среда, 26 февраля 2020
,
USD/KZT: 376.72 EUR/KZT: 408.67 RUR/KZT: 5.76
После смерти Дулата Агадила люди требуют отставки Назарбаева, Совета безопасности и правительства. Из Казахстана переведено 27 триллионов тенге Смерть Дулата Агадила: у здания МВД задержаны десятки людей Авиакомпания не знала, что перевозит пассажиров из лайнера «Diamond Princess» Россия построит русскоязычные школы в Таджикистане Дулат Агадил, выступавший за соблюдение гражданских прав и свобод, умер в СИЗО Харви Вайнштейна признали виновным в сексуальном насилии В Праге появится площадь имени Бориса Немцова Побег сержанта из воинской части: оружие найдено, сообщники тоже В Германии автомобиль въехал в толпу людей Чудеса случаются-2 ООН будет бороться с поставками оружия террористам в странах Центральной Азии Казахстанцев призвали отменить поездки в страны, где есть коронавирус Коронавирус ударил по Италии Инга Иманбай покинула пост главреда «Жас Алаша» Рустам Журсунов сменил Палымбетова Казахстанцы из лайнера Diamond Princess по прибытию на родину госпитализированы Британский паспорт поменяет цвет Во время митингов было задержано свыше 300 человек Дархан Калетаев стал послом в Украине Митинги: что происходит сейчас? Митинг в Алматы: идут задержания, в центре идет зачистка улиц, отключен интернет Жанболат Мамай арестован Токаев не заметил потери бойца День Национального позора или что случилось в Новых Санжарах?

Неравенство – реальная проблема Гонконга

С тех пор как 1 июля 1997 года Китай восстановил суверенитет над Гонконгом, этот город экономически процветал, но политически загнивал. И сегодня один из самых богатых в мире городов охватили протесты, блокирующие дороги, парализующие работу аэропорта, а иногда доходящие до насилия. Но нынешний хаос – это не какая-то уникально китайская проблема; его следует рассматривать как звоночек для капиталистических систем, не способных решить проблему неравенства.

Во время кризиса эмоции с лёгкостью начинают преобладать над доводами разума, а популярность приобретают обманчивые, радикальные идеи. Примером этой тенденции являются сообщения СМИ, в которых нынешние беспорядки представляются как столкновение культур, ставшее символом более широкой, глобальной борьбы авторитаризма и демократии, или появляются упоминания о «битве двух цивилизаций», как выразился гонконгский депутат Фернандо Чэун.

В подобных рассуждениях «демократия» обычно считается синонимом повышенного благосостояния – но такая характеристика не опирается на факты. Как признался политолог Фрэнсис Фукуяма, централизованные, авторитарные системы способны обеспечивать более высокие экономические результаты, чем децентрализованные и неэффективные демократические режимы. И стоит также отметить, что у официальных лиц, подобных Чэуну, имеется возможность свободно критиковать правительство Китая на международной арене.

Те, кто считает, что правительство Китая прибегнет к помощи армии для подавления протестов, забывают об афоризме Сунь-цзы: победа в войне без единого сражения – это «вершина мастерства». Правительство Китая прекрасно понимает, что, если Гонконг превратится в поле политических или идеологических битв, тогда пострадают мир и процветание не только в этом островном городе, но и на материке. И поэтому оно готово многое сделать ради сохранения принципа «одна страна, две системы», лежащего в основе суверенитета страны над Гонконгом.

А вот что китайское правительство не готово делать, так это рассматривать возможность предоставления городу независимости. Как родитель, имеющей дело с недовольным подростком, Китай считает нынешние беспорядки семейным вопросом, который должен решать внутри семьи. Призывы некоторых протестующих в Гонконге к посторонним силам, например, к США, вмешаться, не просто ничем не могут помочь. В этих призывах совершенно не учитывается длинный и деструктивный список попыток США «построить демократию» в различных странах мира – от Центральной Америки до Центральной Азии.

