вторник, 20 августа 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Польский участник Форбса проявляет интерес к Казахстану Дворец Школьников в Алматы переделают Велодорожки vs МСБ 80 км вернут на пр.Аль-Фараби Образование Алматы: мест нет, но вы учитесь Кожагапанов стал первым замакима Алматы Операция по спасению альпинистов Неспокойный Гонконг и предупреждение Трампа Голод и волнения в Великобритании Серикжан Билаш на свободе! Во всем виновата Америка? К выборам готовсь? Ертаеву продлили арест Токаевские иницитиавы Нотр дам де Пари рушится Израиль запретил въезд в страну двум американским конгрессвумен Суд над Билашем перенесен на вечер Четвертая жертва Солсбери Серикжан Билаш в Алматы Досаеву дали 7 лет У узбеков рекорд по инвестициям Дорога к Туркменбаши Утекай Дело трансгендера: свидетель объявил голодовку За смерть 52 человек дали три года

Денис Кривошеев: Проблема у Казахстана только одна, но очень серьезная

Расул Жумалы: Добрый день, это программа «Айтарым бар», с вами Расул Жумалы. Сегодня у нас в гостях экономический обозреватель Денис Кривошеев, также известный в широких кругах как Ден Стерлинг. Понятно, что мы сегодня поговорим об экономике, тем более, что экономика и отечественная, и СНГ, и мировая сейчас в состоянии турбулентности, очень много вызовов, много рисков… В частности, ситуация вокруг Украины, России, нефти. Хотел бы я начать с того, что буквально вчера, впервые за всю историю, российский рубль к отношению к тенге опустился ниже трех тенге за рубль. Очень много опасений, в связи с дисбалансом между рублем и тенге.Какие риски это несет для Казахстана, для нашей экономики, для социального положения?

Денис Кривошеев: Вся проблема в том, что Нацбанк — абсолютно непрозрачная «контора», как оказалось. Во всем мире это достаточно открытые люди, идущие на контакт — и в США, и в Европе, Понятно-  деньги, это то, что касается каждого. А у нас, что Правительство, что Национальный банк не как самостоятельный орган, а как приложение к Правительству, никаким образом не объясняют свои действия. Исходя их последних ощущений, в течении года во главе  Нацбанка стоит человек, мягко говоря, непрофессиональный. Я его, честно говоря, давно назвал «веселым Роджером», человек, который улыбается, к месту и не к месту, это уже всем известно. И его задачи в Национальном банке непонятны. Если вы помните, то Григорий Александрович, несмотря на мои очень сложные отношения с этим человеком, а они давние, с 2002-2003 года мы знакомы, когда я впервые начал писать об экономике, тогда еще, как это сказать правильно, пытался предсказывать, что будет с тенге, и в общем то удачно… Так вот: он был достаточно понятен, достаточно профессионален, и все время находился рядом со своими коллегами, здесь, в Алматы. Нацбанк никуда не переезжал, он находится здесь, в Алматы, но  Председателя Нацбанка практически здесь нет, он все время находится в постоянной «подковёрной борьбе» за внимание, за похвалу, но никак не за экономическое благосостояние нашей страны, к сожалению. Я  утверждал, и продолжаю утверждать, что экономика у нас  презентационная, все делается, чтобы показать что-то один раз, а потом забыть. Соответственно, по моим данным, все, что происходит сегодня с тенге, это от страха признать существующую проблему и взять на себя ответственность за эту проблему. Понятно, что человек, который официально объявит о том, что тенге надо девальвировать – политический труп. Тем более, что этот человек ранее заявлял, что никакой девальвации два раза в год не бывает. Понятно, что самостоятельно он этого сделать не может, и  пытается, ищет человека, с которым он может разделить эту ответственность, но не находит, потому что никто не хочет быть политическим трупом в нашей стране. Соответственно, мы находимся в такой ситуации, когда Правительство пустило все на самотек — авось выплывет… Одна из целей паузы, которая образовалась, это попытка выдержать время, временной лаг, для того, чтобы, возможно, не делать девальвацию. Каким образом они хотят этого достигнуть, как ни странно? Они ждут, что инфляционное давление на рубль, которое будет оказано в течении последнего времени, рост цен, пересмотр позиций, в конце концов снивелирует российскую девальвацию и изменит паритет, арбитраж между рублем и тенге. Они заявляли, что курс 3.5/4 —  это оптимальный коридор. Я вынужден разочаровать: несмотря на то, что я не экономист по образованию, как наш кабинет министров, но не получится… Потому что у нас инфляция намного  выше, чем российская и, по самой главной причине — что мы производим намного меньше собственной продукции, чем производит Россия, которая на 60% себя обеспечивает необходимыми и продуктами питания, и всем остальным. Плюс есть Минск, который тоже производит свою технику и прочее. Мы же обеспечиваем себя процентов на пять, живем в категориях выдуманных цифр и вот, соответственно, все, что мы видим вокруг это прямые последствия. Ни на что даже невозможно опереться.

