среда, 16 октября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Конфуз с российским гимном Майлыбаева раньше срока не выпустят В Казахстане обсудят зарплаты с китайцами Назарбаеву дали новый орден Казахи из Китая просят политубежища в Казахстане Кто в стране самый заядлый шопоголик? Ануар Нурпеисов: «если я не могу выбрать президента, я могу выбрать страну, в которой я хочу жить» Таджикская власть признала оппозиционеров террористами Константина Сыроежкина лишили казахстанского гражданства На выборах президента сэкономили В Алматы обсудили эко-проблемы стран Центральной Азии Что сказал Тайжан на встрече с Токаевым? Две трети машин в Казахстане старше 10 лет Тайфун «Хагибис» в Японии: 45 погибших, сотни раненых и миллионы эвакуированных Помощь малому бизнесу за год сократилась на четверть Еще одна жертва Арыси 70 процентов таджиков живут за счет денег из-за границы Премьер – президентам пример Бишимбаев вышел на свободу Перейдем на российское Учителей заставляют читать книги президента Дело Атамбаева продлено до 1 ноября Налоговых поступлений в бюджет стало больше Серик Кудебаев от работы не отстранен КНБ подтвердил приговор Константину Сыроежкину

Как управлять новой золотой лихорадкой

Примерно 71% поверхности Земли находится под водой. Морское дно богато редкоземельными элементами и другими нужными полезными ископаемыми, особенно в глубинах международных вод. Над бетонной набережной гавани Кингстона на Ямайке возвышается здание Международного органа по морскому дну (МОМД). Сегодня именно это маленькое агентство ООН правит открытым морем (или, если точнее, морским дном, расположенным на глубине более четырёх километров), хотя широкая публика о нём почти ничего не знает. Впрочем, ситуация может быстро измениться, если Китай решит ответить на введённые США пошлины на импорт и ограничит экспорт редкоземельных элементов.

МОМД управляет правами на добычу полезных ископаемых со дна мировых океанов, контролируя более 50% его территории, а 168 стран-членов этой организации имеют право соперничать за доступ к этим ресурсам. Впрочем, учитывая риски катастрофических экологических последствий, все страны мира могут проиграть, если такая конкуренция будет вестись без надлежащей осторожности.

Подводные полезные ископаемые обычно сосредоточены в кусках горных пород, имеющих форму картофелин. Они лежат на глубоководных равнинах, омываются кипящей водой из трещин в морском дне и покрывают коркой края потухших вулканов, которые называют морскими горами. Как правило, концентрация минералов в этих горных породах намного выше, чем в рудах на земле.

Но, несмотря на всё это богатство, сегодня в мире реализуется лишь один проект добычи минералов с морского дна – у берегов Папуа-Новой Гвинеи, и, кстати, сейчас этот проект приостановлен из-за финансовых проблем. Это говорит о том, насколько до сих пор трудно и дорого работать в тёмной и холодной глубоководной среде под высоким давлением. Более 80% морских глубин до сих пор остаются не изученными и не нанесёнными на карту.

Тем не менее, как коммерческие организации, так и учёные-океанологи полагают, что новые технологии сделают неизбежной глубоководную океаническую добычу полезных ископаемых уже в ближайшем десятилетии. Целый ряд инноваций (среди них – повышение качества спутниковых изображений дна океанов и подводные роботы) помогает упростить доступ к морскому дну. Кроме того, технологии цифровой эпохи и глобальный переход к чистой энергетике резко повышают спрос на материалы, который в изобилии присутствуют в глубинах океана. Помимо редкоземельных элементов, к ним относятся также кобальт, марганец и теллур, для которых находится всё больше способов применения, в частности, в батарейках, магнитно-резонансном оборудовании, солнечных панелях и в системах наведения оружия.

