воскресенье, 22 сентября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Хроника митингов и задержаний МСБ получит 30 миллиардов в Алматы Маленькая, но победа Продажная статистика Сколько многодетных семей получат квартиры Новая забастовка в Мангистау Коалиция гражданских инициатив сделала Заявление Скандал с премьер-министром Канады Довольных чуть более половины Генпрокуратура арестовала 13 млн. долларов Бергея Рыскалиева Новый аким Карагандинской области Прокуратура попросила отменить арест Устинову В Москве таджики создают свою партию Kaspi.kz едет в Лондон Почему мы не такие счастливые? Навальный номинирован на премию Сахарова ВОУД будет отменен, а учителям обещают новые доплаты ФРС снизила ставку Куда ушел Тажин? Лекарства дорожают Кулибаев переназначен президентом НОК В акимате Алматы новое назначение Дочь Гульнары Каримовой грозится опубликовать компромат на власти Узбекистана США подали в суд на Сноудена В розыске находятся 2600 казахстанцев

Итожим год: роль Фейсбука, куда идет Россия и заработает ли ЕАЭС?

Часть 2.

Амиржан Косанов: Наш суд, вместо того, чтобы поддержать гражданина Республики Казахстан, который ставит конституционно-законные вопросы, не защищает его, и это есть сильный показатель. Мы говорили о российском влиянии, так вот, влияние идет и на суды.

Ермек Нарымбаев: Я хочу сказать, что, на самом деле, в этом году было очень много судов, и, к сожалению, мало митингов, мало форумов, подобно Евразийскому, Антиевразийскому… И, как это ни странно, судебная площадка оказалась единственной диалоговой площадкой с властью. Как ни смотри, так вот получается. С другой стороны, если эту диалоговую площадку, которая выстроена по правилам властей,  если  «атаковывать» власть на ее же поле, по их же правилам, находя бреши, а их много, так как власть привыкла работать на этом поле топорно, и потому — безграмотно, теряя квалификацию и многих квалификационных юристов, в этом плане очень большой потенциал. По этому году, я присоединяюсь к Амиржану, по поводу девальвации, здесь показана не только компетентность, по большому счету, для людей важно, насколько девальвация показала уровень потери доверия населения. Фактически то, что мы слышим заявления различных государственных органов, тот же весь Фейсбук, весь интернет говорит: «Так, нужно срочно все скупать», т.е, это явный сигнал того, что нужно действовать наоборот. Потом, что касается патриотизма, здесь я немного не соглашусь с Расулом. Да, возникает два тренда, помощи и политика Ак-Орды и Правительства, но, с другой стороны, идет мощный встречный тренд  - огромного мощного обсуждения на многие горячие темы, которые власть нам «дарит» каждую неделю. И этот- то накал обсуждений показывает, на самом деле, тренд массового патриотизма людей с разных уголков страны, многих казахов, которые направлены со стороны Правительства по линии Болашака и т.д. Многие люди, которые, по идее, должны занимать проправительственную позицию, и даже многие государственные чиновники, обратите внимание, занимают достаточно жесткую позицию по отношению ко  многим мерам Правительства. Я думаю, что, если как прогноз, то Фейсбук в 2015 году сыграет неожиданный скачок в каких-то вещах, которые будут неприятны  и станут  большим сюрпризом для властей. Я надеюсь, это случится в этом году. Фейсбук – это главный положительный тренд 2014 года, он сыграл большую роль и по девальвации, и по Украине, и по обсуждению информационной безопасности, практически же это единственное поле.

Досым Сатпаев: Кстати, ты, наверное, прав, этот год полезен в том плане тем, что действительно, вытащил огромное количество проблем, которые замалчивались, они вылезли сами, и власть где-то даже сама спровоцировало это. Вот мы говорим о девальвации доверия, я конечно, понимаю, что многим в Астане, наверное, все равно, что думает народ, они сами не могут понять,что загнали себя в ловушку, они только осознали, что у них нет ни одного инструмента работы с общественным мнением. Как можно управлять государством, если тебя никто не слушает и не уважает, а  в какой-то степени — и не воспринимает? Получается, полный кризис государственного менеджмента, т.е.  послушай Правительство и сделай наоборот.