Расул Жумалы: Сложно не согласиться с вашим определением презентационной экономики, понятно, что никто не хочет идти и объявлять столь «популярную» меру, как девальвация тенге, тем более, что только год назад это произошло. Но, действительно, вот эта пауза затянулась, и в этой паузе чего стоит тому же бюджету, нашим золотовалютным резервам, Национальному фонду поддерживать вот эту паузу? Я понимаю, что, наверное, четких расчетов нет, но, тем не менее, каково ваше ощущение, во сколько нам это обходиться?

Денис Кривошеев: Мы будем иметь данные в ближайшее время, насколько похудеет Нацфонд. Эта пауза «стоном» зовется у нас, и это достаточно смешно выглядит со стороны, потому что никто не знает, что делать с текущей ситуацией. Более того, все понимают, что ситуация будет только ухудшаться. До Нового года был пересмотр рейтинга РФ, один шаг оставался до «мусорного»,  и все прекрасно это знают. А что будет дальше? А дальше стандартная процедура произойдет в России. То, что у нас было в 2009 году, когда наш страновой рейтинг понизился фактически до «мусорного». Все рейтинги банков и крупных заемщиков зависят от странового рейтинга, и они обычно ниже такового. Соответственно, если вашу страну понизили до уровня «мусорного» рейтинга, то и ваши активы будут «мусорными». Я думаю, что России немного повезло за счет того, что в Европе образовались каникулы. Но сейчас они из каникул выйдут и Большая Четверка явно будет пересматривать рейтинги и будет их понижать. Серию  катаклизмов мы еще увидим, и при чем в ближайшее время. Когда Аскаров Толеген написал, что: «Бог пожалел Рождеством Россию», я говорю «нет, просто праздники затянулись». Из праздников не вышли крупные игроки, соответственно, и нельзя судить, что происходит реально на бирже, потому что нет ни доллара, ни рубля, и все эти колебания очень смешно выглядят на российской бирже. Нет еще понимания, что будет происходить с точки зрения оценки рисков, которые в ближайшее время будут пересмотрены европейскими и американскими биржами. Но, по-прежнему , «Путин всех переиграл» -, вот это главная тема, которая очень активно муссируется псевдо-экономическими экспертами. Что Путин выкупил за копейки все свои активы, вот эту и прочую муть, люди, которые не понимают, как работает современный мир, более того, они все еще пытаются похоронить доллар с советским, я бы сказал, задором, они в «Зарницу» играют с долларом. Ну, известно, что происходит, когда дети играют со взрослыми во взрослые игры и чем это заканчивается для детей.

Расул Жумалы: Путин, скорее, действительно переиграл самого себя, свою же страну, если быть более объективными в оценках. Но, вот смотрите: тот же глава Нацбанка осенью заявлял о том, что критический уровень для Казахстана, если я не ошибаюсь, это 80 долларов за баррель — и сорок рублей за один доллар. С тех пор ситуация еще более усугубилась, но мы слышим от официальных властей, что все нормально, все под контролем. У нас есть сценарий и на 50 долларов и на 40 долларов, но, на ваш взгляд, каков предел прочности в реальном Казахстане?

