вторник, 12 ноября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Родня Асада накупила в Москве квартир на 40 млн.долларов Батька едет в Австрию За месяц казахстанцы потратили в интернете 1,1 трлн. тенге Сколько авиакомпаний покинули аэропорт Алматы В Ашхабаде установят гигантский памятник алабаю Насильника вернули в колонию Состояние миллиардеров сокращается Моралес ушел с поста президента Нур-Султан в темноте Ояновцы провели митинг Аэропорт в Семее хотят назвать в честь Абая Мировой долг достиг 188 триллионов долларов Какие документы Токаев подписал в Омске Collins назвал главное слово 2019 года В краже 32 миллионов тенге подозревают директора ТОО Токаев в Омске вспомнил Назарбаева Журналиста обвинили в вымогательстве у Кенеса Ракишева Чиновникам вернут смартфоны В Майами съездил на свои Франция вложила в Казахстан пол-миллиарда долларов за полгода В Самарканде произошла драка между узбеками и турецкими рабочими Кипр лишает «золотых паспортов» Эрдоган заявил о поимке одной из жен аль-Багдади 61 тонну зараженных продуктов не пустили в Казахстан Прожиточный минимум стал чуть выше

Раимбек Баталов, председатель совета Форума предпринимателей, председатель совета директоров Раимбек Групп: «Мы выбрали самый тяжелый путь…»

Что сможет дать бизнесу «Атамекен»? В стране нет представления о реальной ситуации в экономике. Нужна статистическая амнистия и синхронизация отраслевых и региональных программ. Впрочем, этого тоже будет недостаточно. Что делать? – об этом в Table talk  Раимбек Баталов.                     -  Создается ощущение, что Вы стали менее публичны.  Это мне кажется или так и есть на самом деле? С  чем это связано? -  Да, это так, в последние годы  я достаточно редко выступаю и даю интервью в средствах массовой информации. Но это не означает, что мы сидим сложа руки и ничего не делаем. В обществе происходят определенные процессы, в том числе и в общественных организациях, мы ждем определённого логического завершения. После этого будет активная позиция. Но, тем не менее,  работа форума как шла, так и идет и достаточно активно. Многое делается,  в том числе и по сокращению административных барьеров. Это практически основная работа форума, которая велась, ведется и будет вестись.   - Немного, может быть, щекотливый вопрос, не очень приятный  для Вас. Сейчас есть понимание, что ФПК утратил свою былую активность. По сути, лет  5-7 назад это была основная площадка для бизнеса. Я помню,  как президент регулярно встречался на площадке Форума с предпринимателями. Сейчас у Атамекена  гораздо больше влияния. Как Вы думаете, с чем это связано? Может быть, вы допустили какие то ошибки? - У нас все ссылаются на главу государства. В администрации президента были разработаны стратегии создания новой площадки для бизнеса, был вариант ее создания и на базе форума. Но в итоге решили создать новую площадку для бизнеса, где форум опять- таки не в стороне. Понятно, что это было определенное политическое решение, с которым мы, естественно, согласились. Вы, в принципе знаете, что форум всегда был независимым  и от финансовых потоков, связанных с государством, и от чьего бы то ни было мнения. Несмотря на то, что я инвестирую в Форум предпринимателей, все члены форума, такие личности как Виктор Ямбаев, как другие наши известные коллеги – это абсолютно независимые люди, которые всегда  высказывают свое мнение достаточно открыто, и, возможно, не совсем лицеприятно. Здесь, наверное, тоже кроется  одна из причин того, почему нужно было создать новую структуру.   - Может быть, одна из причин была в том, что  мы уже 10 лет говорим о создании партии бизнеса, и даже были какие-то попытки, как правило,  неудачные. Как Вы в принципе оцениваете такую перспективу? Насколько правомочно то, что она создается сверху, с намеком на Атамекен? - Были разные стратегии и один из вариантов был в том, чтобы рассматривать  Атамекен как некую  базу  для партии бизнеса . Могут говорит, что это не так, но в определенный период  было такое желание. Потом оно изменилось в связи с тем, что меняются политические стратегии внутри Казахстана. Сейчас пока вопрос не стоит в создании некой партии. Хотя в целом структура Нацпалаты с ее филиалами, с ее управленческой вертикалью  фактически  является некой инфраструктурой , на которую можно наложить, я думаю, любую партию. Кроме того, если мы говорим о партии бизнеса (хотя я считаю, что она не нужна), то Нацпалата, если она будет работать так, как задумывается, анализировать все проблемы в бизнесе и вопросы, связанные с экономической политикой, может подавать снаряды для Мажилиса, для правительства, чтобы принимались действительно достаточно эффективные законы нормативно-правовые документы, которые позволят бизнесу более активно развиваться и экономике в целом.   - Она справляется с этой функцией? - Сейчас пока никто не справляется, потому что, тут нельзя лукавить, иначе мы это ощутили бы, условно говоря, на своих карманах, на полках магазинов и т. д.  Пока этого ничего нет. Работа ведется и Атамекеном, и Форумом предпринимателей, есть положительные результаты, но в целом хотелось бы какого -то нового качественного уровня в решении вопросов.   - Как Вы думаете, почему президент перестал встречаться с бизнесом? Раньше у него была ежегодная традиция встречаться с бизнесом, были какие-то форумы, съезды…  - Да нет, встречи продолжаются, просто формат поменялся.  Правда, раньше, когда действительно проводились форумы предпринимателей, это была реально интересная площадка. Самый оптимальный  вариант государственно-частного партнерства был за месяц-полтора до проведения форума. У нас просто были просто идеальные отношения с госорганами, мы постоянно встречались,  инициировали экспертные советы.. . Все боялись, что   кто-то из предпринимателей  назовет проблемы том или ином министерстве и глава государства тут же отреагирует.  Такое было практически на каждом  форуме. Была реакция главы государства и реакция иной раз достаточно жесткая. И, соответственно, госорганы вели достаточно лояльную политику, многие вопросы решали положительно. Но потом опять все уходило в небытие.   - Что будет со всеми общественными организациями как только вступит в силу закон о Национальной палате? Они все перестанут существовать?  Или они будут существовать в стенах новой национальной палаты Атамекен? Что с ними произойдет? - Конечно, ничто не утратит силу. Отраслевые ассоциации как работали, так и будут работать. Но  все будет зависеть от позиций самих компаний, которые входят в эту отраслевую ассоциацию, от ее руководителей,  безусловно, от Национальной палаты в зависимости от того, сможет ли она организовать всю эту работу в рамках комитета или комиссий, и от самих госорганов. Потому что можно как угодно разрабатывать предложения, но когда ты приходишь в отраслевое министерство и у тебя нет легитимного права передать это предложение, обсудить его и промониторить, насколько оно внедряется или нет, пока это,  конечно, зависит от госорганов. Здесь есть два момента – отношение самого министерства к этому вопросу и второе –  нормативная база. Почему на сегодняшний день экспертные советы не так эффективно работают, как хотелось бы? Только по той простой причине, что не прописан четко  их функционал…   Возьмем  минсельхоз, молочную ассоциацию, молочную отрасль . Я считаю так –  отраслевая программа должна писаться совместно. Как развивать отрасль, через какие формы , через какие инструменты – это все требует совместного обсуждения, которое должно быть в отраслевом мастер-плане, и дальше этот отраслевой мастер-план должен реализовываться в непосредственно региональных программах развития.  И в итоге это все должно доходить до каких-то персоналий, потому что развитие отрасли – это не что-то мифическое, отрасль развивает кто-то конкретно. В Алматинской области это конкретные фермеры-переработчики, и т.д.   