воскресенье, 22 сентября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Хроника митингов и задержаний МСБ получит 30 миллиардов в Алматы Маленькая, но победа Продажная статистика Сколько многодетных семей получат квартиры Новая забастовка в Мангистау Коалиция гражданских инициатив сделала Заявление Скандал с премьер-министром Канады Довольных чуть более половины Генпрокуратура арестовала 13 млн. долларов Бергея Рыскалиева Новый аким Карагандинской области Прокуратура попросила отменить арест Устинову В Москве таджики создают свою партию Kaspi.kz едет в Лондон Почему мы не такие счастливые? Навальный номинирован на премию Сахарова ВОУД будет отменен, а учителям обещают новые доплаты ФРС снизила ставку Куда ушел Тажин? Лекарства дорожают Кулибаев переназначен президентом НОК В акимате Алматы новое назначение Дочь Гульнары Каримовой грозится опубликовать компромат на власти Узбекистана США подали в суд на Сноудена В розыске находятся 2600 казахстанцев

Терроризм приближается к нашим границам

Атака на Индию базирующейся в Пакистане террористической группировки вновь разбудила призрак серьезной конфронтации на Индийском субконтиненте и подтолкнула международное сообщество к тому, чтобы Пакистан предпринял конкретные действия против определенных ООН 22 террористических организаций, которые базируются в этой стране.

Но на этот раз давление усугубляется негодованием по поводу нападений пакистанских террористов и на другие ключевые соседние страны – Иран и Афганистан. Сможет ли, наконец, Пакистан убедительно ответить на эти требования?

За последние годы было установлено, что следы многих терактов на Западе ведут в Пакистан. Соединенные Штаты Америки обнаружили лидера «Аль-Каиды» Усаму бен Ладена с комфортом устроившимся в закрытом режимном городке Абботтабаде, находящемся под юрисдикцией Пакистанской военной академии. В самом сердце Пакистана было установлено также проживание других лидеров террористов, захваченных после терактов 11 сентября 2001 года в США, в том числе Халида Шейха Мохаммеда, третьего человека в руководстве «Аль-Каиды», и Абу Зубайда, руководителя операций этой террористической организации.

Такие разоблачения вызывают призывы к Пакистану решить проблему транснационального терроризма. В прошлом году президент США Дональд Трамп написал в своем «Твиттере», что, хотя Пакистан получил более 33 миллиардов долларов американской помощи с 2002 года, в ответ от него не было получено «ничего, кроме лжи и обмана», включая предоставление «безопасного убежища террористам, на которых мы охотимся в Афганистане». США, которые уже давно имеют подготовленные планы по захвату ядерного оружия Пакистана в случае непредвиденных обстоятельств (чтобы это оружие не попало в руки террористов), впоследствии уменьшили финансовую помощь стране в области безопасности.

Недавние нападения активизировали требования к Пакистану принять меры – на фоне угроз репрессий. 14 февраля в Кашмире, находящемся под управлением Индии, в результате самоподрыва террориста-смертника погиб 41 военнослужащий Индии. На той же неделе, в результате еще одного самоподрыва (ответственность за него подтвердила террористическая группировка под названием «Джаиш уль-Адл»), были убиты 27 членов «Корпуса стражей исламской революции» и ранены 13 человек на юго-востоке Ирана; также при атаке талибов погибли 32 афганских военнослужащих на удаленной военной базе.

С тех пор Индия и Пакистан ввязались в воздушные схватки по принципу «око за око», а Иран поклялся отомстить. США подчеркнули «срочность» принятия Пакистаном серьезных мер против террористических группировок.

Если страна будет переведена из «серого списка» в «черный список» Парижской целевой финансовой группы по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма (FATF) – которая недавно отчитала Пакистан за то, что он не прекратил финансирование терроризма, и потребовала конкретных действий до мая этого года, – то, вероятно, последуют западные санкции.

Позиция Пакистана как Мекки терроризма сегодня вызывает озабоченность даже у его главных покровителей – Китая, который долгое время выступал вместе с ним против Индии, и Саудовской Аравии, ее оплота в борьбе против Ирана – которые не оказали ему никакой поддержки в нынешнем конфликте с Индией. Более чем когда-либо раньше Пакистан находится в международной изоляции и рискует стать глобальным изгоем.

