пятница, 29 мая 2020
,
USD/KZT: 412.55 EUR/KZT: 454.18 RUR/KZT: 5.81
C 30 мая в Алматы откроются мечети и церкви Уровень газификации Казахстана равняется всего 51,47% Volkswagen станет акционером совместного производства JAC Motors в Костанае Только три банка из ТОП-10 показали прирост вкладов в апреле Сколько миллиардов вывели из Казахстана? Смерть Дулата Агадила в СИЗО: дело прекращено «за отсутствием события уголовного правонарушения» Активисты требуют отставки Берика Имашева Halyk Bank устанавливает лимиты на снятие денег для юрлиц В Японии разработали УФ светодиод, деактивирующий коронавирус на 99,9% Реакция Госцентра поддержки национального кинематографа на дело Гульнары Сарсеновой Российский академик заявил о негативных последствиях длительного ношения масок и перчаток Кинопродюсера Гульнару Сарсенову подозревают в получении взятки в особо крупном размере Миллиардеры за время пандемии стали еще богаче Halyk Bank решил не выплачивать дивиденды за 2019 год Богатые должны платить Старт космического корабля Crew Dragon перенесен на 30 мая из-за погодных условий За время карантина и ЧП Алматы потерял 100 миллиардов тенге Кому запрещено выезжать за пределы Казахстана? Токаев призвал готовиться ко второй вспышке коронавируса Врачи будут получать в 2,5 раза больше остальных Наказали? В Эстонии начали тестировать «иммунные паспорта» Казатомпром выплатит 99 млрд тенге дивидендов Израильский институт утверждает, что нашел лекарства от коронавируса Токаев: Казахстан серьезно отстает от развитых стран по уровню знаний учащихся

Арман Шураев: народ стал заложником воровства в национальных масштабах

Пара сотен человек владеет 70 процентами ВВП Казахстана. Чрезвычайная ситуация, в которую  наша страна только начинает входить, требует чрезвычайных решений. Так считает в интервью exclusive.kz известный общественный деятель, предприниматель Арман Шураев. Он предлагает ввести чрезвычайные меры по отношению к тем, кто использует пандемию для личного обогащения. У Токаева нет другого выхода – в его команде люди, получившие свои должности в результате многолетней отрицательной селекции. Олигархи тоже не расстанутся со своими богатствами добровольно – они уже давно не ассоциируют себя с Казахстаном.

-  Как вы оцениваете очередной пакет антикризисных мер, озвученных президентом Токаевым?

- Меры адекватные, но недостаточные. Даже выплата пресловутых 42 тысяч тенге в том числе и самозанятым, в сумме дает только три миллиона человек. А насколько я помню, только самозанятых у нас два с половиной миллиона.

- То есть вы считаете, что это сумма не покроет реальные потребности людей?

- Конечно не покроет! Думаю, что государству все-таки придется принять концепцию «денег с вертолета» Милтона Фридмана. Государство должно помогать не банкам и не огромным холдингам, а непосредственно домохозяйствам, чтобы поддержать покупательскую способность.

- Не говорит ли тот факт, что правительство определило достаточно скромную выплату в размере этих 42500 тенге,  о том, что в бюджете страны очень серьезные проблемы?

- В бюджете серьезные проблемы у нас случились не вчера и не позавчера. Насколько я знаю, в  бюджете проблемы вот уже последние несколько лет – бывали заминки с элементарной выплатой зарплат бюджетникам. Думаю, сейчас с этой нефтью, с коронавирусом все только  усугубилось. Понятно, что 42500 тенге – это очень мало для одного домохозяйства. Я предлагал увеличить эту сумму как минимум до 50 тысяч и при этом она должна быть выплачена каждому  члену семьи. Возможно, правительство к этому придет, хочет оно этого или нет. Правда, непонятно, остались ли деньги в Нацфонде, который распечатывали до этого много раз ни у кого не спросив.

- Как вы думаете, каков жизненный цикл эффективности этой минимальной помощи? В бюджете за это время деньги, и без того скудные, закончатся. А что потом?

- По моим оценкам это, наверное, максимум полгода. И это при условии, что государство сделает все, чтобы прилавки наших магазинов не опустели за эти несколько месяцев, были элементарные предметы первой необходимости. Параллельно нужно бороться со спекуляциями разного рода. В условиях чрезвычайного положения президент  должен быть, как минимум, главнокомандующим. Должны работать военно-полевые суды над барыгами, продающими  маски или лекарства  по 20 кратной цене. Эти аптеки на всю страну надо показывать, сажать их владельцев или, как минимум, отзывать у них лицензии. И это должно касаться любых спекуляций. Мы должны жить по законам военного времени. И тогда у нас есть шанс еще год-два,  продержаться. Рестораны государство должно сейчас обеспечить заказами, чтобы они готовили еду для одиноких людей, армии, полиции, медиков и т.д. и т.д. Гостиницы государство сейчас должно использовать в качестве лечебных заведений, и так по многим секторам. Я думаю, что государство сейчас должно выступать в качестве главного заказчика.