Амиржан Косанов: Я не знаю как сейчас, я давно ушел из Правительства..

Айдос Сарым:Вот не надо было уходить

Амиржан Косанов: Не надо было Толегену Тлековичу Жукееву уходить оттуда. Я хочу сказать, что тогда уже были попытки со стороны Администрации Президента, Правительства делать закрытые изучения общественного мнения, ну конечно, тогда такой большой оппозиционности не было, было воодушевление в 90-е независимостью, Президент лично ходил на заседания комиссии Верховного Совета, защищал и говорил правильные вещи, не было тех признаков автократии и семейственности,  как сейчас. Естественно и к власти отношение было иное, хотя и были большие социально-экономические проблемы. Я сам был свидетелем того, как Правительство собиралось, хоть и в закрытом режиме, обсуждало, что пишется в «Казахстанской правде», допустим,… Если в Жезказгане или в Кентау зреет социальная напряженность, значит туда нужно ехать, принимать превентивные меры. Я не думаю, что во власти сидят одни нехорошие люди, есть патриоты, есть мыслящие люди, но нет политической воли изучать скрытые угрозы и вовремя принимать превентивные меры.

Расул Жумалы: В 2014 году одно из топовых событий, это учреждение на месте Таможенного союза Евразийского экономического союза, которое породило евразийское движение. Договор был подписан, очень много копий было сломано. Общество разделилось на две части, есть сторона, которая поддерживает и считает, что это правильно, очень важно и актуально; другие считают, что это несет прямую угрозу национальному суверенитету и независимости Казахстана, это есть первый шаг к воссозданию прежней тюрьмы народов под названием Советский Союз. И, возвращаясь к теме Фейсбука, социальных сетей, формирования общественного мнения. Мне кажется это был, пускай и половинчатый, но тоже успех 2014 года. Я считаю, во многом благодаря антиевразийскому движению, Фейсбуку, общественному мнению из соответствующего договора о ЕЭС, пускай и временно, но были выхвачены практически все моменты политической интеграции, о чем, собственно, и Глава государства говорил.

Андрей Чеботарев: Президент, кстати, еще сказал, что мы выйдем…

Досым Сатпаев: В этом году, действительно, очень часто говорилось о том, что это больше экономический Союз, а не политический. И потом, чиновники сами себя перехитрили, они так долго всех убеждали, что это больше экономический проект, потом, неожиданно, при переподписании договора, сами же и вывалили, что мы убрали оттуда вот такие политические моменты. То есть, получается, что сами себе противоречили, общее гражданство, общее оборонное гражданство, единая валюта — вот то, куда Россия должна была вести.

Амиржан Косанов: Когда мы проводили, помните, некоторые из вас участвовали, анти евразийские форумы, мы думали: почему не начинают с политических, экономических аргументов, с суверенитета? Я думаю, не было бы счастья, да несчастье помогло. Ситуация с санкциями в России, тяжелейший момент в экономической жизни России, А. Кудрин достаточно опытный, грамотный, сведущий в финансовой кухне России, бывший министр финансов России, говорит, что в будущем году Россия будет на уровне мусорных рейтингов, будет глубокая рецессия и т.д. У Путина и Медведева, которые отдают деньги на ракету «Ангара», у них другое мышление, не либеральное. Я думаю, все перечисленное поможет нам и нашей власти найти подспудное решение и сказать Кремлю: «Ребята, у вас большие проблемы, вы в десять раз больше, чем мы, вы, кроме нас, ни с кем не общаетесь, давайте, на время кризиса размежуемся: вы занимайтесь своими проблемами, а у нас столько своих проблем». Может быть, это даст повод немного «притормозить»,  и хотя бы на время отвести проблемы Союза. Потому что, я считаю, во время кризиса, ни в какие союзы нельзя вступать, это как во время пожара проводить свадьбу. И второе, когда этот кризис закончится, может быть, смена элит произойдет.

