понедельник, 25 января 2021
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Наблюдатели призывают президента признать выборы незаконными Женщина, которую полицейский пнул в живот, ночь провела в реанимации Скандал с депутатами Семея: каждый заплатит по 87510 тенге В Китае смогли спасти половину горняков спустя 2 недели Гражданские активисты подают в суд на Ермахана Ибраимова По всей России прошли протесты в поддержку Навального Антикоры попросили не раздувать резонанс по делу хищений в модульной больнице Алматы Эстония требует прекратить репрессии против белорусских журналистов На «КазМунайГазе» впервые из работников никто не погиб В Японии опровергли информацию об отмене Олимпийских игр в Токио Мужчина совершил самосожжение у Дома правительства в Минске За Максом Бокаевым собираются следить еще 3 года Bloomberg: Навального могут посадить на 13 лет Свыше 2 млрд долларов отстоял Казахстан в международных судах США вводит обязательный карантин для прибывающих из-за рубежа Каждый второй работающий казахстанец получает менее 350$ Япония может отменить Олимпийские игры и провести их 2032 году Казахстанская компания будет связана с аэропортом Нью-Йорка Кадыров призвал ООН и ОБСЕ выдать Ахмеда Закаева С 23 января начнется прием заявок на использование пенсионных накоплений В разных городах России проходят задержания сторонников Навального Владельцы отелей просят госпомощь В Беларуси мужчине вынесли приговор за публичное оскорбление Лукашенко Казахстан и страны Азии приняли Анкарскую декларацию Туркменистан предоставит бесплатный набор вакцин от коронавируса для иностранцев

Arba Wine становится национальным брендом, меняя взгляд на Казахстан

Наша страна могла бы стать одним из ведущих экспортеров вина. В середине прошлого века на территории нашей страны росло 500 сортов винограда. Зейнулла Какимжанов рассказал о том, как он создал бренд Arba Wine, ставший одной из визитных карточек Казахстана.

В сельское хозяйство нельзя идти с дорогими кредитными деньгами

– Мир, в частности экономика и бизнес, в этом году пережили серьезный стресс. Все говорят о том, что спрос сохранится только на самые необходимые продукты. Вино к ним не относится. Как повлияла пандемия на ваш бизнес?

– На мой взгляд, пандемия повлияет на глобальную экономику позитивно. Дело в том, что основная часть падения производства придется на товары потребления, не являющиеся первой необходимостью. В первую очередь, пострадали туристическая сфера, услуги и авиаперевозки и это понятно. Но есть еще другая сторона – производство предметов роскоши, например, люксовой одежды, дорогих автомобилей, ювелирных изделий, дорогой мебели и т.п. Спрос на такие вещи снизится. Эта тенденция была и раньше. Пандемия ударила по производству таких товаров особенно сильно. Но я не вижу в этом большой трагедии для мировой экономики в целом. В сознании потребителей начинает все больше доминировать бережное отношение к природе и это можно расценивать как позитивный тренд. Что касается базовых отраслей, и особенно сельского хозяйства, то потребности планеты в продуктах питания в целом удовлетворяются. Сельское хозяйство во многих регионах нашей страны тоже пострадало: не вовремя был убран урожай, затруднилась трудовая миграция, но в целом сельское хозяйство продолжает жить. Если говорить о той сфере сельского хозяйства, где я работаю – животноводство, растениеводство, виноградарство и виноделие, то тенденции меня даже радовали несмотря на все трудности: болезни работников, проблемы с логистикой, погодные условия… Особенно порадовало пастбищное животноводство: везде карантин, скот был на выпасе, рос его вес, количество голов увеличивалось...

– А с чем вы связываете ощутимый рост цен на мясо?

– Цены на мясо растут из-за системных дисбалансов в животноводстве. Рост поголовья скота мог быть гораздо выше, если бы у нас были решены вопросы эпидемконтроля в животноводстве. Слабое состояние ветеринарного контроля за заболеваниями животных наносит больше вреда, чем пандемия. Это связано с отсутствием необходимой полной государственной системы контроля за эпидемиями среди скота, особенно по КРС. Когда приходят предписания по бруцеллезу от ветеринарного надзора, хозяйствам приходится иногда забивать до половины своего поголовья, поскольку не урегулированы вопросы защиты прививками. Цены на мясо выросли не из-за пандемии, а в результате нарушения правильного воспроизводства скота в целом. Если бы система была отлажена, численность скота могла бы расти намного быстрее – до 30% в год. На самом деле, если правильно подойти к сфере животноводства, то это одна из самых хорошо капитализируемых отраслей экономики. Ни одна из традиционных отраслей не может длительно обеспечивать 30% роста. Если бы у нас решались правильно проблемы защиты от болезней, была бы устойчивая система обеспечения запчастями и не такая высокая девальвация, которая очень сильно давит на импортные составляющие, то животноводство - очень интересная отрасль для инвестиций.