- Вы передали свой санаторий в Зеренде под нужды больных коронавирусом.  На каких условиях вы это сделали, на какой срок? Предложили ли вам какую-то компенсацию?  

- На самом деле, я могу себе это позволить, учитывая,  что я не обременен кредитами, в отличие от многих моих коллег, являющихся владельцами подобных бизнесов. Для меня это возможность внести свою скромную лепту в дело по борьбе с коронавирусом. Мы передали наш санаторий безвозмездно на период карантина. Единственное, попросили государство обеспечивать питанием этих больных и врачей. У нас там 50 комфортабельных номеров со всеми удобствами - и это все в распоряжении Министерства здравоохранения. На такой шаг должны идти те люди, которые могут себе это позволить. Для тех, у кого есть кредиты, это  будет тяжело и в условиях чрезвычайного положения государство должно предложить какую-то компенсацию  из бюджета. Другое дело, больше жалко не здания, а  15 гектаров живого леса. Если они будут опыляться химикатами,  природа существенно пострадает. Вот это, наверное, самый большой риск для меня.

- Казахстан, наверное, единственная страна, в которой был объявлен сбор средств. Я все-таки надеюсь, что Елбасы имел ввиду представителей олигархического капитала. Как вы думаете, почему у нас такая скромная сумма была собрана по сравнению с другими странами, тем же Узбекистаном, например? Олигархи жадничают? Или у них материальные проблемы? Или они просто не доверяют эффективности и прозрачности использования тех средств, которые  пожертвовали?

-  У нас же не классический капитализм, а некое «суперханство», в котором бенефициаром половины этих бизнесов является один человек и мы его прекрасно знаем. Именно этот человек решает, кто и сколько должен внести вот в этот фонд. Дело в том, что наши самые крупные  олигархи почти все не являются резидентами или гражданами Казахстана. И вообще они не отождествляют себя с нашей страной. Насколько мне известно, все они граждане Бельгии, Израиля и т.д.  Тяжело Шодиева или  Машкевича назвать казахами, или то же Огая, Кима и сотоварищей. Даже в сытые времена я был в шоке, увидев прошлом году положение Джезказгана и Сатпаева. Это сегодня богом забытые города, хотя «Казахмыс» за эти 25 лет выкачал оттуда сотни миллиардов долларов. В эти города не вложено и одной тысячной того, чтобы было заработано. Поэтому с прискорбием я признаю, что олигархи никаких, особенно патриотических, чувств не испытывали и не будут испытывать к Казахстану. Все зависит от воли одного человека, Нурсултан Абишевича Назарбаева. Если он скажет: дорогой мой, ты не 10 млн долларов должен, а млрд, то, наверное, они подчиняться. Но сомневаюсь в  том, что так будет. Поэтому, президенту Токаеву, как верховному главнокомандующему в условиях военного положения, нужно принять мужественное решение о национализации части сырьевых корпораций.

- Вы думаете, у него для этого достаточно полномочий?

- Конечно! В условиях ЧП он может принять любые решения, которые могут сделать нашу страну более или менее благополучной. Сейчас такое положение, с которым никогда не сталкивалась ни  наша страна, ни весь мир. И в этих условиях у нас есть с одной стороне 200 человек, которые владеют порядка 80%-ми всей экономики Казахстана, а на другой - 18 млн. человек. Наступил час этим двумстам человекам проявить, так сказать, свою сознательность, либо это надо сделать принудительно, чтобы как минимум половина всего, что они там наворовали, пользуясь связями, вернуть родине. Это шанс всей их жизни, доказать для чего они родились, зачем они все это время зарабатывали столько млрд.

- Но вам могут возразить, в конце концов, что все эти годы они платили людям зарплату, работали в очень капиталоемких отраслях. И наконец, тогда первым это должен сделать господин Кулибаев Тимур Аскарович, который даже официально является одним из самых богатых людей не только в Казахстане, но и постсоветском пространстве?  

-  Мои слова в первую очередь обращены именно и к Тимуру Аскаровичу, но в той же мере обращены и к «Арселор Металл» г-н Миталу, и другим. Не они строили Темиртау, не они добывали казахстанский магнит своими руками. Поэтому государство просто обязано сделать такое однократное налогообложение на роскошь.

Вместе с тем, наступило время, когда мы должны воспользоваться   понятием отрицательного налогообложения бедноты. Правительство  должно в десятки раз увеличить налоги на богатых, и одновременно снизить ниже низшего предела все налоги, распространяемые на социальные незащищенные категории населения: многодетные,  самозанятые и т.д. Другого выхода нет.

- Президент как-то очень двусмысленно, и в тоже время с угрожающей мягкостью произнес  фразу: «банковскому сектору пора отдавать свои долги». Как вы думаете, что он имел в виду? Как они могут отдать свои долги обществу, жалуясь на свое перманентно сложное положение?  

