среда, 20 ноября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
В Гонконге арестован студент из Казахстана Прощай, Тулпар-Тальго В декабре будет запущен единый портал поддержки экспортеров Швеция закрыла дело против Джулиана Ассанжа Dell Technologies определила задачи до 2030 В Казахстан приезжает номинант «Эмми» Мамин и премьер–министр Азербайджана дали старт строительству ВОЛС Они на свободе, но с ограничением Что сказал Баталов про Манзорова? Казахстан до сих пор не восстановил ирригацию, которая была 30 лет назад Эйр Астана намерена приобрести 30 Боингов ЕС и ООН – против израильских поселений, США - за 38 миллиардов будет выделено на жилищные займы для женщин В зонах конфликта находятся свыше 90 казахстанцев На развитие Кыргызстана выделено 10,5 миллиарда долларов Доходы местных бюджетов достигли рекордной суммы Налог на неиспользованные земли поднимут в 20 раз Аким Алматы недоволен Кудебаевым Как дороги нам встречи Срок уплаты налога за авто хотят перенести Марат Айтбаев: я будущего боюсь Таджикистан хочет привлечь 1 миллиард долларов В Гонконге отменили запрет на ношение масок На поддержку людей с ограниченными возможностями в 2020 году выделят 448 млрд. тенге Жертвы высоких цен

Перемены для макроэкономической политики Китая

ПЕКИН – Экономические показатели Китая в 2018 году весьма разочаровывают. По данным официальной статистики, темпы роста экономики страны к концу третьего квартала составляли 6,7%. Это самый низкий уровень со времён мирового финансового кризиса. Реальная ситуация, вероятно, намного хуже.

Отсутствие прогресса с институциональными реформами, а также барьеры на пути структурной коррекции, усиливают сомнения многих зарубежных и китайских экспертов в перспективах роста экономики в Китае. Некоторые даже ожидают начала финансового кризиса в случае, если лопнет пузырь на рынке жилья или случится крупный дефолт по долгам местных правительств или корпораций. Торговая война с США лишь усугубляет подобные тревоги.

Замедление темпов роста в Китае являлось неизбежным после четырёх десятилетий головокружительного роста экономики, однако китайскому правительству следует постараться остановить их дальнейшее замедление в этом году. В противном случае экономическая, финансовая и социальная стабильность в Китае окажутся под угрозой. Этой цели можно достичь, если правительство скорректирует свою макроэкономическую политику.

Начнём с монетарной политики. Народный банк Китая (НБК) сейчас несёт ответственность (и это его минимум) за поддержание стабильности темпов роста экономики, а также стабильности уровня занятости, цен и валютного курса. Слишком много целей, чтобы стремиться к ним одновременно, и это приводит к внезапным и регулярным разворотам в монетарной политике.

Начиная с конца 2011 года, НБК менял свою политику четырежды в ответ на колебания цен на жильё. Но эти манёвры нередко мешали выполнению других задач НБК. Например, ужесточение монетарной политики могло помочь обузданию безудержного роста цен на жильё, но усугубляло замедление темпов роста экономики.

В реальности монетарное ужесточение, возможно, даже и не нужно. Многие считают, что проводившиеся НБК вливания ликвидности (особенно мощные стимулы, принятые в ответ на мировой экономический кризис 2008 года) привели к возникновению пузыря на рынке недвижимости, но на самом деле цены на жильё начали быстро расти задолго до этого. Более того, далеко не очевидно, что увеличение предложения денег приводит к росту цен; эффект может быть также совершенно противоположным: растущие цены на жильё поглощают слишком много ликвидности, поэтому НБК следует расширять предложение денег для поддержания реальной экономики.

Поскольку темпы роста экономики в Китае постепенно снижаются, а индекс потребительских цен находится на уровне около 2%, НБК следовало бы перейти к более экспансионистской монетарной политике. Для сдерживания цен на жильё можно использовать бюджетные рычаги. Учитывая народное недовольство ситуацией на рынке недвижимости, эта задача остаётся очень важной.

Да, конечно, экспансионистская монетарная политика создаст понижающее давление на юань, усиливая эффект политики нормализации ставок, которую проводит Федеральный резерв США. Но надо позволить этому случиться, при этом НБК перестанет нести ответственность за поддержание стабильности валютного курса.

Слишком долгое время одержимость Китая валютной стабильностью лишала НБК подлинной монетарной автономности. Пришло время двигаться вперёд. На сегодня китайские предприятия уже должны были научиться защищать себя от колебаний валютного курса. Кроме того, в Китае сохраняется контроль за движением капитала, что фактически защищает его от излишне резкой девальвации, а тем более от бегства из юаня.

В любом случае для руководства Китая более важной задачей является необходимость выработки новых подходов к бюджетной политике. Даже администрация президента США Дональда Трампа, несмотря на её ограниченное понимание экономической науки, осознает ключевую роль государства в укреплении тех сфер, где у частного сектора нет достаточных стимулов для инвестиций, но которые важны для национальной безопасности и экономической стабильности.

К концу 2017 года соотношение госдолга к ВВП в Китае равнялось, согласно официальным данным, 36,2%. Реальная цифра, наверное, значительно выше, если учесть размеры непредвиденных обязательств (прежде всего, долги финансовых структур местных властей). Но даже в этом случае бюджетные позиции Китая будут выглядеть достаточно сильно по сравнению с ситуацией в большинстве других стран, особенно если вспомнить, что не все долги местных правительств являются «плохими».

Это означает, что у Китая сохраняется пространство для проведения экспансионистской бюджетной политики с акцентом на разворот тенденции замедления темпов роста инвестиций, которая способствовала снижению темпов роста ВВП в 2018 году. По итогам трёх первых кварталов 2018 года инвестиции в основной капитал увеличились лишь на 5,4% (год к году), по сравнению с 7,5% в 2017 году. В основном это вызвано резким спадом темпов роста инвестиций в инфраструктуру (на их долю приходится около 27% инвестиций в основной капитал) – с 19,8% в 2017 году до всего лишь 3,3% в 2018 году.

Главную озабоченность вызывает эффективность инфраструктурных инвестиций. Но тревоги по поводу наращивания долга из-за неэффективных инвестиций можно устранить с помощью улучшения планирования проектов и соответствующего ограничения роли местных властей.

В частности, вместо того, чтобы разрешать местным правительствам занимать у коммерческих банков средства на инфраструктурные инвестиции, центральное правительства должно само оплачивать эти счета. Комбинация роста расходов с сокращением доходов из-за снижения налогов и сборов может привести к тому, что дефицит бюджета Китая превысит 3% ВВП. Но, как и потолок валютного курса в размере 7 юаней за доллар, этот порог не должен считаться чем-то священным. Пока процентные ставки по гособлигациями удаётся удерживать на низком уровне, правительству не следует бояться выпускать их в возрастающем количестве.

Одной лишь экспансионистской макроэкономической политикой не решить всех проблем Китая в долгосрочной перспективе. И нет сомнений в том, что с такой политикой связаны значительные риски. Но учитывая необычайную важность стабилизации темпов роста экономики, китайским властям следует использовать все инструменты, которые есть у них в распоряжении.

Юй Юндин – бывший президент Китайского общества мировой экономики и директор Института мировой экономики и политики Китайской академии общественных наук, член Комитета по монетарной политике Народного банка Китая в 2004-2006 годах.

Copyright: Project Syndicate, 2019.

Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33