Денис Кривошеев: А нет такого предела прочности, мы же, как жили нищими, так и живем нищими. Мы никакого отношения к нефтяному доходу не имеем. Нефтедолларовый поток уходил все время в какой-то фонд, неизвестно чьих поколений, наши деньги пенсионные, как мы видим, уже  «умерли». Мы как бы живем, в отличие от той же России, как-то «сами по себе». У нас государство в своей реальности живет, абсолютно виртуальной, а мы живем в своей реальности. Причем, некая активная часть населения живет в золотом квадрате Астаны или Алматы, и они не имеют вообще понятия о другой части населения, людях, которые реально голодают, которые не имеют денег. Пенсионеры, которые выживают и живут хуже, чем в России. Даже несмотря на девальвации и все остальное, мы живем хуже, чем в России, это же понятно. У нас в Правительстве, в отличие от той же России, сидят откровенные клоуны, у которых есть задача повеселить, развлечь, все, что угодно.  Вот к примеру, у нас не было рабочих мест в Алматинской области — и тут неожиданно, за три месяца,  у нас шестьдесят тысяч рабочих мест появляется – «на бумаге.» У нас в этом году нет урожая, плохо было с зерном, у нас плохое зерно, но неожиданно появляется 15 млн. тонн,  вместо 9. По самым скромным  подсчетам, половина из них -это фураж, это даже не зерно. Плюс, еще есть конкуренция стран с Россией на рынках. У нас такая ситуация, что  я,  честно говоря, вообще не понимаю, как мы живем до сих пор. А живем таким  образом: что своровали, что унесли, что заработали — вот на то и живем. Никакого плана у Правительства нет. Почему нет плана? Потому что нет ответственности. Вот, к примеру, ФИИР или 30 корпоративных лидеров: начали красиво, деньги тратили, здесь и реклама, ТВ…  И  ЧТО? Официально программа, мы знаем с вами, утратила силу, никто не отчитался ни за одну копейку по ней. А если никто не отчитывается ни за что, то никакой программы, в принципе, не существует. Нет программных документов, индикаторов —  вот никто, ни за что и не отчитывается. Так и живем.

Расул Жумалы: Смотрите: живем мы всеже, как-то сводим концы с концами. Развлечения — развлечениями, но экономика это — материя очень упрямая, и с ней приходится считаться.Сколько бы не тянули с этими провальными проектами, программами, безответственностью, но спрос то когда-то будет, надо будет отвечать, я имею в виду состояние самой экономики. Допустим, 2015 год, при сохранении вот такой экономической политики, она видимо, будет сохраняться, но к чему это может привести?  В  макроэкономики, как это скажется на  доходах каких-то конкретных людей, на их социальном положении?

Денис Кривошеев: В социально-экономическом контексте  мы немного изменились, потому что мы входим сейчас в рамки Союза. Ситуация еще хуже, потому что у нас закрылась традиционная «дойная корова» —  Китай, который рядом. И мы теперь не можем самостоятельно выстраивать частные торговые отношения. Если вы посмотрите на структуру занятости, то четыре миллина «самозанятых», считайте безработных, которые яблоки продают на дорогах. В общем, что происходит в стране: вот есть, условно говоря, бюджет, в принципе не дефицитный, и даже при очень низких ценах на нефть он будет в тех промежутках, в которых есть, т.е. его удастся сохранить.  Что происходит? У нас, например, заказывают построить дорогу. Естественно, дорогу никто не строит, дорога получилась золотая, деньги перетащили и поделили между собой, и вот эти деньги, которые вытаскиваются из бюджета, распределяются внутри экономики. Но, постепенно, они вывозятся из страны. Никакой трезвой экономической политики нет, если бы такая политика была, то был бы давно свободный курс тенге, который хоть как-то конвертировался, было бы понятно, что происходит,  без всяких интервенций Нацбанка. Во-вторых, в ситуации, когда мы на 95% зависим от экспорта, т.е. наше «все»  - это наш экспорт, нефть, газ и все остальное. «Дедолларизация», объявленная нашей экономике — это самоубийство экономики, т.е. взяли и выстрелили себе в лоб, самостоятельно. Наоборот, нужно было объявить свободное хождение доллара, как это сделала Турция. У них все равно, какими ты деньгами рассчитываешься, долларами или евро, главное, чтобы ты рассчитывался. И тогда запускается двигатель экономики, инфляция не ложится на основную валюту, нет такого перекоса, нет давления на валюту. Я об этом говорю в последнее время, что нужно отказаться от давления рубля, который на нас очень сильно влияет, и наоборот, перейти к доллару, у которого естественная инфляция 1.5-2%.  И мы на этом фоне выскочили бы, но, нет, у нас вот другие планы, у нас презентационная экономика.

