четверг, 15 ноября 2018
Туман -14.1, Туман
USD/KZT: 375.9 EUR/KZT: 423.56 RUR/KZT: 5.55
Глава МВФ замолвила пару слов за электронные валюты Пока еще самозанятые будут платить «не налог» Калгари не хочет принимать ЗОИ-2026 Новые санкции против Кремля рассмотрит новый Конгресс США Есимов подвел итоги IPO «Казатомпрома» Почему падает нефть Гарант запустил торги на МФЦА Система Chartbeat научит журналистов анализировать контент S&P: цены на нефть в 2019 году будут пикировать ООН рекомендует Душанбе запретить тесты на девственность Нацбанк Кыргызстана в ноябре вновь поддержал сом Минэнерго: как предельно будут падать тарифы? Кабмин вышел на тропу войны с монополизмом Air Astana обновила заявление о Embraer-190 рейс КС1388 Сенаторы США считают, что Трамп увлекся критикой Федеральной резервной системы Великая азиатская ЗСТ OPEC пока все же еще побыть МИД: проблемы казахов из СУАР «будут решаться в положительном ключе» На Байконуре «Союз 2.1а» заменит «Союз-ФГ» Дело Хашогги: давление на Саудовскую Аравию растет Рекордный автооктябрь-2018 Чем Путин задобрил Назарбаева в Петропавловске Ruxit: выход Москвы из Совета Европы ударит по простым россиянам Официальный Ташкент: O'zbekistonga xush kelibsiz! «Кок-Жайлау»: Абаев настроен «бороться за туристов»

Покровитель всех туркмен доведет страну до бунта?

 

Из Туркменистана продолжают исходить все более тревожные новости о том, что ситуация с продовольственным кризисом в стране усугубляется.

Некоторые оценивают ее как критическую, и даже говорят о том, что имеют место голодные бунты. Из Ашгабада невозможно вывозить никакую продукцию, так как власти строго запрещают это делать. Что происходит в Туркменистане, к чему это может привести? Об этом рассказывает директор туркменской службы Радио Свобода Фарух Юсуфи.

– Здравствуйте, Фарух. Какие у вас есть данные о том, что сейчас происходит в Туркменистане? Правда ли ситуация настолько тревожная и критическая?

– Здравствуйте! Ситуация с каждым днем ухудшается. Не видно, чтобы были улучшения. Особенно тяжела ситуация в регионах страны, где на протяжении нескольких дней вообще не бывает в продаже муки. За последние 2-3 недели мы получали множество сообщений и подтверждений этой информации. Мы получали видео, где 600-700 людей стоят у государственных магазинов, где субсидированные цены, и не могут ничего купить. Нам сообщали, что люди стояли с семи часов утра, и только к вечеру удавалось купить две буханки хлеба.

Насчет бунтов я не могу говорить. Не знаю, насколько возможны бунты в Туркменистане, потому что власти сильно держат все под контролем, но был случай, когда люди в негодовании прогнали двух милиционеров и представителей местных властей, а также прогнали сотрудников органов госбезопасности и открыто говорили, что если Аркадаг (Покровитель – титул президента страны Гурбангулы Бердымухамедова) страны не может заботиться о нас, то пускай он уходит.

– Информация о том, что происходит массовый отток людей, то есть туркмены просто начинают бежать из страны, подтверждается?

– У нас были такие репортажи, где люди говорили о том, что в Туркменистане трудно жить, то есть люди остались в безвыходном положении. Они не могут прокормить свою семью и подаются в трудовые мигранты. Основное направление – Турция, так как там нет необходимости получать визу, а в последнее время люди начали уезжать в Узбекистан, Казахстан, Азербайджан. Увеличился поток туркменских трудовых мигрантов и в Россию.

Среди них есть также те, кто уезжает из Туркменистана навсегда. Мы сегодня делаем репортаж по поводу того, как одна семья уезжала из Туркменистана, но ее не выпустили из страны. Это брат и сестра, и двое маленьких детей сестры. Власть Туркменистана, таким образом, пытается противодействовать тому, что люди покидают страну, но когда люди просто не могут поесть, основной инстинкт берет свое. Люди ищут другие выходы, которые просто помогут им выжить.

– Была информация о том, что в Ашгабаде есть какая-то продукция, что завозят что-то и власти строго контролируют, чтобы из столицы в области никто не мог увозить продуты питания. Это соответствует действительности?