Почему  мы очень много говорили на тему синхронизации республиканских программ, отраслевых, региональных, чего не происходит к сожалению? Эта синхронизация должна быть. И самое главное – фактическое состояние отрасли. Почему я, как молочная компания,  отрасль понимаю по одним показателям, а государственный орган - совершенно по другим, причем, как местный исполнительный орган, так и министерство. Мы должны оценивать эту отрасль по одинаковым критериям. Вот этих элементарных вопросов масса. Если ты не понимаешь сложившуюся ситуацию, то как ты можешь принимать эффективные решения? Как ты можешь дальше правильно развиваться? А сегодня, я думаю, что во многих отраслях нет  реальной картины…   -  Тем не менее,  Вы рисковали и принимали участие в государственных программах поддержки… - Практически во всех. И в отраслевых очень  много…   -  Да, практически во всех, в том числе отраслевых и связанных с переработкой сельхозпродукции. Какой урок Вы извлекли из этого? Рекомендуете своим коллегам пользоваться такой господдержкой? -  Я не вижу другого пути кроме  как государственно-частного партнерства. Почему? Потому что президент принял курс на открытость, мы уже в Таможенном союзе,  мы уже в Евразийском союзе, мы уже скоро в ВТО, и мы в глобальном рынке,  а в глобальном рынке все сложнее и сложнее конкурировать. Тот же самый Таможенный союз -   15% нашей продукции, которую мы производим в Казахстане,  продается за пределами Казахстана, в  восьми регионах России ,  Азербайджане, Грузии, Туркмении, Таджикистане, Киргизии... Если посмотреть экспертные источники, в целом долю рынка Казахстана в области соков или молока, то мы видим, как за ближайшие год-два выросла доля российских товаров.  Наша доля,  несмотря на то, что мы растем,  сокращается. Нам непросто конкурировать с российскими компаниями. Почему я говорю российскими? Возьмем то же самое молоко. Россия изначально сохранила свою базу лучше, чем  Казахстан. Там гораздо больше, в сотни раз больше ферм, которые производят молоко. Посмотрите на ту же Алматинскую область. Практически фермеров нет, все земли ушли под девелоперские проекты, мы скупаем молоко у всего населения плюс еще из Киргизии импортируем. Слава Богу, Киргизия сохранила свое  молоко и качество молока там действительно гораздо выше,  чем в Казахстане по определенным рынкам.   -  Все ли ваши ожидания оправдались, когда вы решили заняться общественной деятельностью? -  Да нет,  конечно!  Мы должны понимать реальную ситуацию и в этой части форум тоже проработал. Мы посмотрели,  как формируется информация от местных исполнительных органов и как ее формирует статистика. И могу точно сказать, что эти два источника не совсем корректные. И я согласен с чиновниками, которые не могут сделать эту статистику хуже предыдущего акима. И мы внесли предложение - давайте проведем объективное исследование, определим, какие показатели приоритетные, какие вторичные... Соберем реальную статистику, пусть пока неофициальную, и сделаем некую статистическую амнистию. Тогда с чистого листа будет понятно, что у акима есть. Второе – когда появятся реальные показатели, нужны будут  определенные инструменты. И вот здесь надо говорить о государственно-частном партнерстве. Я не считаю правильным изменять бюджетную политику и давать акиму больше денег. Я согласен, что он будет большое собирать, это бесспорно, но вот больше  тратить – большой вопрос. Допустим, он потратит на дорогу. Но вопрос – в правильном ли направлении он на эту дорогу потратит? Да, он проведет канализацию, водопровод. А в правильном ли направлении, к правильным ли объектам он подведет эту канализацию? Да, он будет развивать какие- то отрасли, но эти ли отрасли приоритетны? Возвращаемся к вопросу – правильные ли программы составлены? Методология составления отраслевых и региональных программ должна быть изменена. Это должно быть как в бизнесе. Мы как бизнесмены понимаем, что, если бизнес-план не корректный, то понятно,  и бизнес под большим риском. Соответственно, у каждого района, области должен быть реальный профессиональный бизнес-план.   -  Вы имеете  опыт работы с государственными программами по поддержке малого и среднего бизнеса,  имеете опыт работы в общественных организациях и персональный опыт в бизнесе. Как вы думаете, чем сегодня выгодней заниматься:  торговлей или производством? До недавнего времени считалось, что  производство это -  медленный способ разориться, особенно в сельском хозяйстве. - У меня многие знакомые говорят, что из производства нужно уходить. Крупные ритейловые сети просто душат мелкого производителя. Берут на реализацию, расплачиваются через несколько месяцев, а эти несколько месяцев ты должен продолжать производить, закупать сырье, платить зарплату, вынужден брать кредиты…   -  Это мировая тенденция. Сети ведут достаточно жесткую политику и опять мы возвращаемся к государству. У государства должна быть торговая политика. Можно смотреть разный опыт – опыт Кореи, опыт Франции. Но попробуйте зайти на французский или на корейский рынок со своей сетью! Там куча ограничений! Согласен, сети это некие убийцы для малого и среднего бизнеса, как же как для ритейла  магазины у дома.  