Досым Сатпаев: Даже Гани Касымов недавно предложил на год отложить участие. Но, опять же, не стоит забывать, что взять Путина, Лукашенко и нашего Президента, то у нашего Главы немного другой подход к ЕАЭС, более субъективный, более личный. Для Лукашенко это  чистая прагматика, кстати, в прошедшем  году он вообще был ньюсмейкером, Лукашенко-ньюсмейкер года. И это, кстати, последняя пресс конференция показала, все сидели с такими мрачными лицами и Лукашенко спросил: «Почему?». Самые большие политические дивиденды сорвал Лукашенко, все дошло до того, что Запад начинает к нему присматриваться.

Айдос Сарым:Если бы, не дай Бог, было бы единое пространство, Армения, Казахстан, Беларусь и Россия, и проводить в нем  честные выборы, Лукашенко в них победит и Путина, и Назарбаева, и Атамбаева, это железно…

Досым Сатпаев: На пресс-конференции, кстати, он так и сказал, что если захочет, то снова вернется и выиграет, что все его поддержат, весь белорусский народ, это на слова российских журналистов о том, что скоро он уйдет в отставку. Вот как раз я бы хотел подчеркнуть, что в этом есть отличие субъективное: кто-то считает этот проект своим детищем, поэтому и держится, ну понятно, что для России геополитика приоритет, в ущерб экономическим интересам, а Лукашенко четко и конкретно, судя по его выступлениям, ищет конкретные выгоды для страны.

Айдос Сарым:Здесь совершенно очевидные вещи есть, не важно, кто будет сидеть в Беларуси руководителем. В Беларуси вот эта политика, поскольку она транзитное государство, она будет всегда играть между Россией и Западом. Так что благо для народа Беларуси, что там сидит вот такой человек, который для нее извлекает миллиарды долларов. Из каждой своей пресс-конференции, из каждого своего заявления извлекает из России как минимум несколько миллиардов долларов, это тоже надо уметь.

Досым Сатпаев: Кстати, кыргызы этому быстро научились: дайте нам триста миллионов! Дали, а потом думают, вступать ли им вообще?

Айдос Сарым: Я просто хочу сказать, что в выбивании денег Лукашенко в несколько раз эффективнее, чем Атамбаев…

Ермек Нарымбаев: Получается, два маленьких тренда. С одной стороны, наша Ак-Орда как может больше делает шагов, чтобы присоединиться к ЕАЭС и «прислониться» к России, и другой, встречный тренд, что вошла Белоруссия в этот союз. И вопрос Украины и санкций, что быстрее? Либо мы сильнее войдем в российское пространство, либо санкции быстрее отыграют ситуацию наоборот, когда Россия настолько сильно ослабеет, что имперские замашки в отношении союзных государств, в том числе и к Казахстану, ослабнут.

Досым Сатпаев: Самое интересное, что Таможенного союза уже практически нет, Россия сама же разрушила, когда начала войну с реэкспортами и установила приграничный таможенный контроль с Белоруссией,  запретила транзит белорусских товаров в Казахстан. Лукашенко в ответ это ввел таможенный контроль, это первое серьезное нарушение всех принципов Таможенного союза.

Амиржан Косанов: Евразийский союз, вы правильно сказали, был вначале политическим проектом. Когда наш Президент озвучил идею, это было двадцать лет назад, идеологию на уровне Льва Гумилева, как мы поняли, нам нужно всем быть вместе, тем более, только Союз развалился. Потом это себе на вооружение явно взял Путин, потому что надо было идти на вторые выборы с «русской идеей» собирания «русских земель». Потом подключился Лукашенко, который был изгоем в Европе, а тут, как сказал Айдос, стал транзитным королем.

