понедельник, 23 сентября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Айсултану Назарбаеву вынесут приговор 18 октября Хроника митингов и задержаний МСБ получит 30 миллиардов в Алматы Маленькая, но победа Продажная статистика Сколько многодетных семей получат квартиры Новая забастовка в Мангистау Коалиция гражданских инициатив сделала Заявление Скандал с премьер-министром Канады Довольных чуть более половины Генпрокуратура арестовала 13 млн. долларов Бергея Рыскалиева Новый аким Карагандинской области Прокуратура попросила отменить арест Устинову В Москве таджики создают свою партию Kaspi.kz едет в Лондон Почему мы не такие счастливые? Навальный номинирован на премию Сахарова ВОУД будет отменен, а учителям обещают новые доплаты ФРС снизила ставку Куда ушел Тажин? Лекарства дорожают Кулибаев переназначен президентом НОК В акимате Алматы новое назначение Дочь Гульнары Каримовой грозится опубликовать компромат на власти Узбекистана США подали в суд на Сноудена

Зарина Арсланова: «Казахстан в рейтингах: очень важно быть, а не казаться»

ЗАРИНА Западные страны не измеряют свои мечты в цифрах. Скорее, это склонность юго-восточных авторитарных государств. Но, возможно, это не более, чем  следствие слишком стремительных амбиций. Тем не менее, позиционирование в международных рейтингах позволяет Казахстану осознать свое место в мировой табели о рангах. Пока наше место где-то в крепких середнячках по базовым показателям, но крайней некомплиментарно мы выглядим в таких «мелочах», как «инновации» или «условия торговой политики». О нюансах нашего международного позиционирования в цифрах рассказывает Exclusive  независимый директор ряда национальных компаний Зарина Арсланова.         - Буквально недавно Правительство выпустило замечательный документ, который называется «Концепция вхождения  Казахстана в число  30 конкурентоспособных  стран мира». Вы знакомы с  этой концепцией и как  бы вы ее прокомментировали ? - Да, достаточно интересный документ,  поскольку в нем должны быть определены  стратегические направления,  в которых будут жить и наши дети, и наши внуки. Поэтому то, как это будет написано,  конечно, очень важно. Были слухи, что эту концепцию  должны были писать Макензи или еще кто то, но по стилю я точно  не вижу там Макензи, скорее, представитель  советской школы, и поэтому он больше напоминает моральный кодекс  строителей коммунизма. ( 03.37) - Что вы имеете в виду? Что вас смутило в этом документе? -   Очень много общих фраз, очень  лозунгов, очень много неконкретной, недостоверной  информации,    очень много  некорректных экономических сравнений. Ну, а, если говорить в целом, то это концепция  выделяет 5 стратегических направлений движения к заветной цели, но  почему  именно они нас приведут в  30 конкурентоспособных стран - глубокого анализа  сделано не было, впрочем,  анализ  текущей ситуации  напоминает   больше нападки  оппозиционеров,  поскольку текущая ситуация описано достаточно жестко. Определяется 5 основных направлений: развитие человеческого капитала, развитие инфраструктуры, совершенствование  институциональной среды, развитие инфраструктуры наукоемкой экономики, углубление интеграции в мировую  региональную экономику.  И в принципе все 5 направлений  сами  по себе достаточно общие, они могут привести нас с опредленным успехом и 20, и в 30 конкурентоспособных стран , но непонятна конечная цель по каждому направлению. Нет видения будущего – какими человеческими ресурсами должна обладать нация, какая инфраструктура и т.д.