пятница, 29 мая 2020
,
USD/KZT: 412.55 EUR/KZT: 454.18 RUR/KZT: 5.81
C 30 мая в Алматы откроются мечети и церкви Уровень газификации Казахстана равняется всего 51,47% Volkswagen станет акционером совместного производства JAC Motors в Костанае Только три банка из ТОП-10 показали прирост вкладов в апреле Сколько миллиардов вывели из Казахстана? Смерть Дулата Агадила в СИЗО: дело прекращено «за отсутствием события уголовного правонарушения» Активисты требуют отставки Берика Имашева Halyk Bank устанавливает лимиты на снятие денег для юрлиц В Японии разработали УФ светодиод, деактивирующий коронавирус на 99,9% Реакция Госцентра поддержки национального кинематографа на дело Гульнары Сарсеновой Российский академик заявил о негативных последствиях длительного ношения масок и перчаток Кинопродюсера Гульнару Сарсенову подозревают в получении взятки в особо крупном размере Миллиардеры за время пандемии стали еще богаче Halyk Bank решил не выплачивать дивиденды за 2019 год Богатые должны платить Старт космического корабля Crew Dragon перенесен на 30 мая из-за погодных условий За время карантина и ЧП Алматы потерял 100 миллиардов тенге Кому запрещено выезжать за пределы Казахстана? Токаев призвал готовиться ко второй вспышке коронавируса Врачи будут получать в 2,5 раза больше остальных Наказали? В Эстонии начали тестировать «иммунные паспорта» Казатомпром выплатит 99 млрд тенге дивидендов Израильский институт утверждает, что нашел лекарства от коронавируса Токаев: Казахстан серьезно отстает от развитых стран по уровню знаний учащихся

Ергали Бегимбетов: «После каждого кризиса уровень откатов растет»

Коррупция – это следствие низкой самооценки человека. Это его самооправдание в том, что у него нет другого выбора. Но он всегда есть, - сказал exclusive.kz Ергали Бегимбетов, экс-руководитель страховой компании «Amanat», а сегодня один из партнеров Кайдзен-центра. «Безупречный сервис – это лучшая альтернатива коррупции. И чем быстрее компании это поймут, тем успешнее они будут», - считает он. О том, как важно, чтобы это осознали власти и общество в программе «Мозговой штурм».

- Ергали, в свое время страховая компания «Аманат» одной из первых отказалась от агентских комиссий, считая их полем для развития коррупции. Но в своих интервью вы признавались, что ваш бизнес от этого, к сожалению, не выиграл. Какие уроки вы извлекли из этого кейса?

- Напротив, я считаю опыт страховой компании в этой области положительным. Да, мы теряли одну клиентскую базу, но при этом наращивали ее за счет других клиентов. Поэтому, в совокупности снижения сумм продаж у «Аманата» не было. Что касается отказа от агентской комиссии, то «Аманат» по каким-то продуктам оказался полностью от нее, а по другим продуктам и каналам у нас был трехлетний поэтапный план сокращения агентских комиссий и доведение их до нуля. Если «Аманат» будет дальше следовать этой стратегии, он от этого сильно выиграет.

- Вы недавно покинули эту компанию. Не могли бы вы объяснить причины?  

- Я ушел совсем недавно. Уход из «Аманат» был логичным решением, мне давно хотелось заняться чем-то другим. Я очень доволен тем, что сделал это.

- Насколько  модель безупречного сервиса, которую так ценят ваши клиенты, в том числе и я, может быть жизнеспособна на нашем рынке? 

- Я считаю, что работать без откатов в Казахстане можно. Правда, это и благодарный, и конечно,  самый трудный путь. Трудность в том, что тогда нужно думать о каких-то других конкурентных преимуществах, повышать уровень сервиса настолько, чтобы компенсировать коррупционную составляющую.

Поэтому мы строго следовали нашему плану и достигли довольно высокого уровня сервиса.

Если ты чего-то сильно хочешь, если ты очень много работаешь в этом направлении, то рано или поздно результат будет. Поскольку у нас цели и намерения были чистыми, естественно, результат рано или поздно появился бы. Общаясь с другими предпринимателями и управленцами, которые работают в секторе В2В, я понимаю, что это очень сильно коррумпированный сектор вообще в любой отрасли.

- Вы ушли в «Кайдзен центр». Что кайдзен говорит о коррупции? По-моему, наша система коррупции достигла совершенства во внедрении принципов кайдзен...

- Нельзя говорить, что коррупция достигла предела своей эффективности. Напротив, коррупция – это совершенно не эффективная вещь, и чем больше она распространяется, тем хуже результаты для общества, для страны в целом. Кайдзен проповедует высокоэтичную атмосферу, здравый смысл, повышение качества, сокращение сроков оказания услуги или изготовление продуктов, доставки его клиенту и сокращение затрат. Причем, сокращение затрат не через западный подход, где просто принято сокращать расходы. Кайдзен призывает это делать через выявление и устранение потерь,  существующих в компании, в процессах,  во всем, что делают люди. И за счет этого сокращаются затраты, повышается производительность, снижается себестоимость, повышается качество. Рано или поздно, к этому придут все компании - конкуренция растет. Карантин особенно показал, что вопросы конкурентоспособности, а именно, высокая производительность при низкой себестоимости, выйдут на первый план. А значит, потребность в применении кайдзен в Казахстане сильно вырастет. Она и сейчас довольно на высоком уровне, но нельзя говорить о каком-то массовом увлечении кайдзен. Но после карантина его актуальность будет гораздо выше. За счет откатов далеко не уйдешь. Это дикий мир, это каменный век -  работать на откаты.