- Насколько мне известно, Исландия была одной из стран, очень сильно пострадавших от банковского кризиса. И вот их прекрасный президент принял гениальное решение: признал все  банки банкротами и отказался выплачивать даже ржавый цент всем этим мега-акционерам. Я думаю, это было волшебное решение. В мы же, наоборот, на протяжении последних десятилетий  вливаем миллиарды долларов из Нацфонда, не спрашивая ни у кого. Это все равно, что пытаться, бензином потушить пожар. Поэтому мне нисколько не жалко эти банки. Деньги в экономику должны не через банки поступать, не через их кредиты и прочее, а от государства напрямую в домохозяйства для поддержания платёжеспособного спроса. Проблема заключается в том, что вся наша банковская система приватизирована буквально одной семьей. Нынешних бенефициаров буквально две-три фамилии. И мне абсолютно не жалко эти фамилии и такую банковскую систему.

- Видите в чем дело – их аргумент в том, что если не спасать банки, то вкладчики не смогут получить свои депозиты. И в конце концов, у них есть обязательства перед кредиторами…

-  Все это от лукавого. Понимаете, есть определенная сумма денег у государства, и есть определенная сумма денег, которую граждане Казахстана должны этому конкретному банку. Ну так не проще ли не дарить эти деньги банку,  а этими же деньгами закрыть кредиты наших граждан? И мне интересно, почему, предположим, полтора года назад на спасение «Цесна банка» просто буквально за одну неделю было выделено больше одного триллиона тенге из Нацфонда и закрыты все хвосты этого банка? А потом, чуть позже, чудесным образом этот «Цесна банк» оказался собственностью Назарбаев университет? Ведь, по логике, если государство выделило эти деньги, то он должен был стать государственной собственностью, ровно какие десятки других банков?! Почему этого же не произошло? Потому что это откровенная воровская схема, я бы сказал, гоп-стоп какой-то, ничем не прикрытый. Это вообще ханжество высшей меры.           

- Я боюсь, то, о чем вы говорите, совершенно справедливо и рано или поздно эти вопросы общество будет задавать достаточно громко. Но единственным триггером начала серьезных  изменений для наших властей является страх перед возможными социальными потрясениями. Как вы думаете, может ли карантин стать этим триггером, когда власть и общество смогут, наконец, объединить свои усилия и при каких условиях это может произойти на ваш взгляд?

- Дело в том, что все  последние десятилетия у нас шла отрицательная селекция. Люди,  возглавляющие сейчас госорганы, подбирались не по принципу профессиональных навыков, а по принципу чинопочитания и лояльности. Поэтому, к сожалению, команда Токаеву в наследство досталась «прости господи!», с ней кашу не сваришь. Это же смешно, когда арестовали за воровство акима Кызылординской области, который и акимом-то не успел побыть, а уже начал  себе отщипывать, причем отщипывал из фонда помощи пострадавшим в Арысе. Я вообще считаю,  его и таких людей должен судить военный трибунал за измену родине.  Мне понравилось сравнение: «спекулировать сейчас – это то же самое, что  в условиях войны продавать билеты в бомбоубежище». Поэтому,  я не уверен, что народ и власть смогут объединиться. Наоборот,  противоречия  обострятся еще больше.

- Вас могут обвинить и, наверное, уже обвиняют в том, что, дескать, хорошо со стороны что-то говорить. Попробуйте сделать что-нибудь сами. Вы были членом НСОД, но вышли оттуда по обоюдному желанию. Не жалеете об этом в такой важный для страны момент?

- Нет, я абсолютно не жалею. Все эти квазинепонятные структуры, к сожалению, не имеют никакой юридической силы, их рекомендации носят только  рекомендательный характер. Поэтому я не вижу от них особой пользы. НСОД появился просто как один из рычагов влияния господина Токаева на нынешнюю политическую и социальную ситуацию,  чтобы он мог на нее опереться. Прошло больше года, НСОД, наверное, какую-то свою роль выполнил. Но от того, что Шураев является членом НСОД, или он не является им, небо голубее не стало, оно не упало на землю. Наоборот, теперь я пользуясь тем, что у меня нету такого статуса,  могу себе позволить дальше хулиганить и называть вещи своими именами.

- Примерно год назад в интервью нашему сайту вы сказали, что у Токаева есть шанс стать казахским Ататюрком. Как вы думаете, у него этот шанс до сих пор еще есть, или он его уже потерял?

- Когда я так говорил, то давал такой большой политический аванс. Он его еще не потерял. Мы все прекрасно понимаем, что руки- ноги у него связаны до сих пор, у него очень маленький горизонт принятия самостоятельных решений, особенно кадровых. Предположим, назначенный недавно  вице-премьер Тугжанов показал себя абсолютным лизоблюдом, когда, будучи акимом области, в первый приезд президента за одну ночь поменял все плакаты с изображением Елбасы на изображение Токаева. Вот такие люди, к сожалению, сейчас находятся у руля нашей страны, пытаются нас чему-то научить…. И вот  таких людей, которые могут креатив проявить только в почитании и лизоблюдстве, но никак в укреплении страны, у нас много.

- То есть вы хотите сказать, что у Токаева нет сейчас той команды, с которой он мог бы стать вторым Ататюрком?  

- Конечно. Ататюрк же не был бы сам по себе, у него было очень много сподвижников, почти фанатов, которые делали все, что он прикажет. Ну и характер надо для этого иметь…     

Мозговой Штурм

Страницы:1 2 3 4