… - То есть  концепция слишком концептуальная ? -  Очень много очевидных  вещей, очевидных фраз. Да, это должно  будет сделано в форме тактических действий, но я не думаю, что  в концепции должно быть  достаточно подробно описано, например, в разделе по образованию, что мы к 2020 году  покончим с дефицитом  мест детских садах, будут внедрены принципы индивидуального образования, привлечены к процессу преподавания  мастера производственного обучения,  работающие в реальном секторе, созданы  как минимум 2 колледжа мирового  уровня в городах в Астане и Алматы... Напомню еще раз -  речь идет о 35  годах наших последующих с вами жизни , и только как минимум 2 колледжа  с указанием 2 конкретных  городов? То есть много  таких смешных вещей , много недостоверных  фактов. Я, конечно,  разочарована. Мы вошли в 50 развитых стран мира, но в большей степени, за счет увеличения ВВП, который, не секрет, во многом рос за счет добывающего сектора. У меня большие сомнения, подпишет ли Президент  этот  указ и,  наверное, он не должен этого делать. - Как вы думаете, какие индикаторы  являются более точными для  достижение  такой  амбициозной задачи?   - Сейчас глобальный рейтинг,  с которым определилось  руководство нашей страны, это рейтинг Всемирного Экономического форума. Соответственно,  мы сейчас находимся в переходной стадии от стран,  экономика которых  основана на эффективности, к стадии  тех  стран, экономика которых основана на инновациях.  Разделение здесь идет простое -  ВВП на душу  населения. Мы можем это гордо заявить, войдя в 50 конкурентоспособных стран -  мы уже не развивающаяся страна, мы и Россия - это страны с переходной экономикой.  На этой стадии  мы должны  соответственно  отвечать   каким-то базовым требованиям,  куда входит инфраструктура, начальное образование, здравоохранение, торговые рынки, и в тоже время, больше ориентироваться на отдачу от факторов производства, т.е. на их эффективность и производительность. Если говорить о том, где мы сейчас находимся,  очень много конечно у нас перекосов  идет, но самое слабое наше  звено -  здравоохранение и начальное образование, инновации, инфраструктура, т.е. качество дорог, качество  инфраструктура  воздушного  транспорта, качество парков… - Как это выглядит в цифрах? - - Если говорить о качественных показателях,  то по институциональному развитию мы соответствуем своей группе стран. Что касается  инфраструктуры,  то здесь  мы находимся в критическом состоянии:  по качеству  портовой инфраструктуры - мы на 135 месте  из 148 стран , на 117 месте мы находимся по качеству дорог  и на 89 месте по  качеству инфраструктуры  воздушного транспорта. Учитывая большие размеры нашей территории,  конечно, это  является критичным. Но,  как мы поймем дальше, эти факторы влияют на другие, связанные с развитием  международной торговли, осуществлением производственной деятельности. Очень плохая ситуация у нас по здравоохранению и образованию, мы на 111 месте по влиянию туберкулеза  на развитие бизнеса.  У нас высокая детская смертность - мы на 98 месте, на 103 месте мы находимся  по продолжительности  жизни. Оказывается, по сравнению с другими странами   с таким уровнем ВВП на душу населения, продолжительность жизни должна быть гораздо дольше и  качество жизни значительно лучше.  По качеству начального образования мы на 69 месте, а по проценту завершивших  начальное  образования мы находимся  на 118 месте из 148… По интенсивности  местной конкуренции  мы на 120 месте  из 148 стран , по торговым тарифам  на 104 месте, по импорту  в процентах от  ВВП мы на 124 месте (это один из самых низких показателей  в рейтинге), по политике по отношению степени  ориентации на потребителей  мы на 80 месте. Более или менее хорошие показатели  у нас идут по рынку труда,  хотя тоже есть определенные проблемы, которые  связаны со способностью страны  находить и поддерживать таланты.  Ну и самое главное, почему многое не случилось  в нашей стране, несмотря на  развитие нефтегазового сектора,  это все-таки  технологическая готовность. Если в целом  мы говорим о  бизнесе, то  здесь достаточно тяжелые  показатели, т.