– Ашгабад – столица. Столичное обеспечение в любой стране лучше. Сейчас Туркменистан готовится к чемпионату мира по тяжелой атлетике, поэтому власти всеми силами пытаются сделать так, чтобы не было больших очередей и неприятных случаев. Они пытаются наполнить государственные магазины каким-то ассортиментом, но как нам рассказывают наши корреспонденты, весь этот ассортимент сразу раскупается и то, что власти не успевают это все вовремя покрывать говорит о том, что в столицу также вернулись много людей, чтобы купить самое необходимое: хлеб, мука, растительное масло, сахар.

Люди скупают продовольствие и везут в регионы. Нам также сообщали о том, что останавливают машины на выезде из столицы для проверок. Если большое количество продуктов, то это отбирают, а людей штрафуют. Также перевозят продовольствие между областями. Две недели назад мы сообщали о том, что когда из Лебапа пытались провести продовольствие в Марыйскую область, то на границе между областями конфисковывали «излишки» и штрафовали.

– На этом фоне сейчас количество людей в форме увеличивается. Растет ли репрессивный аппарат, как государство пытается сдерживать народное недовольство?

– Насчет репрессивного аппарата – растет он или нет – не знаю, но в Туркменистане всегда органы правоохранительные значительны и эти случаи, когда за перевоз продовольствия штрафуют, говорят о том, что репрессивных мер становится больше. Полицейские начинают превышать те полномочия, которые прописаны в соответствующих законах органов правопорядка.

– В последнее время были сообщения о том, что в Туркменистане практически ликвидированы все те льготы, которые при Сапармурате Ниязове связывали с бесплатным обеспечением газа, набором продуктов. Какая была реакция? Можно ли говорить, что все те блага, которые так или иначе обеспечивал Ниязов, исчезли?

– В прошлом году определенную часть этих льгот отменили. Оставили какой-то лимит. Начиная с 2019 года, полностью все отменяют, а всем придется платить. Сейчас идет тотальный контроль всех домохозяйств, устанавливают счетчики. Президент поручил обеспечить установки этих приборов соответствующим министерствам, а контроль по обеспечению он поручил министерству внутренних дел. Мы уже сообщали о том, что во всех областях ходят представители соответствующих организаций, их сопровождает местный участковый для того, чтобы убедить жителей установить эти счетчики.

Такие решения не бывают популярными и у нас есть сведения, что люди открыто выражали недовольство. Во всех областях сейчас ведутся лекции для того, чтобы объяснить людям, что это необходимо для сегодняшней ситуации. Эти лекции также сопровождаются не рациональным объяснением, а там присутствует риторика, что туркмены должны жить сытно и, что каждый туркмен может позволить себе платить за газ, электричество и за воду.

– Несмотря на то, что ситуация усугубляется власти делают вид, что ничего не происходит. Президент продолжает веселиться, вы говорите, что будут еще какие-то спортивные мероприятия. Это попытка отвлечь внимание или Бердымухамедов адекватно оценивает уровень того состояния, в котором пребывает Туркменистан?

– Я думаю, что он адекватно оценивает, но ему сейчас все равно, потому что управление государством пущено на самотек. Проведение таких мероприятий, как ЧМ по тяжелой атлетике свидетельствует о том, чтобы как-то отвлечь одного зрителя – президента, а остальное подождет. Этот чемпионат должен был быть проведен в Чили или Эквадоре, но у этих стран не оказалось достаточно средств на турнир, а Туркменистан вызвался принять у себя этот чемпионат. В Туркменистане много из того, что в настоящий момент не нужно. Например, строятся отели, которые потом круглый год пустуют, проводятся чемпионаты, строятся гольф-клубы. Очень трудно дать этому рациональное объяснение.

– Недавно было сообщение, что Бердымухамедов ездил на запад и, что там его встречали, обсуждались экономические контракты, взаимодействие. Как вы считаете, будут ли западные страны или США в этих условиях помогать туркменскому диктатору, чтобы ситуация не вышла из-под контроля?

– Бердымухамедов сам не ездил с такими визитами в дальние зарубежья. Он ездил на Генеральную Ассамблею ООН в Нью-Йорк и там встречался с некоторыми представителями американского бизнеса, но вряд ли американский бизнес или бизнес какой-нибудь страны из соседних центрально-азиатских республик заинтересуется в данный момент инвестициями в Туркменистан, потому что там управление экономикой пущено на самотек. И я не думаю, что здравомыслящий инвестор захочет в этой стране делать бизнес.

