8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

Ораз Жандосов: надзор и денежно-кредитная политика должны быть разделены

Рекордные вливания в банковский сектор вызвали жестокие споры о независимости Нацбанка. Exclusive.kz называет аргумента «за» и «против» возрождения АФН.

Увеличение бюджетных расходов на 2,1 триллиона тенге на докапитализацию Фонда проблемных кредитов и масштаб сложностей, выявленных в банковском секторе, обострили дискуссии о восстановления двух регуляторов: одного со сферой ответственности в денежно-кредитной политике и другого, сосредоточенного на надзоре, с большей жесткостью и с меньшей склонностью к тактическим компромиссам.

Итак, возможные аргументы «против»:

1. Дело не в банковском регулировании, а в общей экономической ситуации

Нынешняя кризисная ситуация в банковском секторе порождена не столько несовершенством регулирования, сколько общей ситуации в экономике. Раздельное существование АФН и Нацбанк в 2007 -2009 годы не помешало кризису, связанному с недвижимостью, внешним фондированием и розничным кредитованием. Общий кредитный портфель казахстанских банков менее чем за 4 года с января 2004 по август 2007года вырос с 974,6 миллиарда тенге до 7, 129,9 триллионов тенге или в 7,3 раза. (Это происходило в условиях стабильного или даже укрепляющегося тенге). Даже самые быстрорастущие банки, замещавшие своим ростом пассивность традиционных лидеров сектора, не росли в последние годы такими темпами. Выделение 2,1 триллиона тенге - это попытка урегулирования проблем, возникших в «роковые нулевые», которые не были решены вовремя. Именно тогда сформировались проблемные портфели БТА и Казкома, которые теперь необходимо выкупать с помощью Фонда проблемных кредитов.

2. В экономике нет хороших проектов из-за высокого участия государства

Банковский сектор испытывает дефицит новых интересных заемщиков, которых. Возможно, именно с этим связано непропорционально высокое кредитование несколькими банковскими игроками трех агропромышленных холдингов. Нехватка заемщиков во многом является следствием роста государственного участия в экономике и фондирования на нерыночных условиях, предоставляемого институтами развития. Поэтому рост кредитования возможен лишь при активной приватизации и росте «поляны» частного сектора. При этом, по признанию Нацбанка, существующего «жизненного пространства» недостаточно для имеющихся банковских игроков. Трудно представить, что воссоздание самостоятельного агентства по надзору будет стимулировать кредитование, если и без того уровень мотивации акционеров банков крайне низок и для них ключевым фактором является как раз вменяемость надзора.

3. Формальная независимость вовсе не значит независимость реальную

В наших специфических условиях наделенный формальной независимостью институт совершенно не обязательно независим в реале. Политические возможности по-прежнему важней институциональных. И поддержка, выраженная в форме, «если кто- нибудь будет мешать, скажи фамилию», является более важным ресурсом, чем статус независимого агентства по надзору с ограничением влияния монетарных властей. Легче представить Нацбанк, пользующийся поддержкой групп влияния, чем одного из двух политически более слабых регуляторов, справляющихся с остающимися в секторе зубрами. Между тем, сильный Нацбанк, в условиях ослабления банковского лобби, необходим для того, чтобы решить сохраняющиеся концептуальные проблемы с защитой прав кредиторов, взаимоотношений с судами, возможностей изъятия и ликвидности залогов. Новые изменения в надзоре в нынешней ситуации на некоторое время просто парализуют регулирование.

4. Нацбанк просто продолжает старые традиции

Действующее руководство Нацбанка выглядит продолжателем традиций, которые закладывались в 90-ые. Его крайне трудно представить претендующим на роль демиурга, решающего проблемы в духе ручного управления и использующего все средства, невзирая на конфликт интересов, для достижения цели. Политика инфляционного третирования привела к росту объемов раскрытия информации. Это происходило даже тогда, когда это было не на руку регулятору с точки зрения сиюминутной ситуации.

В то же время аргументы «ЗА» изменение системы надзора также достаточно весомы:

1. Отчетность банков не отражает реальной ситуации

Расхождение реальной картины в секторе с официальной отчетностью части банков говорит о том, что у регулятора не хватает воли прояснить картину. Каждый раз находятся причины, заставляющие отложить это до лучших времен. Компромиссы часто бывали связаны с объективными обстоятельствами и состоянием сектора. Тяжело себе представить, например, вскрытие язв год назад в условиях ослабления тенге и высоких ставок на денежных рынках. Независимый надзор был бы менее связан обстоятельствами, подталкивающими к компромиссам, поскольку он несет ответственность только за качество финансовых институтов.

2. Стране необходимо преобладание институциональной логики над политической.

Финансовый сектор теряет массу возможностей из-за конфликта интересов в Нацбанке. Даже если решение об инвестировании пенсионных средств будут, в конце концов, принимать частные компании, а Фонд проблемных кредитов перейдет в управление правительства, искушение предоставлять ликвидность для решения кризисных ситуаций в банковском секторе в духе ручного управления будет существовать всегда.

3. Существование АФН обеспечивало баланс интересов

диалог АФН с финансовым сектором по поводу предлагаемых регуляторных новаций способствовал тому, что рынок гораздо лучше понимал планы регулятора. Единый Нацбанк - структура, гораздо менее приспособленная к ведению такого диалога на высоком уровне, что сказывается на качестве принимаемых решений.