е. по доступности  новейших технологий мы на 88 месте, по способности компаний принимать    технологии (абсорбции)  -на  78 месте, и в первую очередь это из-за отсутствия квалифицированного  персонала, по прямым иностранным инвестициям и трансферту технологий  -  мы на 93 месте… Список можно продолжить, но  самая главная  наша проблема это, конечно,  условия для развития бизнеса. Мы  много говорим о кластерном  развитии,   его можно много критиковать , но  это  то, что у нас не развито  совсем. Мы находимся на 126 месте  по развитию кластеров.  По глубине цепочки добавленной стоимости мы на 109 месте…  Природа конкурентного преимущества - на 118 месте, и это говорит о том, что малый и средний бизнес  по прежнему не дают своего вклада в экономику, как это делается в других странах. По сути, это самая главная причина наших не столь высоких показателей – низкая степень конкуренции. Отсуда нет стимула для инноваций, не развивается международная торговля, экспорт, и т.д. По рейтингу   Doing Business Казахстан находится на 50 месте  из 140 стран. Вроде бы не плохое место, но из 189 стран  мы находимся  на 186 месте из 189 по международной торговле. На уровне государственной политики увеличение экспорта – один из первоочередных приоритетов. Но создаем ли мы реально приемлемые условия для экспорта?   Количество   дней, необходимых для экспорта  81 и количество документов для экспорта -10 – это самые высокие показатели в мире!,  для сравнения: в    Сингапуре, Эстонии, США -  6 дней, в странах, замыкающих рейтинг Doing Business, как, например,   Центрально-Африканская Республика(188) этот период на 35 дней меньше. Количество документов  для экспорта почти во всех странах   -  в среднем -4-6.  Стоимость 1 контейнера для экспорта –  4885 долларов,  в Китае  в 12 раз меньше– 390 долларов.  Эти факторы нашей неконкурентоспособности лежат на поверхности, и я думаю, легче поддаются контролю.   - Скажите,  пожалуйста, почему мечта нации  измеряется цифрами? Почему мы так упрямо  называем свои долгосрочные стратегии  то «Казахстан 2030», то  «Казахстан – 2020» , то «Казахстан -2050»? С чем это связано? - Наверное,  с тем, что, когда мы формировали  свою стратегию 2020, перед нами был пример Малайзии. У Малайзии существовали  похожие программы,  и благодаря им в Малайзии наблюдался ускоренный рост. Кстати, подобные программы были у Кореи, Китая ,  Вьетнама  и  др.стран. Успех этих стран  в том,  что  они  были вынуждены в короткие сроки  решать задачи  и, к сожалению, не всегда  демократическим путем. Если мы говорим, условно говоря о Швейцарии, то я не знаю чтобы там существовала какая-то концепция  вхождения Швейцарии    в число первых стран. То есть она достигла этого ставя перед собой другие задачи – повышение благосостояния населения, и наверняка тот большой  интеллектуальный и политический потенциал, которым обладает Швейцария позволил бы  написать ей с десяток таких концепций, но они этого не делают. То же самое – США. У них нет программ «Производительность 2020», «Экспорт-2020». Они просто экспортируют и при этом не задают себе каких-то глобальных параметров,  но   продумывают конечную цель,  к которой идут. Что касается нас,  я думаю,  что наша любовь  к цифрам связана с желанием заявить о себе миру, поставить себя в один ряд с развитыми странами. И надо сказать, многое нам уже удалось, но многое и впереди.  Но и противников такого подхода к  сравнению конкурентоспособности тоже очень много.  Лауреат  Нобелевской  премии Пол Кругман считает абсолютно абсурдной, ошибочной   даже опасной идею  национальной конкурентоспособности. - Когда вы говорили о странах, которые склонны визуализировать свои мечты в цифрах, то в основном называли страны с высоким уровнем государственного регулирования.  Казахстан  стремительно приближается  к этому, может  быть, даже где-то  превышая разумные пределы  государственного  регулирования. Скажите, пожалуйста, если  мы говорим о 30  действительно конкурентоспособных странах мира, возможно  ли достижение  этой цели  с тем уровнем государственного регулирования,  которое  сейчас мы видим  в экономике,   и  с тем ростом патерналистких   настроений как в бизнесе,  так и у населения?   - Я думаю, на каком то этапе – да. Но не секрет что , в основном, наш ВВП создается  за счет  национальных компаний, доля малого и среднего  бизнеса очень мала. Поэтому   именно  через национальные компании есть возможность достичь этих целей. Но предел этому есть. Все большее  огосударствление  - это не очень хороший сигнал  для рынка и  определенная настороженность в западной печати по поводу огосударствления нашей экономики есть. -   Ну так, может быть,   бог с ними, этими рейтингами, зачем они нам нужны? - Я считаю, что  у рейтингов несколько  функции. Первая функция - это понять, где мы, условно говоря, находимся. Одно дело сравнивать с  Киргизстаном, Таджикистаном  в целом странами СНГ, где мы первые или вторые  после России , и может быть это придаст нам гордости. Но на самом деле надо понять, что если мы все мерим в килограммах,  а во всем мире в метрах,  ну очевидно нам надо  как-то  перестраиваться  и мерить  все в тех же единицах,  каких измеряет весь мир. Вторая функция рейтингов – оценить воздействие различных факторов на состояние объекта сравнения  может быть в большей степени иногда субъективной . Есть ряд рейтингов, которые  формируются на основании опросов, есть ряд рейтингов,  которые достаточно объективно смотрят  только на цифры, и в зависимости  от этого мы можем дать состояние  анализируемого объекта с разных  сторон.  И третья, самая важная,  на мой взгляд, функция рейтингов в условиях  нашей не сильно демократической  экономики, не сильно рыночной экономики,  - инструмент для формирования Видения, как раз  и служит направлением, куда нам надо двигаться. Условно говоря, если мы говорим  о государстве как об организме ,  то мы должны сдавать анализы регулярно допустим  раз в   год, и рейтинг позволит  контролировать состояние экономики, а в последующем он позволит  формировать  видение, что делать дальше… - Вы знаете, я боюсь, что мы можем сколько угодно говорить  о каких- то дорожных картах, но коррупция, как раковая опухоль. Что там говорят наши рейтинги о нашей  коррумпированности? - Возник  большой   скандал по поводу того что в прошлом году   мы находились на 133 месте      из 175  стран  по уровню коррупции, а в этом году мы вышли на 140 место  по уровню коррупции из 177 стран в этом году. - И это при тех колоссальных усилиях, которые предпринимаются по борьбе с коррупцией… - Да,  тем не менее мы упали на 7 мест вниз за  последний год. Причем, наши ближайшие соседи по рейтингу коррупции  Гондурас, Лаос и Уганда. Далеко впереди от нас  на 20 мест находится  Гватемала , Камерун  и прочие страны. И вот, когда я посмотрела, чем определяется наше 140 место, то обнаружила ряд интересных вещей. Например, опросы говорят, что только 67% населения нашей страны готовы бороться с коррупцией. Ну а в,большинстве стран мира с ней готовы бороться 85 -95% населения.  У нас в Казахстане 34 % населения хотя бы один раз давали взятку(они, наверное, в числе тех, кто не желает бороться с коррупцией),  а в такой стране как Колумбия дали 22%, в Канаде и Уругвае - 3%. Вот такие интересные вещи… - Как вы думаете, есть шансы подтянуть  наши совсем провальные рейтинги  и каким образом вы себе это представляете? - Рейтинг-  хорошее средство для того,  чтобы  сформировать  свое видение,  допустим, войти в число  30 стран.  