.

Полет трубы задел еще несколько домов, но дом Маржан пострадал больше всех. Тем не менее, сегодня именно ее жилье до сих пор имеет вид полуразрушенного строения. Пока они его восстанавливали, им пришлось снимать квартиру, а Маржан ходить к психологам, чтобы просто, по ее словам, «перестать плакать».

Поначалу ТОО «НАХ», на территории завода которого произошел взрыв и погибли рабочие, заверяли, что возьмут на себя все расходы по восстановлению дома и даже компенсировали стоимость чудом не взорвавшегося автомобиля. Буквально сразу после события с участием представителей завода была произведена официальная оценка причиненного ущерба.

Несмотря на заверения, в т.ч. заявления акимов области и района в СМИ, трубу со двора убрали только через пять дней неделю и то с участием членов семьи. Частично пришлось оплачивать самим и монтаж полностью разрушенных витражей и окон. Друзья помогали по вечерам вывозить тонны мусора и разрушенных частей дома. Шли месяцы, но обещанной помощи со стороны ТОО «НАХ» так не было и Маржан, потеряв терпение, сначала подала заявление с предложением в мировом порядке возместить ущерб, в рамках  досудебного урегулирования, но не дождавшись никакой реакции, подала в суд.

И вот тут начинается самое интересное – ТОО «НАХ» подает встречный иск с требованием возмещения морального и материального вреда, а суд не только принял его в производство, но и наложил арест на счета Маржан и членов ее семьи! Любой юрист знает, что в соответствии с пунктом 4 Нормативного постановления Верховного Суда РК от 12 января 2009 года № 2 «О принятии обеспечительных мер по гражданским дела» по делам о взыскании компенсации морального вреда в денежном выражении такая мера по обеспечению иска, как арест имущества, судом не может приниматься, поскольку размер такого вреда в соответствии со ст. 952 ГК РК определяет суд при вынесении решения.  Суммы наложенных обеспечительных мер несоизмеримы с суммой встречного искового требования со стороны ТОО «НАХ». Были наложены аресты на счета почти всех членов потерпевшей от аварии семьи, лишив их возможности даже пользоваться зарплатными карточками.  

«ТОО «НАХ» своим встречным иском пытается представить меня и мою семью в качестве недобросовестных людей, подавших иск с целью наживы.  Мы не хотели всего этого. Ни один человек не хочет и не готов к тому, что его дом и имущество будут разрушены. Ни один человек не хочет пережить ужас разрушения дома в момент, когда в нем находится его семья. Ни один человек не хочет разрушать свою привычную жизнь, тратя время и душевные силы на поиск справедливости и испытывая сильнейшие моральные страдания от необходимости общаться с государственными, правоохранительными органами, от освещения ситуации во всех СМИ, в телевизионных новостях и обсуждений широкой публики. Ни один человек не готов к стрессу от общения с  недобросовестными руководителями и владельцами ТОО “НАХ”, которые в итоге от обещаний перешли к угрозам ликвидировать свою компанию и оставить нас без возмещения ущерба. Ни один человек не хочет пережить унижение от постоянных просьб и отчаяние от невозможности решить ситуацию быстро и мирным путем с полным возмещением хотя бы имущественного вреда» - пишет Маржан Айтжанова.

Какова же позиция ТОО «НАХ»? Его представители утверждают, что всем остальным пострадавшим были выплачены денежные компенсации, но забывает уточнить – кем? Кроме того, утверждает, что семье Маржан были произведены восстановительные работы на общую сумму  2 884 250 тенге, при этом забывая упомянуть, что часть этой суммы была выплачена семьей пострадавших, и поэтому… она подлежит возмещению ТОО «НАХ»! При этом, напоминаем, что общая сумма оцененного ущерба составляет около 18 миллионов тенге. 

Этот частный, на первый взгляд, случай, заставляет задуматься о том, что техногенные катастрофы становятся обыденностью, свидетельствуя о системных сбоях. Завод по производству газоболоков находится на территории жилого поселка и то, что пострадавших оказалось не так много – это просто чудо.