- Те принципы, которые вы озвучили, актуальны и сейчас, во время карантина. Как вы думаете, может ли сегодня государство начать применять кайдзен в своей работе?

- Мне сложно ответить на этот вопрос, все зависит от того, какие будут приоритеты. Но я считаю,  пока в Казахстане не поменяется политическая система на государственном уровне, это востребовано не будет.  У тех, кто стоит во главе текущей политической системы, совершенно иные приоритеты.

- Как вы думаете, текущий кризис снизит применение такого инструмента, как взятки, или наоборот, уровень откатов вырастет?

- Давайте вспомним ипотечный кризис 2007 года. Мы считали, что кризис случился из-за того, что банки перестали выдавать кредиты в силу снижения своей ликвидности. Я тогда думал, что  наступил момент, когда откаты уйдут и на передний план выйдет высокая конкурентоспособность. Тот,  кто будет предоставлять самое высокое качество и самую низкую себестоимость, тот будет выигрывать. На самом деле, когда я пришел в 2000 году на страховой рынок, юридические лица просили 10-процентный откат, и даже как-то стеснялись при этом. Но когда кризис начался, стандартной практикой стал 10-15-20% откат. Потом в 2008 году они выросли до 40-50%. Поэтому мне сложно ответить на этот вопрос том, будут ли какие-то серьезные изменения. Но я  знаю одно - количество компаний, которые действительно задумаются над тем, почему они работают, ради чего они работают, к какому будущему они идут, будет расти.

- Как вы думаете, что могло бы послужить триггером для того, чтобы ситуация изменилась по-настоящему?

- Я считаю, что на государственном уровне должны быть изменены приоритеты. Я может быть слишком циничен, но у меня глубокие сомнения, что у акционеров ФПГ высокие патриотичные чувства относительно Казахстана и они захотят что-то менять. Скорее всего, у них есть гнездышко где-то за пределами Казахстана.  На самом высоком уровне должны быть кардинально пересмотрены приоритеты, и  тогда будут приниматься совершенно иные решения и  совершаться совершенно иные действия. И когда люди,  сидящие на руководящих должностях, госорганах и национальных компаниях, почувствуют этот запах перемен , тогда у них может появиться страх, и они будут думать иначе. Они поймут, что дальше работать так нельзя, иначе придет конец, который тебя совершенно не обрадует: заведут уголовное дело, доведут его до суда, и посадят в тюрьму с конфискацией имущества.

- На самом деле мы не можем пожаловаться на то, что видели мало коррупционных скандалов. В их центре оказывались очень высокопоставленные чиновники. Но ведь это никак не изменило ситуацию?

- Это не то. Это межклановая борьба, борьба за влияние, вот и все. Когда поменяются приоритеты, тогда будет совершенно другой уровень действий, другой уровень решений и люди сразу это почувствуют.

- В том-то и дело, что это действительно проявление клановой возни. Речь же идет, о чем, о том, что мы живем в системе, где даже порядочный человек вынужден играть по ее правилам.  Видимо, тут нужны другие рычаги, чем просто карательные, нужна принципиально другая стратегия по борьбе с коррупцией?

- Карлыгаш, это все должны быть сверху. Хорошо, какого-то чиновника арестовали, посадили, но сколько денег вернули в бюджет, что с ними потом случилось, с тем имуществом, которое было арестовано? Мы же не знаем. Полномочия менять систему у тех, кто сидит во власти. У народа этих полномочий нет. Если даже народ попытается что-то сделать,  сами понимаете, тут же начнутся преследования, штрафы, аресты…

Я не согласен, что человек вынужден работать так, как работает система. У человека всегда есть право из этой системы уйти, если он с ней не согласен. Да, это трудно, ты уходишь с места, где тебе светит какая-та зарплата, тяжело принять решение и тяжелее искать работу, и работать в соответствии со своими принципами. Но это не значит, что у человека нет выбора. У каждого человека есть выбор: брать и давать взятки или не брать и не давать их.

- Но это действительность… Я не говорю о низовой коррупции на уровне медиков или учителей. Я говорю о системной коррупции, которая стала системообразующим элементом нашей государственности, она просто вмонтирована в нее…  Без взяток у нас полстраны останется без работы…

- Да, полстраны останется без работы. Но тогда люди будут заниматься чем-то другим. В  компании «Аманат» на мой день рождения было запрещено дарить мне подарки. Если хотите меня поздравить с днем рождения, пожалуйста, напишите по электронной почте, позвоните, или напишите на ватсап… Потому что я не хотел, чтобы директор подразделения или филиала  собирал с людей деньги мне на подарок. Кто-то с удовольствием скинется, а кто-то - без, потому что кому-то действительно эти деньги нужны. Поэтому я запретил делать себе подарки. В командировках я запрещал людям меня хоть угощать, я всегда всех сам угощал и платил.