Расул Жумалы: Вы упомянули ЕАЭС, до этого был ТС, который с 1 января 2015 года стал ЕврАзЭС, все это происходит на фоне обострения отношений между Россией и Западом, украинского кризиса, торговых  войн, обмена санкциями и т.д. В этих условиях, как вы оцениваете перспективу ЕврАзЭС, как организации, каковы  его плюсы или минусы для Казахстана?

Денис Кривошеев: Вы знаете, проблема у Казахстана только одна,  но очень серьезная: мы с вами свое место в мире не понимаем, выдумываем, то  что мы межгалактический центр экономических инициатив, на экономическом форуме, то что мы миротворческий центр вселенского масштаба, двигаемся в сторону Украины, «нормандский формат», и прочее… Мы постоянно что-то «инициируем», это как отвлекающий маневр, нас все время отвлекают, чтобы не посмотрели к себе «внутрь», а смотрели в чужие дворы. А в нашем собственном дворе, скажем так, такое творится, что уже даже страшно посмотреть. Мы постоянно всем что-то тычем, рассказываем о том, что доллар — это вообще валюта, которая рушится, не понимая даже самой структуры доллара. Давайте скажем, для того, чтобы понять, что такое доллар, нужно вырасти в США с детства, нужно выучиться во всех этих  институтах и на  кафедрах, поработать на бирже, поработать в международных инвестиционных банках – и тогда понять, что такое доллар. А у нас о долларе рассуждают люди,  которые, в лучшем случае, тракторами управляли. Понятно же, что смешны рассуждения человека о долларе, у которого нет понимания, по-настоящему, что такое мировая экономика и который вырос в плановой экономике. Что касается Евразийского союза, мы же понимаем, что это политический союз. Об том, что будет происходить, потрясающе написал Гайдар в своей книге в 2003 году, он это все предсказал, я преклоняюсь перед этим человеком. Это постимперская ситуация. Мы находимся в ситуации, когда империя не может существовать в рамках установленных границ. Что такое Российская империя – это постоянное воспроизводство чиновничьего аппарата. Вот она скукожилась, создала такой чиновничий аппарат в Росси, если вы посмотрите по количеству, то даже в Советском Союзе столько их не было. И вот эти чиновники начинают размножаться, им нужно куда-то деваться, им нужны новые территории. Так размножалась Российская империя, и так Размножалась советская империя, ничего нового не происходит. Влияние и количество институтов, которые возникают в рамках нового Союза, оно огромно. И количество людей, которые задействованы, также огромно. Крым в этом случае тоже не случайно присоединился, потому что там сейчас такое огромное количество российских чиновников сидят на потоках бюджетных, как в песне у Семена Слепакова «Сделай глоток». Тут все мечтают  от такого потока «сделать глоток». Вот мы попали в такую ситуацию, где наш Президент, к сожалению, не поняв ситуации мировой, стал заложником собственных слов, которые он сказал в 2002 году в университете, а его за эти слова, в общем-то, подтянули. Вместо того, чтобы сказать: «Ну, ребята, ну сказал, такая ситуация была, еще из « совка» не вышли, давайте медленно, сепаративно, давайте кооперативно». Нет, мы же сразу – «взасос», мы же сразу в постель, у нас сразу секс, у нас по-другому не бывает. У нас либо любовь до гроба, либо ненависть до гроба, не бывает золотой середины, протестантской нормальной сдержанности. При этом никто даже не подумал оценить риски внешние у нас в стране, никто не подумал торговаться как Белоруссия с Россией, которая уже 20 лет находится  в состоянии союза и, как видите, очень грамотно использует желание России расширяться.

Расул Жумалы: Но, бесконечно же это продолжаться не может?

