вторник, 19 марта 2019
,
USD/KZT: 376.4 EUR/KZT: 427.36 RUR/KZT: 5.86
Как узбеков стимулируют пасти баранов Global Witness: офшорам принадлежат 87 000 объектов британской недвижимости Первомай для многодетных начнется с новоселий? «Эйр Астана» – официальный авиаперевозчик аэрокосмического конкурса Генерал-майор КНБ стал генпрокурором «Пятилетка» терроризма в СУАР ЕС не признает крымский референдум, Порошенко делает предвыборные заявления Саудовский кронпринц организовал кампанию по похищению своих противников Миллион абонентов Beeline оплачивали покупки с баланса телефона Создан телеграмм-чат «БАЛАЛАРДЫ БІРГЕ ҚОРҒАЙЫҚ – ЗАЩИТИМ ДЕТЕЙ ВМЕСТЕ» Казахстан на «почетном» 20-м месте «Лукойл» изучит землю каракалпаков Нацфонд «постройнеет» на сотни миллиардов Туркменские яйца – себе дороже Первый вице-премьер не обнаружил госдолга перед КНР Гульнару Исламовну заселили в колонию Акции Facebook, Apple и других лидеров включены в официальный список KASE Фестиваль науки для молодежи Москва, ЕАЭС и Лукашенко – все постоянно вспять Хиллари Клинтон в политике, но уже не претендент на пост президента Министр национальной экономики практически взялся за «справедливый» рынок в Астане Вашингтон и Пекин скоро почти замирятся МИД Казахстана о Венесуэле: сугубо местные вопросы Мамин определил, чем будет заниматься сам и его замы Узбекский лидер распорядился: силовикам срочно худеть

Мало государства и много открытости

В 2010 году Государственный Совет Китая определил три крупных городских кластера в качестве стартовых площадок для смарт- урбанизации: дельта реки Янцзы (YRD), дельта реки Чжуцзян (PRD) и поселение Пекин-Тяньцзинь-Хэбэй (BTH). Фактически, Китай в настоящее время создает 19 “супер-городов кластеров”, которые к 2030 году, по оценкам HSBC, составят около 80% ВВП страны.

 К 2014, году PRD превратился в район Большого залива (GBA), охватывающий девять городов вокруг PRD в Южном Гуандуне, а также Гонконг и Макао. Как отмечается в недавнем отчете HSBC, каждый из трех крупнейших городских кластеров Китая имеет ВВП, превышающий ВВП Испании; к 2025 году все вместе они составят 45% от общего ВВП Китая. Из них GBA является наименьшим по численности населения, с 70 миллионами жителей, по сравнению с 120 миллионами в YRD и 112 миллионами в BTH. Тем не менее, GBA вносит 1,5 триллиона долларов в ВВП Китая – в целом 12% – и составляет 37% от общего объема экспорта страны. Рост ВВП кластеров значительно выше, чем у остальной части Китая.

GBA является местом высокой концентрации динамичных частных предприятий, таких как Tencent, Midea и Huawei. Это также самый инновационный городской кластер в Китае, создающий более 50% международных патентных заявок страны. По данным HSBC, GBA является наименее обремененным неэффективными государственными предприятиями и избыточными производственными мощностями.

Причина проста: GBA гораздо более ориентирован на рынок, чем его партнеры, а Гонконг и Макао гораздо более открыты для внешнего мира, чем любые другие китайские города. Оба города не только обеспечивают более свободный поток товаров, услуг, капитала, технологий, талантов и ресурсов, но также отвечают мировым стандартам с точки зрения нормативных положений, деловой практики, социальной инфраструктуры и даже образа жизни.

Все это свидетельствует о том, что Китай  должен работать над созданием своего собственного спроса, используя в полной мере свой потенциал для проведения политических экспериментов, долгосрочного планирования и принятия прагматичных решений.

В течение десятилетия после глобального экономического кризиса 2008 года, страны с развитой экономикой в значительной степени полагались на легкую денежно-кредитную политику, в надежде, что значительные объемы ликвидных средств и сверхнизкие процентные ставки позволят создать достаточный спрос для устранения избыточных мощностей. Но это подорвало производительность, стимулировало спекулятивную деятельность, способствовало образованию “финансовых пузырей” и усугубило неравенство доходов и имущественного неравенства.