Конкуренция за эти крайне полезные материалы начала обостряться даже до новейшей эскалации напряжённости в торговых отношениях Китая и США. У Китая есть сравнительное преимущество в важнейших минералах, потому что он обладает крупными месторождениями этих ресурсов внутри страны и множеством предприятий по их переработке. Кроме того, Китай уже давно инвестирует в другие страны, являющиеся крупными производителями этого сырья, например, в Демократическую республику Конго (ДРК), на долю которой приходится примерно 65% мировой добычи кобальта и половина его общемировых запасов.

США, напротив, вынуждены импортировать многие минералы, необходимые для высоких технологий. Именно поэтому правительство США недавно объявило 35 минералов критически важными для экономической и национальной безопасности страны и утвердило новую стратегию, которая, среди прочего, призывает к увеличению добычи полезных ископаемых внутри страны.

Но за ресурсы морского дна эти два геополитических соперника сейчас не конкурируют. Как ожидается, в следующем году Китай серьёзно выиграет, когда МОМД опубликует новый кодекс добычи полезных ископаемых и начнёт первый в истории процесс выдачи разрешений на добычу минералов в международных водах. Между тем, Америка вообще не будет присутствовать за столом переговоров, потому что она не является участником «Конвенции ООН по морскому праву» (и, соответственно, официально не представлена в МОМД). Небольшая клика американских сенаторов уже давно блокирует присоединение страны к этому соглашению по каким-то маловразумительным идеологическим причинам. Уже очень скоро Америка может решить, что больше не может позволить себе подобных странностей.

Однако с участием американских компаний или без него – экономический прогресс не дастся даром. Добыча и переработка сырья, которое необходимо для цифровых технологий и чистой энергетики, совершенно неизбежно будут иметь экологические последствия. Любые горные работы, в том числе крайне вредный процесс извлечения минералов из горных пород, разрушительны, и пока ещё слишком рано судить о том, какая добыча полезных ископаемых является более, а какая менее деструктивной – глубоководная или наземная.

То, что на первый взгляд выглядит бесплодным, диким пустырём, в реальности представляет собой крупнейший биом планеты, населённый фантастическими созданиями, такими как морской чёрт, адский кальмар-вампир и древние кораллы, существующие со времён бронзового века. Недавние исследования, проведённые под руководством Гавайского университета в зоне Кларион-Клиппертон (это огромная международная подводная территория, простирающаяся от Гавайских островов до Мексики), задокументировали изобилие флоры и фауны на глубинах морского дна – более половины видов оказались совершенно новыми для науки.

Кроме того, учёные недавно обнаружили, что микроорганизмы, живущие в глубинах океана, возможно, играют важную роль в регулировании климата Земли. Некоторым из этих организмов потребовались миллионы лет, чтобы возникнуть. Если их потревожить или даже просто покрыть осадком от горных работ, они могут быть навсегда уничтожены. Мало что известно о той роли, которую эти виды и глубоководные микробы играют в рыболовстве, мировом климате и других экосистемных процессах, которые поддерживают морскую и наземную жизнь.

Международное сообщество должно поставить перед собой цель найти наилучший и наименее деструктивный способ получения необходимых минералов – будь их источником ДРК или глубины океана, или, наверное, и то, и другое. Мы должны как минимум выявить и понять негативные стороны возможных критических решений до того, как они приняты, и взвесить все возможные последствия, прежде чем они станут необратимыми. Очевидно, что в этих усилиях ведущую роль должны играть Китай и Америка (если удастся убедить её перестать быть молчаливым зрителем).

Когда начиналась Промышленная революция, никто не мог знать, что одним из её конечных результатов станет изменение климата. Но, приступая к освоению минеральных богатств океанских глубин в цифровую эпоху, мир должен быть экологически намного сознательней.

Шэрон Бёркбывший помощник министра обороны США по вопросам энергообеспечения, руководит программой «Ресурсная безопасность» в фонде New America.

Copyright: Project Syndicate, 2019.
www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33