Денис Кривошеев: Может, пока это поколение не уйдет. Я сейчас чуть-чуть отклонюсь от темы: вы посмотрите, что нас окружает? Нас окружает ретро, бесконечное, невозможное ретро… По телевизору на Новый год у меня ощущение было, что я в Советский Союз вернулся. По радио одно ретро играет, все рекламные компании, даже Форте банк решил на «Терминаторе» сыграть, на вот этом ощущении – «как раньше все было». Нас сознательно возвращают в ощущение «совка», чтобы мы не сопротивлялись им. Потому что этому поколению комфортно находиться там, они там были востребованы, понятны, они знали правила игры, у них не было раздражителя в качестве доллара, у них рубль был единственной валютой, они жили, «как короли». Люди, к сожалению, не понимают, что Советского Союза больше не будет, не будет больше бесплатных детских садов, бесплатной качественной медицины, социального обслуживания, которое гарантировала власть за склонность к коммунистическим взглядам. Будет сплошной «дикий капитализм»,  или  неофеодализм, где кучка людей будет сидеть на денежных потоках, а все остальные будут «заряжены» ретро — пластинкой. Ничего нового у нас вокруг не происходит, нет  инноваций, десять раз объяснялось: чтобы была инновационная экономика, то должна быть хоть какая-то экономика. Нельзя построить инновационный завод сразу, ты либо построишь новый завод, который не может быть, априори, инновационным. А  если ты ставишь завод, которому тут же нужны инновации, значит, ты ставишь хреновый завод. И вот вся эта ситуация в целом, она ретро. Нас как-бы тянут в эмоциональный «совок», и вот мы в «совке».

Расул Жумалы: Я остаюсь при своем мнении, что бесконечно это продолжаться не может и есть свет в конце тоннеля. Это  не значит, что это произойдет только с уходом нынешней номенклатуры,  в той же России. Мне кажется, развязка наступит намного раньше, чем она уйдет добровольно и, скажем в той же России политики, экономисты, то же Касьянов, тот же Ходорковский и другие говорят о том, что осталось полтора-два года при сохранении нынешних тенденций для России. Дальше произойдет, не знаю что —  развал, смена режима. Насколько серьезны эти опасения и прогнозы?

Денис Кривошеев: Если честно, я только за! Потому что, я понимаю, что нас тащат в какой-то дремучий лес, из которого мы как-то случайно выскочили, мы как-то поняли, что можно жить не как рабы с царского режима. Ничего нового, отличного от  крепостного права мы же и не видели, мы как были крепостные, так и остались. У нас прописка до сих пор существует, что и говорить –то… Власть до сих пор не рассматривает собственный народ, как источник своих возможностей, она не видит его, она не хочет замечать его. Вопрос: хочет ли народ, чтобы его замечали? Это очень серьезный вопрос, потому что, исходя из опросов социологических, даже делающихся такими серьёзными институтами, как Левада- центр, то они подтверждают, что Путин имеет очень большую поддержку среди населения. Почему? Потому что необразованное  население.  Несмотря на то, что многие люди закончили институты, они то, по большому счету, и не вышли из «землянки» своей. Вот этот бесконечный поворот русской культуры в христианство, причем в самую худшую, самую сложную православно-византийскую ветвь, это мракобесие, которое сейчас процветает по телеканалам, которые говорят о чудесах, чудо-исцелениях, это поворот от мирового образовательного тренда, где люди понимают, что вселенная необозрима, мы только можем моделировать вселенную —  это мракобесие, о котором мы говорим, оно побеждает. Оно победило в семнадцатом году. Не случайно же, когда говорят о том, что сносили храмы, а сносил кто их? Обычные люди же не сносили. Сносили храмы те, кто устал от одного мракобесия и пошел в другое, коммунистическое.

Расул Жумаулы: То есть,, вы считаете, что полтора-два года, это не временной отрезок, который будет продолжаться?