– То есть в целом вы, как менеджер, не разочарованы этим проектом?

– Напротив, я вижу огромные перспективы в животноводстве, поскольку спрос, и внешний и внутренний, постоянно растут.

– В чем особенность вашего проекта?

– Особенность нашего проекта в том, что мы максимально хотим использовать преимущества пастбищного животноводства, хотя наши фермы находятся в сложных климатических зонах – северо- востоке страны. Мы опираемся на правильную модель воспроизводства скота – зимний туровый отел. Конечно, зимы у нас длинные и суровые, так как в зимнее время мы осуществляем стойловое содержание, а значит необходима большая заготовка кормов. Но во многих зонах, включая юго-восток, юг и запад страны, возможно пастбищное животноводство круглогодично.

Arba Wine стал визитной карточкой Казахстана

– А что вы можете сказать о виноградарстве и виноделии? Ведь для Казахстана это, мягко говоря, диковинная отрасль?

Не совсем так. В 80-е годы 20 века в нашей стране было 28 тысяч гектар виноградников великолепного качества! То, что сделали советские агрономы в развитии виноградарства, в том числе в Казахстане, это был выдающийся масштабный проект. Если бы все те наши виноградники сохранились, они стали бы одним из ценнейших ресурсов страны, экспортный потенциал отрасли мог составить около 500 млн. долларов. Сейчас это диковинка, а в 80-е годы мы имели мощное виноградарство со значительным объемом производства продукции, в том числе экспортной. Этот фантастический проект начался еще в 50-е годы. В то время по всей стране были созданы опытные станции, работа которых заключалась в посадке до 500 сортов винограда и селекции лучших сортов для того или иного региона. Это был эксперимент на территории не только Алматинской, Жамбылской и Шымкентской областей, но и в восточном и западном Казахстане.

Я вам расскажу шемящую историю – в двух километрах от наших виноградников в 2004 году пустили под плуг опытную станцию советского периода, на которой росло 500 сортов винограда. На место такой жемчужины была посажена кукуруза… Всего несколько десятков лет назад Алматы была в объятиях тысяч гектаров садов и виноградников, ягодных культур. Можете представить мощь аграрного хозяйства? Из всего этого Arba Wine удалось сохранить менее 1-го процента, но даже с этим мы сейчас выходим на экспорт в достаточно продвинутые страны: Италию, Францию, Швецию, Россию, Сингапур, Японию, США.

Потенциал у отрасли большой. Но вся проблема в том, что мы на экспорт пробиваемся в одиночку. Например, для экспорта в Европу требуется определенный сертификат, который выдает только аккредитованная в ЕС лаборатория из нашей страны. Нам пришлось найти лабораторию, с огромным трудом ее аккредитовать, получить сертификат, а потом… это предприятие расформировали в 2015 году. Вы где-нибудь видели, чтобы экспортер, пытаясь выйти на внешний рынок, создавал государственную систему сертификации для экспорта товара? Теперь мы проходим этот путь заново.


– То есть вам удается экспортировать даже из этого одного процента?

Да, потенциал большой, но его пока подорвала пандемия: контакты заморозились, HoReCa тоже пострадала. Люди стали больше пить дешёвые суррогатные вина, а потребление вина премиум качества сократилось. Трудно, но тем не менее мы стараемся.

– Как бы там ни было, вам нужно выдерживать конкуренцию с другими импортерами вина. И тут есть два фактора. С одной стороны - недоверие к собственной продукции со стороны местного потребителя, многие привыкли покупать итальянские или чилийские вина. А с другой - вам нужно завоевывать репутацию в Европе. Как вы намерены справляться с этими вызовами?

– Вы правы. Однако, наше присутствие на рынке на протяжении 7 лет, усилия по продвижению культуры потребления истинного вина дают свои позитивные результаты. Уже сегодня есть большая группа потребителей, предпочитающая наше вино любому другому. Но самая устойчивая часть наших ценителей – это иностранные гости и граждане, проживающие в Казахстане. Среди них авторитет Arba Wine непререкаем. Они передают из уст в уста слова о высоком качестве и уровне нашего бренда. Я могу точно сказать, что для туристов, посещающих Казахстан, Arba Wine, наряду с Медео и другими достопримечательностями Алматы, входит в десятку обязательных мест для непременного посещения. Arba Wine становится национальным брендом. Более того, наше вино стало лучшим подарком, который казахстанцы берут с собой, когда выезжают за границу.

