понедельник, 21 октября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Айсултана Назарбаева в Лондоне приговорили к 18 месяцам и штрафу Казахстанцы, в основном, положительно относятся к Золотой Орде. Назарбаев: надо консолидировать общество и элиту вокруг Токаева Назарбаев раскритиковал партию Nur Otan Сколько иностранцев работает в Казахстане легально? Атамбаеву вернут статус экс-президента? Объявлены победители стипендий имени Батырхана Шукенова Saudi Aramco отложила IPO В Казахстане появится новая монета 35 паломников погибли в Саудовской Аравии Брексит: жёсткий выход отменяется? США призывают власти Казахстана улучшить ситуацию с правами человека Одним движением больше В Казахстане подорожает бензин Когда поменяют код аэропорта столицы? В Казахстане появилась Демократическая партия Опять про Стати Экс-главу Союза фермеров Казахстана осудили за изнасилование Божко: «мне что-то добавить очень сложно» 93% компаний Казахстана сталкиваются с киберугрозами Банки рефинансировали займы на сумму около 215 млрд. тенге Эрдоган против перемирия с сирийскими курдами Токаев о будущем Казахстана Конфуз с российским гимном Майлыбаева раньше срока не выпустят

Первые жертвы китайских кредитов

В этом месяце Шри-Ланка, будучи не в состоянии выплатить накопившийся у неё огромный долг перед Китаем, официально передала этому азиатскому гиганту свой стратегически расположенный порт Хамбантота. Данная сделка стала важным приобретением в рамках китайской инициативы «Один Пояс – одна Дорога» (сокращённо ИПД), которую председатель КНР Си Цзиньпин называет «проектом века», а также доказательством того, насколько эффективной может быт китайская дипломатия, использующая долговые ловушки.

В отличие от кредитов Международного валютного фонда и Всемирного банка, залогом по китайским кредитам становятся стратегически важные природные активы с высокой долгосрочной стоимостью

Хамбантота, например, расположена рядом с торговыми путями Индийского океана, которые связывают Европу, Африку и Ближний Восток с Азией. В обмен на финансирование и строительство инфраструктуры, в которой нуждаются более бедные страны, Китай требует от них приоритетного доступа к различным природным активам – от полезных ископаемых до портов.

Как наглядно показывает опыт Шри-Ланки, китайское финансирование может превратиться для стран-«партнёров» в кандалы. Вместо грантов или льготных кредитов Китай предоставляет огромные кредиты под конкретные проекты, причём по рыночным ставкам, совершенно непрозрачно и, конечно, без оценки экологических и социальных последствий. Как недавно отметил госсекретарь США Рекс Тиллерсон, с помощью ИПД Китай намерен установить «собственные правила и нормы».

Для дальнейшего укрепления позиций Китай подталкивает свои компании напрямую покупать стратегические порты там, где это возможно. Средиземноморскому порту Пирей, который китайская компания купила в прошлом году за $436 млн у страдающей от нехватки денег Греции, отводится роль «головы дракона» ИПД в Европе.

Используя свою финансовую мощь подобным образом, Китай стремится убить двух птиц одним камнем. Во-первых, он хочет решить проблемы переизбытка мощностей внутри страны, увеличивая экспорт. А, во-вторых, он надеется удовлетворить свои стратегические интересы, в том числе расширяя дипломатическое влияние, овладевая природными ресурсами, стимулируя международное использование своей валюты, получая сравнительное преимущество перед другими державами.

Хищнический подход Китая (и его торжество по поводу обретения Хамбантоты) выглядит, мягко говоря, иронично.

В своих отношениях с меньшими странами, подобными Шри-Ланке, Китай копирует методы, которые применялись против него самого в период европейского колониализма

Этот период начался с Опиумных войн 1839-1860 годов и закончился приходом к власти коммунистов в 1949 году; в Китае его с обидой называют «столетием унижений».