Департамент контроля качества и безопасности товаров и услуг Алматинской области в своем ответе на обращение Маржан Айтжановой ответил буквально следующее:

«Согласно санитарных правил "Санитарно-эпидемиологические требования по установлению санитарно-защитной зоны производственных объектов" утвержденного приказом Министра национальной экономики Республики Казахстан от 20 марта 2015 года № 237 класс опасности объекта – IV, размер санитарно-защитной зоны – 100 метров, объект незначительной эпидемической значимости.

Соответственно, вышеуказанные (кроме дома Маржан, - ред) жилые дома расположены в санитарно-защитной зоне предприятия по производству газобетонных блоков, что является нарушением п.61 вышеуказанных санитарных правил (СП № 237) СЗЗ или какая-либо ее часть не могут рассматриваться как резервная территория объекта для расширения жилой зоны, размещения коллективных или индивидуальных дачных и садово-огородных участков.

Расстояние от производственного цеха до Вашего жилого дома составляет около 200-300 метров. Кроме того, со 2 сентября 2019 года цех по производству газобетонных блоков не функционирует, опечатан, допуск на территорию ограничен в связи с работой комиссии по выяснению причин аварии на предприятии (специальное расследование)».

Акимат Карасайского района вежливо оставил обращение без внимания, скупо ответив, что меры приняты, а если жительница не довольна, то вправе обращаться в другие инстанции.

Маржан Айтжанова воспользовалась этим правом и задает вопросы  уполномоченным  органам Алматинской области:

  1. Какой комплекс мероприятий проведен на производственной базе ТОО «НАХ», направленный на предупреждение и ликвидацию чрезвычайных ситуаций техногенного характера, в частности аварии в результате взрыва и разрыва трубы, элемента автоклава цеха производства газоблоков, и их последствий? Что было предусмотрено на предприятии для организации и  оказания экстренной медицинской и психологической помощи пострадавшим, находившимся в зоне чрезвычайной ситуации, включающий в себя мероприятия по обеспечению пожарной и промышленной безопасности?
  2. Каким образом осуществлен государственный контроль и надзор в рамках компетенции уполномоченного органа в сфере гражданской защиты и в области промышленной безопасности, направленный на обеспечение соблюдения должностными лицами и владельцами ТОО «НАХ» требований законодательства Республики Казахстан в сфере промышленной безопасности и гражданской защиты?
  3. Кем и когда была принята Декларация промышленной безопасности опасного производственного объекта ТОО «НАХ» Производителя, а именно документ, в котором отражены характер и масштабы опасности производственного объекта , мероприятия по обеспечению промышленной безопасности и защите населения от вредного воздействия опасных производственных факторов на этапах ввода в эксплуатацию, функционирования и вывода из эксплуатации опасного производственного объекта?
  4. Был ли за период с 2007 года по 31 августа 2019 года осуществлен соответсвующий надзор и инспектирование ТОО «НАХ» и других юридических лиц, которые осуществляли производственно-коммерческую деятельность по фактическому адресу: с.Раимбек, ул.Суюнбая,4?
  5. Что послужило причиной аварии 31-го августа 2019 года? Послужило ли такой причиной несоблюдение требований законодательства о безопасности и охране труда, повлекшее гибель и увечия работников ТОО «НАХ»?
  6. Какие должностные лица государственных органов и самого частного предприятия привлечены к ответственности по факту гибели работников ТОО «НАХ»?
  7. В соответствии с требованиями Закона Республики Казахстан от 7 июля 2004 года № 580-II «Об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности владельцев объектов, деятельность которых связана с опасностью причинения вреда третьим лицам» на сайте главного государственного инспектора размещается перечень объектов, по которым зарегистрированы декларации промышленной безопасности. Соответственно прошу предоставить информацию о размещении деклараций ТОО «НАХ», а также сведения о страховой компании, застраховавшей гражданско-правовую ответственность с указанным ТОО «НАХ».

Итак, досудебное расследование происшествия длится уже пять месяцев. Со слов следователя, по факту гибели двух сотрудников и одного пострадавшего заключено мировое соглашение. Маржан долго не могла найти адвоката: все адвокаты отказывались после того, как узнавали, что дело передано в ведение правоохранительных органов Карасайского района Алматинской области. Их формулировка была одна: в этом районе мы не можем гарантировать соблюдение законности… Согласилась ее защищать только адвокат Елена Ребенчук.

Оставить комментарий

Мультимедиа

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33