4. Волатильность приоритетов

В условиях возникающих кризисных ситуаций на валютном рынке у регулятора может меняться иерархия приоритетов. Принятие правильных решений для экономики в целом сдерживается соображениями, как-то или иное соотношение доллара и тенге будет влиять на качество активов банковского сектора. Это, по существу, также может быть проявлением конфликта интересов. В то же время, независимый надзор в наших условиях может приводить более системные аргументы.

P.S. Экс-председатель Нацбанка Ораз Жандосов, отвечая на вопрос Exclusive. kz, отметил что его личная точка зрения не поменялась с нулевых годов и правильным является разделение функций надзора и денежно-кредитной политики. Нацбанк перегружен слишком большим количеством задач, важно, однако, чтобы движение было последовательным. Первоочередным решением должна стать передача в управление частным компаниям инвестиций ЕНПФ. В другом фрагменте своих комментариев г-н Жандосов отметил, что «соответствующее поручение президента никто не отменял». По тому, как это должно быть сделано, в правительстве идут дискуссии. Точка зрения рынка транслируется Ассоциацией финансистов. Первые практические шаги, будут, по мнению спикера, сделаны уже в этом году. Сегодняшняя денежно-кредитная политика не всех устраивает, но она понятна, прозрачна и основана на объективных факторах. В банковском секторе, изменения, по оценкам г-на Жандосова, «находятся где-то на полпути».

Член правления Tengri Capital, руководитель подразделения компании по управлению активами Ануар Ушбаев также считает, что управление средствами ЕНПФ и банковский надзор должны находиться вне Нацбанка и, по всей видимости, так думает и сам регулятор. Одной из предпосылок активности новых игроков на рынке капитала, предлагающих альтернативные возможности инвестирования - это как раз не лучшее состояние банковского сектора, значительная часть которого является неликвидным. Банки в нынешней ситуации недостаточно эффективны ни в плане управления средствами вкладчиков, ни в направлении получаемых ресурсов в реальный сектор. В последние два года регулятору пришлось решать серьезные проблемы в денежно – кредитной сфере и в банковском секторе.

Комментарии (4)

  1. Joy 11 марта 2017, 10:59
    Нужен ли такой надзор, если возможно выводить активы без «ведома» Нацбанка, как это произошло в БТА в 2008 году? Акишев признался на расширенном заседании Правительства: «Формализованность подходов приводит к тому, что наблюдая факты вывода денег из банков при отсутствии нарушений законодательства, Национальный Банк не может применить меры воздействия или приостановить такие операции.»(см. прессу от 2 февраля 2017). Очевидно, что проблема не столько в том, что Нацбанк выполняет функции надзора и денежно-кредитной политики, сколько в том, что функцию надзора он выполняет формально. И в этом корень проблем банковской системы. Вообще, Казахстану не повезло в председателями Нацбанков, начиная с Сайденова. Сайденов раздул кредитный пузырь, Марченко неграмотно сдул его, проведя девальвацию и не расчистив убытки после нее с балансов банков. Именно при нем был создан прецедент нарушения пруденциальных нормативов по качеству активов. Но самым пышным цветом зацвела косметическая перелицовка отчетности при Келимбетове. Нам и врагов не нужно — достаточно такого председателя Нацбанка, чтобы подорвать всю страну. Акишев — ни рыба, ни мясо. Слаб, продолжает политику потворствования банкам, начатую Марченко. Предпочитает решать проблемы за счет Нацфонда, а не акционеров (как должно быть в практике). Стержень устойчивости банковской системы — железная финансовая дисциплина, неукоснительное соблюдение нормативов, эффективный неформализированный надзор, капитализация за счет акционеров. Стране срочно нужен эффективный председатель Нацбанка, не разделяющий взгляды политики Марченко-Келимбетова, которая доминирует в последние годы. Но где такого взять? Казахстан оскудел своими талантами.
    1. вввв 14 марта 2017, 13:06
      вы наивны, очень наивны
    2. Дрозд 13 марта 2017, 07:54
      Мне все же кажется, что качество решений принимаемых Нацбанком выше, чем у других экономических ведомств и министерств. И это более институционализированная структура, в принятии решений реально участвуют департаменты, они не навязываются свержу. Конечно, правильным подходом было бы решение проблем за счет акционеров, но в реальности возможно вся наша банковская система возможно не стоит сейчас 2 триллионов тенге, которые вливаются в Фонд проблемных кредитов.
      1. Динарий 13 марта 2017, 09:28
        То, что банковская система РК не стоит сейчас тех денег, о которых говорит уважаемый автор, и говорит о качестве решений Нацбанка.
        Об этом же говорит проваленная пенсионная реформа и риск оставления без средств к существованию будущих поколений пенсионеров.
        В Нацбанке просто говорят более наукообразно, чем в других экономических ведомствах. На практике, результаты говорят сами за себя: банковская система из лучших в СНГ во времена Сембаева превратилась в одну из наиболее уязвимых, неустойчивых и откровенно слабых.
        Персона Дуспулова

        Проект «ТОПЖАРГАН»

        Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

        Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.