Денис Кривошеев: Я считаю, что я в этом смысле, не смотря на то, что я неверующий человек, я за Библию, как  источник исторических знаний. Сорок лет Моисей не зря водил евреев по пустыне, поверьте мне. Сорок лет, это был средний срок  жизни для людей, которые вышли из рабства и его помнили. Это люди, которым было двадцать, начиная с десяти и т.д. Соответственно, в современном мире, чтобы вывести людей из рабства, нужно шестьдесят — восемьдесят лет. Вот этот период, через который мы сможем хоть что-то говорить об изменении парадигмы вот этой части мира. Европа и Америка тоже менялись не сразу. Кстати, великая американская революция она же случилась одновременно с отменой крепостного права в России в 1861 г. В этом же году и начало американской  революции. Все очень похоже. Сколько лет прошло с момента крепостного права, без учета того, что там была какая-то попытка демократии? В шестидесятых годах они отменили сегрегацию негров, прошло сто лет, и только сейчас, через 150 лет, условно говоря,  чернокожий стал президентом. Вот этот вот временной лаг — он необходим, причем в условиях, когда не будет концлагерей, как у нас было, не будет Гулагов, не будет насильственного удержания. Когда будет, раз уж если  Россия хочет что-то создавать, то должна быть конфедерация, но в прямом понимании, как в США, а для того, чтобы удержать людей. Ходорковский хочет еще пожить в это время, я его понимаю, но я даже на это не надеюсь.

Расул Жумалы: Последний вопрос, такую уж очень мрачную картину вы обрисовали. Но, возвращаясь к вашему тезису  о сорока годах временного лага. Мы в эти сорок лет вошли уже, или даже не приблизились?

Денис Кривошеев: Как это должно происходить? Вымрет поколение, которое чувствует себя хозяевами вот этой земли, потом появится поколение детей хозяев этой земли. Им надают по шапке, потому что у каждого нового исторического поколения возникает желание переделить собственность, это известный факт. Каждые пятьдесят-шестьдесят лет происходит процедура передела собственности. Соответственно, пойдет этот процесс, кто-то сопьется, или еще что-то, время все это снивелирует, потом придет новое поколение, с новым взглядом на жизнь. Это, наверное, те, кто сейчас только нарождается, это те дети, которые будут учиться в США, по-другому воспринимать мир, те, кто рождается в информационных технологиях. Они будут создавать новое государство. В исторических масштабах это мелочь.

Что касается прогноза на этот год, будет ли девальвация? Это будет не девальвация, как я говорил весной прошлого года, это будет коррекция курса на некую парадигму. Произведена она будет после того, как, скорее всего, Россия окончательно нащупает «дно» рубля, возможно, это будет после дефолта или  процедур, когда крупные агентства объявят о реальных рейтингах России  после технических дефолтов. Это будет, скорее всего, даже не феврале, это где-то осень. Ближе к осени, т.е. мы все это время будем тратить резервы, для того, чтобы понять, где дно. Если это будет логичный ход, а если это будет эмоциональный, либо рациональный, с точки зрения сиюминутной, нам придется повторять девальвацию еще раз, обязательно, т.е. это будет коррекция. Либо делать девальвацию «с запасом» на 380-400 тенге за доллар, чтобы находиться в той комфортной зоне, где рубль окажется в конце этого, в начале следующего года. Чтобы не говорили, это справедливая цена на сегодняшний день. Вообще, на мой взгляд, она видится в районе 330 тенге за доллар. Если посмотреть сегодняшние цены, то доллар столько и стоит, исходя из стоимости мяса, кофе, в среднемировой стоимости в странах, подобных нам. Мы переплачиваем в два раза за мясо, молоко и т.д. в тенге. Ну, и если исходить из самого главного эффекта, это КПД наше, то если мы получаем тысячу долларов в тенге — это 180 тысяч тенге, а наш КПД всего на 50%, «невидимая рука рынка» все равно снивелирует так, чтобы получали столько, насколько мы работаем. По этому поводу есть замечательный анекдот: «Карл Макс, Фридрих Энгельс и Адам Смит плывут в одной лодке. Неожиданно, Адам Смит из лодки выпадает. Энгельс спрашивает: « Почему он выпал?» Невидимая рука.»

Расул Жумалы: Мне кажется, действительно, мрачные прогнозы, хотя недалеки они, наверное,  от объективной оценки. Соглашаться с ними или нет, это ваше право и насколько они близки к реальности-  покажет только время. Вам большое спасибо.

Оставить комментарий

Айтарым бар111

Страницы:1 2