Но, тем не менее, нельзя допустить уродливой ситуации, при которой МСБ разоряется, как ритейлеры, так и товаропроизводители, что и произошло в странах Восточной Европы , где не было торговой политики. В итоге туда зашли Метро, Херифуд и другие со своими крупными поставщиками , которые давали огромные скидки и маркетинговые бюджеты. А мелкие товаропроизводители, к сожалению, разорились.  При отсутствии государственно политики в области торговли, без создания условий, без развития национальных сетей , без четкой системной поддержки отечественных товаропроизводителей,  у нас есть огромные риски, особенно по российским сетям, которым особенно не нужны местные бренды. Более того,  в  России мы зашли в новосибирский регион, все пошло хорошо, но  в течение последнего года объемы сильно упали, потому что одна из российских сетей 25 или 30 с лишним магазинов открыла. И они сразу заняли определенную долю рынка. Наш дистрибутор сказал – мы не можем вашу продукцию к ним на полки  ставить, у нас сразу объемы упали.  Мы приехали в Москву. Нам сказали: ребята вы нам не нужны. ..     -  И что нам мешает? Взять  тот же Рамстор – там турецкого товара очень много… - Здесь другая ситуация. По « Арзанам»  я лично занимаюсь и скажу, что мы не можем найти фермеров.  Мы говорим им: «пожалуйста, вы должны пройти стандарт качества,  но мы вам готовы предоставить полки без всяких ретробонусов, просто привезите свой товар.» Нашли несколько молочных ферм, поставили их на полку, сделали им уголок, они там сметану домашнюю продают, молоко, творог ... Они в жизни такого объема не продавали, у них сейчас глаза загорелись, они хотят развиваться, оборудование приобретать, стадо увеличивать. И мы готовы. Но их мало. Помимо фермеров должна быть логистика. Должны быть хранилища. Товар хранить негде…   - Касательно «Арзан». В прессе были статьи о том, что при «Арзане» была создано и ТОО, которому поставщики сдавали товар. Когда «Арзан» разорился, то поставщики не могли ничего предъявить «Арзану», а с этой ТООшки ничего не возьмешь. Вы планируете рассчитаться с теми поставщиками, которые пострадали? Им не выплачен ущерб. Это все- таки вопрос веры в отечественного предпринимателя. Людям же нужен не фиктивный предприниматель, а предприниматель с четкой гражданской позицией, заботящийся об обществе, в котором он живет. И выполняющий все свои обязательства… -  У «Арзана» было  два пути. Один путь, как вы говорите, обанкротиться. Это нормальный цивилизованный путь.  «Арзан» в первую очередь пострадал от девальвации. Да, были вопросы управленческие. Были вопросы финансовые – смена партнеров в основном банке -кредиторе, но основной вопрос был в девальвации, которая повлияла на финансовые показатели в один день. Да, были разные структуры, которые по разным отраслям заключали договора. И был второй путь – не банкротиться, а постараться реанимировать этот бизнес. Обанкротиться это,  как вы прекрасно понимаете, избавиться от всех обязательств. Активы, которые заложены, забирает банк и никакому другому поставщику ничего не достается. Второй путь – оздоровления.  Компании-поставщики мы объединили с той структурой, на которой были все активы.  Для чего это делается? Либо просто банкротиться, либо оздоровиться и дальше пойти. Мы выбрали второй, самый тяжелый путь, и вот эта пятая очередь, о которой вы говорите, фактически с августа-сентября этого года будет уовлетворена. Мы с предыдущими очередями практически рассчитались. Банк реструктуризацию провел, с налогами все вопросы решили, с государством все вопросы решили. И это самый тяжелый путь. И я как человек , который создал этот «Арзан», выбрал  тяжелый путь. Можно было обанкротить эту структуру и никаких обязательств, выбрать другое название и тогда у  нас был бы только банковский долг, и никаких других долгов не было. Это был абсолютно простой ход с точки зрения юридической и никто бы нам никаких претензий не мог бы предъявить…
Оставить комментарий