Помимо геостратегических последствий, этот результат представляет серьезную угрозу для экономики Пакистана, которая балансирует на грани дефолта. Несмотря на то, что Пакистан получил чрезвычайные займы от Китая, Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов, он отчаянно нуждается в серьезной финансовой помощи со стороны МВФ. И в то время, когда прорабатывается сделка по кредиту МВФ объемом 12 миллиардов долларов США, ситуация только ухудшится, если FATF занесет Пакистан в черный список.

Чтобы избежать этого, правительство Пакистана сообщает о своем намерении расправиться с террористическими группировками. Однако международное сообщество не должно возлагать на это заявление больших надежд. В условиях, когда военные по-прежнему доминируют в управлении страной, беззубое гражданское руководство предлагает лишь предварительные и возможные к изменению меры, вероятно, предполагая возврат к обычному ведению дел, как только ослабнет внешнее давление на Пакистан.

Всемогущая правящая военная верхушка Пакистана – которая включает в себя преступное межведомственное разведывательное агентство – не хочет разрывать свои выгодные связи с террористическими группами. Она предпочитает продолжать поддерживать вооруженных джихадистов в качестве мультипликатора силы в своих низкоинтенсивных асимметричных войнах против соседних стран. Ядерное оружие Пакистана позволяет применять такой подход, поскольку оно защищает его военные и поддерживаемые государством террористические группы от возмездия.

Это ограничение отражено в ответе Индии на долгосрочную стратегию пакистанских военных по нанесению ей «смерти от тысячи ран». Затянувшаяся асимметричная война Пакистана, основанная на терроризме, в итоге оказалась более дорогостоящей для Индии, чем любая предыдущая полномасштабная война на субконтиненте, включая конфликт 1971 года, который привел к созданию государства Бангладеш. Но, поскольку терпение Индии истощается, ограниченная война, основанная на ядерном блефе пакистанских генералов, приобретает вполне реальную угрозу.

Хотя ядерное оружие – не единственный фактор, защищающий пакистанских генералов. Несмотря на жалобы Трампа, США не спешат лишать Пакистан статуса «главного союзника, не входящего в НАТО» или добавлять страну в список государств-спонсоров терроризма. Причина проста: сегодня Пакистан является охранником геополитических интересов Америки в регионе.

США не только обеспечивают основные поставки для своих войск в Афганистане через Пакистан, но и зависят от пакистанской помощи в заключении мирного соглашения с талибами. Другими словами, пакистанские генералы теперь вознаграждаются за спонсирование террора в Афганистане через своих жестких доверенных лиц – талибов и сетевую организацию «Хаккани» – которые, по словам афганского президента Ашрафа Гани, только с 2014 года убили 45 000 сотрудников безопасности Афганистана. Идея предельно ясна: спонсирование трансграничного терроризма хорошо окупается.

Битва с международным терроризмом не может быть выиграна, если не будет разорвана порочная связь между террористическими группировками и пакистанскими военными. Хорошая отправная точка для начала этой битвы – поставить помощь МВФ Пакистану в зависимость от конкретных контртеррористических действий руководства страны. Однако в долгосрочной перспективе необходимо восстановить баланс между отношениями гражданских и военных властей в руководстве страны: пакистанские генералы должны ослабить свою мертвую хватку над властью, а военное, разведывательное и ядерное руководство следует подчинить гражданскому правительству.

У международного сообщества достаточно рычагов воздействия, чтобы заставить Пакистан измениться в условиях финансовой задолженности и недееспособности страны. Однако при этом Трампу необходимо переосмыслить свою фаустовскую сделку с «Талибаном». И вот это, к сожалению, выглядит маловероятным.

Брахма Челлани – профессор стратегических исследований в Нью-Делийском центре политических исследований, научный сотрудник Академии Роберта Боша в Берлине, автор девяти книг, включая «Азиатский Джаггернаут, вода: новое поле битвы в Азии» и «Вода, мир и война: противостояние глобальному водному кризису».

Copyright: Project Syndicate, 2018.

Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33