Сегодня мы находимся здесь на 50 месте. Через определенное количество лет мы должны находится  на 30 месте. Мы даже не знаем, когда это произойдет, через лет 35 или раньше? У меня такое ощущение,  что это должно быть раньше, по разным причинам… Но для того,  чтобы мы оказались там, очевидно необходимо решить в первую очередь, те проблемы,  текущие проблемы, которые мешают нашему развития сейчас, в рамках стран с транзитной экономикой. Затем оценить, какие конкурентные преимущества необходимо развить, чтобы опередить 20 стран и вытеснить одну из высокоразвитых стран из списка 30-ти и перейти к экономике, онванной на инновациях. Кстати, сейчас на 30 месте Пуэрто-Рико…   - В  таком случае вернемся к концепции еще раз. Вы считаете, что она очень декларативная,    размытая… Знакомы ли вы с аналогичными концепциями других стран? Как вы думаете , какой она должна быть - эта концепция?  - Все  страны, вставшие на путь инновационнного развития из стадии сырьевой направленности, имеют общие закономерности развития и этапы,а именно: 1) cоздание конкурентных преимуществ, 2)реформа системы образования, 3)заимствование технологий. Общая траектория такова: от экономики, основанной на ресурсах, к экономике, основанной на инвестициях, затем – к экономике, основанной на производительности, и наконец, к экономике знаний Хочу сказать немного об образовании. Кстати, в рейтингах  по образованию(PISA) мы занимаем   62 место из 68. Все новые индустриальные страны –Гонконг, Сингапур, Корея, Малайзия, Тайвань, начинали с реформы образования. Но не с того, что мы пишем: «создать систему раннего развития детей». Это очевидные вещи. Фундаментально меняли все. Мы идем своим, трудным путем. Сейчас мы под воздействием нового тренда вводим e-learning, но при этом выбирая далеко не самый лучший в мире контент – польский  румынский. Почему не выбрать лучший? А до этого пробовали делать «свой» e-learning. Денег потрачено,конечно, много, какой результат? Наука создается во всем мире в университетах. И корпорации, и транснациональные компании  заказывают исследование в университетах   потому что именно он является  центром научных исследований, там сосредоточены лучшие силы… Когда мы говорим про человеческий капитал, то надо  четко подразумевать, чего  не хватает  этому нашему человеческому капиталу? Почему он не становится капиталом? Почему один из факторов притока иностранных инвестиций – низкая квалификация рабочей силы не стимулирует нас повышать ее качество?  Низкое качество научных исследовании , доступность ученных и инженеров  низкая…   Та же  Малайзия начала с того, что запустила масштабную программу обучения техническим наукам в школах…США вводят программу STEM – науки(естественные), технологии, инжиниринг, математика на всех уровнях образования ускоренными темпами, чтобы сохранить свою конкурентоспособность перед угрозой со стороны Индии и Китая… Концепция должна учитывать все эти факторы… - Скажите, пожалуйста, как  решить нашу специфическую проблему? Те примеры, которые вы приводите, это примеры   англоязычных стран. У нас есть дилемма, три языка:  английский, казахский, русский. Мы не можем пренебречь  ни одним из них. Как вы предлагаете решить вот эту проблему? - Моя любимая Малайзия в принципе  и решила ее, войдя именно в те  30 конкурентоспособных стран в достаточно короткий промежуток времени -  в течении 30 лет.  Там сделали просто: в стране присутствуют китайцы, индусы и малайцы и конфликт между ними в разные периоды времени  проявлялся по-разному. В конечном счете  они выдвинули лозунг «малайзия one» и под этим лозунгом они действительно сделали все возможное, чтобы все знали малайский  язык. Они ввели в системе образования, начиная с первых  классов школы  обучение всем гуманитарным предметам на малайском языке. Это история, это литература и другие предметы,  которые связаны больше всего с гуманитарными  науками. Технические дисциплины, которые дают  возможность  выхода в мир  и дают именно  возможность прорыва в инновациях, которые обеспечивают  инновационное развитие,  от  которых зависит приход  в страну иностранных инвесторов,  словом, все точные предметы ведутся на английском языке…  Т.е. достаточно разнородные этносы точно знают два языка и плюс свой родной язык.
Оставить комментарий

Беседы

Страницы:1