В 1997 году Китай изображал восстановление своего суверенитета над Гонконгом после ста с лишним лет британского господства как исправление исторической несправедливости. Но пример Хамбантоты показывает, что теперь Китай сам перешёл к неоколониальным подходам в гонконгском стиле. По всей видимости, данное Си Цзиньпином обещание осуществить «великое омоложение китайской нации» означает неминуемое ослабление суверенитета малых государств.

Европейские империалистические державы применяли «дипломатию канонерок» для открытия новых рынков и колониальных форпостов, а Китай точно так же использует суверенные долги для того, чтобы подчинить другие государства своей воле, не сделав при этом ни единого выстрела. Как и опиум, экспортировавшийся британцами в Китай, доступные китайские кредиты вызывают зависимость. А поскольку Китай выбирает свои проекты в соответствии с их долгосрочной стратегической ценностью, они могут не приносить в краткосрочной перспективе достаточных доходов для того, чтобы страны могли погасить свой долг. Тем самым, у Китая появляется дополнительный рычаг, который он может использовать, например, чтобы заставить должников обменять долг на активы. В результате, Китай расширяет своё глобальное влияние, заманивая всё большее число стран в долговое рабство.

Даже условия 99-летней аренды порта Хамбантота перекликаются с теми условиями, на которых Китай был вынужден сдавать в аренду свои порты западным колониальным державам. Британия арендовала «Новые территории» у Китая на 99 лет в 1898 году, благодаря чему площадь Гонконга выросла на 90%. Впрочем, срок в 99 лет был зафиксирован лишь для того, чтобы маньчжурская династия Цин в Китае могла сохранить лицо; в реальности же считалось, что все эти приобретения делаются навсегда.

Теперь Китай применяет эту империалистическую концепцию аренды на 99 лет в дальнем зарубежье. Соглашение с Китаем об аренде Хамбантоты, подписанное этим летом, содержит обещание Китая списать $1,1 млрд из долга Шри-Ланки. В 2015 году китайская компания за $388 млн взяла в аренду на 99 лет австралийский глубоководный порт Дарвин, где, кстати, размещены более 1000 американских морских пехотинцев.

Аналогичным образом, ссудив миллиарды долларов увязшему в долгах государству Джибути, Китай в этом году основал в этой крохотной, но стратегически важной стране свою первую военную базу за рубежом, причём всего лишь в нескольких милях от военно-морской базы США – единственном постоянном американском военном объекте в Африке. У попавшей в ловушку долгового кризиса Джибути не было иного выбора, кроме как сдать свои земли в аренду Китаю за $20 млн в год.

Китай также использовал своё финансовое влияние на Туркменистан, чтобы гарантировать поставки природного газа по трубопроводу практически на собственных условиях

Ещё целый ряд стран – от Аргентины до Намибии и Лаоса – попали в китайскую долговую ловушку, что вынудило их принимать мучительные решения ради предотвращения дефолта. Огромный долг Кении перед Китаем грозит сейчас превратить оживлённый порт Момбаса (а это ворота в Восточную Африку) в очередную Хамбантоту.

Все эти примеры должны стать предупреждением: «Инициатива Пояс и Дорога», по сути, является империалистическим проектом, нацеленным на воплощение в жизнь мифа Срединной империи.

Государства, попавшие в долговую зависимость от Китая, рискуют потерять не только самые ценные природные активы, но даже суверенитет

Под бархатными перчатками нового имперского гиганта прячется железный кулак, который обладает достаточной силой, чтобы выжать все соки из малых стран.

Брахма Челлани – профессор стратегических исследований в Центре политических исследований в Нью-Дели, сотрудник Академии Роберта Боша в Берлине, автор девяти книг, в том числе «Азиатский джаггернаут», «Вода: Новое поле боя в Азии», «Вода, война и мир: Как справиться с глобальным водным кризисом».

Copyright: Project Syndicate, 2017. www.project-syndicate.org

 

Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33