Про энергетические переговоры – на прошлой неделе ездили в Брюссель и там просто были декларативные заявления по поводу того, что Европа заинтересована в транскаспийском газопроводе, о чем Туркменистан до сих пор молчал с тех пор, как была подписана известная конвенция. Туркменистан тоже не видит перспектив по этому проекту. Это всего лишь декларации, потому что насколько мы знаем, Азербайджан уже отказался, они сказали, что если Туркменистану нужно, то пусть он сам строит, а мы посмотрим участвовать в этом или нет. Там тоже не все так радужно для Туркменистана.

– Есть ли сведения, что власти продолжают усиливать контроль над Интернетом и над возможностью распространять информацию, учитывая, что кризис усугубляется и, наверняка, стоит такая задача, чтобы максимально информация из Туркменистана за пределы страны не выходила. Сталкиваются ли ваши журналисты с новыми ограничениями, сталкиваются ли с ними обычные граждане?

– Да, это очень актуальный вопрос. С каждым днем усиливается контроль над СМИ и агентствами, которые пишут про Туркменистан. Также заблокированы страницы Facebook, Youtube и все соцсети. Люди пытаются получить информацию, пользуясь прокси- серверами, что тоже вызывает противодействие. Люди самостоятельно не могут установить VPN, они обращаются к специалистам, а власти объявили борьбу с этими мастерскими, с магазинами электроники. Приходят, устраивают рейды, наказывают, угрожают им, что если это будет продолжаться, то будут приняты меры. Там есть тотальный контроль хоть какого-то обмена информацией между Туркменистаном и внешним миром. По местным СМИ я готовил материал, что в Туркменистане существует около 62 печатных изданий,7 телеканалов, а редакторов каждого из этих изданий и каналов назначает и увольняет лично президент. То есть вы представляете, да, насколько президент хочет контролировать даже очень сильно лояльные и верные государственные СМИ! Кроме того, последние несколько правительственных совещаний он на повестку дня выносил вопрос о том, что эти СМИ недостаточно делают для того, чтобы освещать все победы и достижения Туркменистана. Он напрямую определяет редакторскую политику этих изданий. Приказывает им освещать, как Туркменистан обеспечивает население пшеницей и хлебом, как обеспечивает население разными другими благами, какие достижения были сделаны в области транспорта, производства и так далее. Все определяет один человек.

Независимые корреспонденты вынуждены использовать VPN, работать под прикрытием, то есть, не называя своих имен, потому что уже были случаи, когда людей приговаривали на реальные сроки из-за того, что они общаются с независимыми СМИ. В частности, в апреле этого года был к 20 годам приговорен молодой человек, который дал интервью не на политическую тему, а напротив тепло отзывался о той помощи, которую получает от туркменских властей, но сам факт общения с Радио Азатлык привел к тому, что его судьба очень печально закончилась. У него скончался отец, не выдержав такой несправедливости. Одна семья практически разрушена из-за того, что парень имел неосторожность дать интервью. В таких условиях можно определенно говорить, что репрессии против свободы слова усиливаются в стране.

– Были сообщения, что на днях одного из журналистов забросали камнями. Что известно по этому поводу?

– Это бывший наш корреспондент, он с нами сотрудничал. За его журналистскую деятельность, за сотрудничество с нами и еще одним туркменским изданием его приговорили к трем годам тюрьмы. Он освободился в мае этого года и, насколько я знаю из сообщений, его постоянно преследуют, установлено круглосуточное наблюдение. Как сообщалось несколько дней назад, люди, которые наблюдали за ним, забросали его камнями.

– Ваш короткий прогноз, как вы считаете, эта ситуация будет усугубляться и может ли она привести к реальным последствиям для власти, то есть может ли это стать крайней точкой, когда голодный народ начнет протестовать активно?

– Я бы не хотел строить гипотетические прогнозы по поводу этого, но в одном вы правы, что ситуация будет ухудшаться. Нет никаких предпосылок тому, чтобы как-то это улучшалось, потому что очевидно желания правительства, что они хотят как-то разумными способами выйти из экономического, социального и уже политического кризиса – нет.

Оставить комментарий

Наружное наблюдение

Страницы:1 2 3 4 5