Предубеждение о том, что казахстанское вино не может быть высокого качества, мы преодолели. Подавляющая часть наших ценителей прекрасно знают, что уровень нашего вина соответствует высоким мировым стандартам. И больше всего об этом говорят иностранные гости. Их специально приводят в те рестораны, где есть Arba Wine, они восхищаются и у них меняется взгляд на страну. Это самое главное. Если страна может производить шикарное вино, значит она может производить качественные продукты питания.

Мы производим элитный продукт и нам нужен расширяющийся средний класс. В то же время, есть два фактора, которые нам предстоит преодолеть. В условиях падения платежеспособного спроса сегмент потребителей нашего вина сужается. Понятно, что это системный вопрос. Но есть и препятствия локального характера, которые отражают особенности нашего рынка. Потребители знают, что по параметрам цена и качество мы неоспоримые лидеры. Поэтому, когда они приходят в некоторые заведения и просят Arba Wine, то там его не оказывается. Почему? Потому что большой сегмент рынка боится поставить в винную карту наши вина из-за их высокой конкурентоспособности с любыми импортными винами. К сожалению, по причинам, на которые мы не можем повлиять, кафе и рестораны ставят очень высокую наценку на наши вина. Наша известность и наше премиум качество в определенной степени работают иногда не на нас.

Раньше мы думали производить определенный объем вина, сохраняя оптимальный баланс цены и качества. Но в наших затратах присутствует большая часть импортных комплектующих: бутылки, пробки, этикетки, оборудование, средства винификации, оборудование бочки и др. Как вы знаете, за последние годы мы, как и многие производители, столкнулись с несколькими волнами девальвации, приводивших к росту себестоимости, а следовательно, и цены продукции. В какой-то момент мы почувствовали снижение платежеспособности наших потребителей и тогда нам пришлось поменять стратегию – идти на увеличение объемов производства, но цены мы оставили прежними. Это было непросто, но мы решились на этот шаг. Начиная с 2018 года мы зафиксировали цены и даже сумели снизить их на некоторые сегменты вина.

– Но ведь как правило, при росте производства начинает страдать качество?

– А качество выросло! Потому что растет наше мастерство в виноделии и виноградарстве. Мы смело делаем эксперименты, находим новые способы винификации и видим, что рынок хорошо принимает это. При повышении качества и сохранении цены происходит очень серьезное улучшение параметра цена/качество. И здесь нам нет конкурентов на нашем рынке. Однако включается другой момент – узкий сегмент подготовленного потребителя. Допустим, потребители с хорошим доходом, которые хотят показать уровень своего понимания вина, покупают вино за 100-200 долларов, которое просто рядом не стоит по качеству с нашим вином, которое стоит 20-30 долларов.

Это своего рода культурологический эффект: выражать свою солидность, покупая дорогую бутылку вина, не разбираясь в качестве, что означает «пить этикетку».

- Недавно вы запустили новое мобильное приложение. Это попытка создать своего рода новую экосистему вина?

- Мы хотим общаться с нашими ценителями вина напрямую. Вы знаете, что нам, как и многим местным производителям, очень тяжело попасть на продовольственные полки супермаркетов, которые требуют такие скидки, после которых фактически пришлось бы продавать вино ниже себестоимости. Поэтому мы решили напрямую выйти к своему потребителю и запустили мобильное приложение, в котором можно найти полную информацию о нашем виноградарстве, виноделии, акциях и системе бонусов. Но самое главное, по каждому вину есть очень хорошая презентация, позволяющая выбрать ценителю то, что он ищет или хочет. Достаточно просто выбрать, заказать и ждать доставки.

Скачать приложение легко можно здесь.

Мы формируем Arba Wine Family, чтобы быть в прямом контакте с нашими клиентами. Если бы вы видели, с каким восхищением люди проводят время на наших виноградниках. Наша миссия - развить культуру потребления вина и сформировать эталон вкуса. Если человек однажды попробует истинное вино, он уже не сможет пить суррогат. Я очень рад, что все больше людей начинают понимать, что Arba Wine – это и есть истинное вино.

Оставить комментарий