А что происходит у нас? Приезжает депутат в свой регион и весь акимат его ублажает… Выбор есть всегда. Конечно, трудно отказаться от дорогого подарка. Но с этого и начинается система поборов.

- Ергали, бизнес может сказать в свое оправдание, что им проще заплатить взятку, или подарить тот самый пресловутый подарок, чем пройти все круги ада, если решать вопросы по официальным процедурам. Что вы на это скажете?

- Я согласен, в краткосрочном периоде сильно выигрываешь, но куда это все приведет, если смотреть долгосрочно? Чем он отличается от сотрудника акимата или прокуратуры?

У каждого есть шикарные оправдания, что он вынужден это делать.

- А вам самому приходилось брать и давать взятки?

- У меня это было до 2005 года.

-  Что заставило измениться?

- Я не знаю. Может быть это знак всевышнего. Однажды в августе 2005 года я проснулся утром и четко приставил себе картину: у меня огромный дом, участок не меньше гектара, под деревом огромный стол, я сижу, внуки вокруг бегают, мне 70 лет и я подвожу итог своей жизни. И во сне я подвел итог, что потратил свою жизнь на то, что давал взятки, брал взятки и мылся с кем-то в бане…

Я с этой мыслью проснулся и понял, что мне надо в своей жизни что-то менять. Я понял, что не смогу гордиться такой жизнью. Каждому человеку полезно задавать вопрос: чем в 70 лет он будет гордится в своей жизни, а чего он будет стыдится? И тогда я перестал это делать.

- Психологи считают, что взятки - это признак низкой самооценки. Я позволила себе развить эту мысль, за счет того, что это и наследие нашего колониального мышления, т.е., мы настолько привыкли ощущать себя вторичными, как нация, как государство, что в итоге мы себя ощущаем вторичными, как каждый из нас, как индивидуальная личность. И из-за того, что у нас нет достаточной доли человеческого достоинства, достаточной доли самоуважения, мы каждый раз участвуем в коррупционных схемах только из-за того, что у нас нет достаточной степени человеческого достоинства. Как вы думаете, это рабочая версия или нет?

- Абсолютно рабочая. Я скажу больше, коррупция — это рабское мышление.

- Что с этим делать, как с этим бороться?

- Это может меняться только сверху, либо должно начаться мощное движение снизу, но настолько сильное, чтобы на верху были изменены приоритеты. Должны прийти те, кто  будут действовать в интересах народа, люди, у которых отсутствует это рабское мышление. Я считаю, что там, наверху, люди тоже с рабским мышлением.

- Коронавирус сейчас очень сильно меняет наше мышление, и даже появился такой термин, как слышащее государство. Как вы думаете, может ли коронавирус стать неким тригером, когда мы вдруг решим измениться, изменить себя в первую очередь, изменить правила игры в обществе, и таким образом повлиять на приоритеты наших топ менеджеров в государстве?

- Я сомневаюсь, что карантин что-то поменяет. Последние скандалы ярко демонстрируют отношение к людям как быдлу…   Это тоже элемент рабского мышления, считать себя лучше кого-то. Я конечно против любых гражданских волнений, я против внутриусобной гражданской войны. Мне нравится пример Армении, где все произошло мирно, люди вышли и власть поменялась. И я очень хочу, чтобы в Казахстане власть поменялась либо таким, либо иным образом. Иным, я имею в виду, чтобы они сами задумались и поняли, ради чего они вообще к власти пришли. Понимаете, коррупция убивает и государственность, убивает безопасность страны, она сводит ее к минимуму, она сводит ее практически к нулю. И вопрос существования государства, это то же самое, что и вопрос существования каких-то компаний. Компании появляются и исчезают, это происходит довольно в коротком промежутке времени, это может произойти в течение месяца, года или несколько десятилетий. Со странами происходит тоже самое, только это промежуток длиннее, и вопрос нашей государственности - это вопрос конкурентоспособности нашей экономики. Если наша экономика не будет конкурентоспособной, если она будет совершенно неэффективной, Казахстан рано или поздно как страна исчезнет с карты земли. Так раньше и было, страны появлялись и исчезали. И для того, чтобы создать конкурентоспособную экономику, нужно создать очень высоко этичную атмосферу внутри страны. Без нее люди в стране не будут производить конкурентоспособные знания и не будут из этих конкурентоспособных знаний трансформировать конкурентоспособную продукцию и услугу, и не будут продукцию и услугу трансформировать в деньги. Все это должно происходить очень быстро и только в высоко этичной системе. И люди во власти должны задуматься, что они скажут своим внукам, правнукам или праправнукам, если Казахстан исчезнет из карты земли? Мы либо вернемся к первобытному уровню, к невероятной дикости, либо создадим страну, которой будем гордиться.

Мозговой Штурм

Страницы:1 2 3 4 5