Поскольку граждане развитых стран все больше разочарованы этим положением дел, политики – в частности, Президент США Дональд Трамп – попытались успокоить их иммиграционными ограничениями и протекционистскими торговыми мерами. Но, хотя это может временно удовлетворить некоторые сегменты населения этих стран, это в конечном итоге усугубит ситуацию сдерживанием глобального спроса, усугублением структурных дисбалансов (включая торговые дисбалансы), что в конечном итоге приведет к общему спаду.

Все это имеет значительные последствия для Китая, который стал основной мишенью  тарифов администрации Трампа, обвиняющего Пекин в глобальном избытке  производственных мощностей. В этом контексте, более остро, чем когда-либо, Китай ограничивает свою зависимость от внешнего спроса и высокого уровня инвестиций за счет стимулирования устойчивого внутреннего потребления. Успех будет зависеть от дальнейшего использования Китаем того, что мы называем “BREEP методология”, в соответствии с которой регулирующие органы просматривают, исследуют, экспериментируют, оценивают и продвигают то, что работает, постоянно совершенствуя и адаптируя свои инструменты и тактику.

С 2000 года, долгосрочный план Китая по увеличению доходов, сокращению неравенства и защите окружающей среды зависит от гармоничного развития инноваций и урбанизации.  Китай надеется создать зеленые и эффективные городские кластеры, населенные все более образованными рабочими, которые могут потреблять на устойчивой основе.

Текущая экономическая теория предоставляет мало руководств о том, как достичь эффективного цикла растущего дохода и производительности, что жизненно важны для динамичных и процветающих городов. Но, используя свою BREEP методологию, Китай научился тому, что отказ от универсальных подходов и поощрение конкуренции между городами, является ценным средством достижения успеха в стратегиях развития.

 

Безусловно, Китайские лидеры не просто почивают на лаврах своих успешных городских кластеров; напротив, они работают над тем, чтобы применить свои уроки по всей стране. Например, начиная с 2013 года, Национальная комиссия Китая по развитию и реформам провела глубокий анализ уроков из Фошаня, одного из самых динамичных городов GBA, с тем чтобы спланировать дальнейшее развитие кластера с лучшими и более инновационными стратегиями.

NDRC проанализировал исследования по смарт урбанизации со стороны Всемирного банка, McKinsey и других, с тем чтобы получить представление о том, как группирование может поддержать экономический рост и инновации. Чтобы расширить свои исследования, планировщики NDRC напрямую сотрудничали с местными чиновниками, инвесторами и зарубежными экспертами.

Затем начался этап экспериментов с созданием Зоны свободной торговли Шанхая и экспериментальной Зоны свободной торговли Пиньянь Цяньхай-Шеку. Оценки этих экспериментов привели к объявлению в прошлом году большего количества ЗСТ, а также к Новой области Сьонгань, амбициозному плану по преобразованию – с использованием передовых технологий – пыльных равнин в Хэбэй под Пекином и Тяньцзинем, в динамичный зеленый город модель.

Китай также должен работать над тем, чтобы способствовать еще более быстрому росту в городских кластерах, которые уже успешны. В рамках GBA, в Гонконге, где расположены несколько из 100 лучших университетов мира, существует явное сравнительное преимущество в фундаментальных исследованиях. Между тем, Шэньчжэнь, Дунгуань, Фошань и другие города GBA обладают мощными возможностями для инновационных исследований и разработок, ориентированных как на рынок, так и на производство. Таким образом, улучшение взаимодействия внутри GBA будет поддерживать инновации в каждом сегменте цепочки поставок, что может привести к производству продуктов, которые могут быть проданы 1,4 миллиардам потребителей Китая и адаптированы к мировым рынкам.

Угроза торговой войны может быть и плохая новость для Китая, но это не приведет к снижению экономики. Реальная задача, стоящая перед Китаем, заключается в том, чтобы использовать динамичные городские кластеры, такие как GBA, не только для роста, но также и для решения структурных проблем, таких как неравенство и избыточный потенциал в финансовом и экологически устойчивом режиме.

Эндрю Шэн, почетный член Азиатского глобального института в Гонконгском университете и член Консультативного совета ЮНЕП по устойчивому финансированию. Сяо Гэн, президент Гонконгского института международных финансов, является профессором бизнес-школы HSBC в Пекинском университете и факультета бизнеса и экономики Университета Гонконга.

 

Copyright: Project Syndicate, 2018.
www.project-syndicate.org

Эндрю Шен и Сяо Гэн
Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33