Айдос Сарым: На фоне Путина, сегодня любой руководитель в СНГ кажется вполне мирным.

Амиржан Косанов:Когда на днях поводили пресс-конференцию, подписали документ, который с первого января вступает в силу, Лукшенко, он же правдолюб, говорит: «А у нас есть ряд несогласованных моментов». Одно дело — жить ожиданием первого января, а другое дело, когда первые признаки пошли реэкспорта, а завтра появятся и другие проблемы. Я, честно говоря, с большим сомнением отношусь   к «стопроцентной» реализации идей ЕАЭС.

Расул Жумалы: Договорная база ЕАЭС получила уже почти шестьсот изъятий по товарным позициям и очень много моментов, которые вообще сводят, как Досым говорит, «на нет» саму идею Таможенного Союза, положения об отсутствии таможенных границ… Сейчас Россия, практически, ввела таможенные границы с Белоруссией, которая также, со своей стороны предпринимает защитные меры. Но, Таможенный союз и Евразийский союз — это же не только перечисленные проблемы, риски суверенитета, воссоздание реставрации Советского Союза, но и очень многие моменты она берет еще с тех самых «лихих 90-х годов»  постсоветского периода. Когда, допустим, сейчас, если на белорусской границе появились таможенные границы, то на российско-казахстанской границе появились рэкетирские границы, отнимают машины и деньги.

Ермек Нарымбаев: Один момент хотел бы вспомнить: под конец уходящего года появилась договоренность по военно-техническому сотрудничеству с Украиной, и вот этот маленький эпизод, практически, переворачивает ситуацию. Казахстан уже реально меняет ситуацию в центре взаимоотношений в треугольнике Казахстан,  Украина и Россия. И Россия видит, что один из надежнейших союзников уходит из-под сукна.

Андрей Чеботарев: Но, зная наше руководство, никуда он не уходит, просто идут какие-то торги. Тот же Лукашенко, он же не настолько принципиальный, чтобы что-то отстаивать. Он, получив очередной миллиард,  успокаивается.

Амиржан Косанов:Не зря же президент во время встречи с журналистами на пресс-конференции в Москве, сказал, что Казахстан в этом году подписал соглашение с Европейским союзом.

Айдос Сарым: Ну, давайте честно скажем, что не подписал, а пока парафировал это соглашение.

Амиржан Косанов:Имеется в виду, что он показал, что не их вектор, ребята вы не можете с ними общаться, а мы можем…

Досым Сатпаев: И на встрече с журналистами отдельную тему многовекторности тоже поднял, что мы от нее не отказываемся. И, кстати, в рамках встречи ОДГБ в Москве, я заметил интересный тренд: в то время как сам Бордюжавсе время заявлял о том, что ОДКБ будет противодействовать НАТО, мы готовы сотрудничать со всеми. Не надо нас сталкивать лбами с НАТО. Казахстан не имеет ничего против них. А оно нам надо?

Расул Жумалы: Да, кстати, тренд 2014 года, на примере той же Белоруссии, он не ограничивается только прагматизмом Лукашенко, в плане получения живых реальных денег, здесь элементы большой политики тоже присутствуют.  В частности, они проявляются в том, что в рамках возрождения новой холодной войны между Западом и Россией, Запад действует очень прагматично и аккуратно, и прибирает, окучивая последних союзников России по всему земному шару -Латинская Америка, Ближний Восток…  На постсоветском пространстве очень активная дипломатия ведется именно в отношении Белоруссии. Последнее заявление американских политиков о том, что они идут к нормализации отношений с Белоруссией, ответные жесты со стороны Лукашенко, то, что надо переставать молиться на Россию- это явные тренды к тому, что идет сближение государств.

Оставить комментарий

Формула «4+»

Страницы:1 2 3 4