Реальность такова: Гонконг уже является живым экспериментом, демонстрирующим, как работают принципы верховенства закона и выборной демократии в китайском контексте. Этот город занимает 16 место в рейтинге «Индекс верховенства закона», составляемого World Justice Project, сразу за Японией и выше Франции (17 место), Испании (21 место) и Италии (28-е). А вот с выборной демократией есть серьёзные проблемы, которые мало связаны с материком.

В основе недовольства жителей Гонконга лежит очень мощный, но обычно игнорируемый фактор – неравенство. Коэффициент Джини (где ноль означает максимальное равенство, а единица – максимальное неравенство) сейчас равен в Гонконге 0,539. Это наивысший показатель за последние 45 лет. Для сравнения – среди крупных развитых стран самый высокий коэффициент Джини сейчас составляет 0,411 (в США).

Наиболее ярко это неравенство проявляется в сфере жилья. Количество жилой площади на душу населения в Гонконге равно всего лишь 16 квадратным метрам, по сравнению с 36 кв. м в Шанхае. Кроме того, если в Гонконге 45% населения проживает на арендованной у государства или субсидируемой жилой площади, то в Китае 90% домохозяйств владеют хотя бы одним домом.

Между тем, несмотря на финансовые резервы в размере более 1,2 триллиона гонконгских долларов ($147 млрд), автономное правительство Гонконга не занимается решением проблемы неравенства, причём именно из-за электоральной политики, которую так защищают протестующие. Городской законодательный совет, депутаты которого избираются в рамках запутанной процедуры, основанной на пропорциональном представительстве, является политически и идеологически слишком расколотым, чтобы достичь консенсуса.

Не имея возможности провести жёсткие реформы для преодоления влияния лоббистов (как это делает правительство Китая на материке), городской совет оказался подвержен влиянию девелоперов недвижимости, стремящихся заблокировать любые меры, которые могут привести к снижению цен, – например, выделение земли под строительство нового государственного жилья.

Как сообщается, некоторые компании накопили огромные объёмы неиспользуемой сельскохозяйственной земли (или напрямую, или через компании-пустышки) именно для того, чтобы ограничить предложение жилья.

Протестующие в Гонконге считают, что их не слышат. Но их подвела элита собственного города, а не правительство Китая. Лидеры Гонконга оказались настолько сильно оторваны от интересов простых людей, что протестное движение застало их врасплох, несмотря на сигналы, поступавшие из социальных сетей и свободной (хотя и оппозиционно настроенной) прессы.

Это означает, что, помимо решения конкретных проблем (например, проблемы высоких цен на жильё), Гонконгу надо будет заново налаживать каналы связи между обществом и властью. Сделать это будет не просто – и не в последнюю очередь потому, что у протестного движения нет каких-либо явных лидеров. Тем не менее, для обеспечения легитимности правительства, пока оно будет проводить необходимые реформы, понадобится некий консенсус по поводу того, как именно всем надо двигаться дальше в качестве сообщества.

Потребуется время, прежде чем Гонконг восстановится после нескольких месяцев беспорядков. Но все китайцы – от Пекина до Гонконга – знают, что нельзя ничего быстренько исправить и не бывает решительных сражений. Прогресс – это всегда бесконечная череда маленьких шагов, многие их которых приходится делать в трудных условиях. Единственный способ добиться успеха – действовать со смирением, терпением, мудростью и чувством общей судьбы.

Эндрю Шэн – почётный научный сотрудник Азиатского глобального института при Гонконгском университете, член Консультативного совета по устойчивому финансированию при ЮНЕП. Сяо Гэн – президент Гонконгского института международных финансов, профессор и директор НИИ Морского шёлкового пути при Бизнес-школе HSBC Пекинского университета.

Copyright: Project Syndicate, 2019.
www.project-syndicate.org

Эндрю Шэн, Сяо Гэн
Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33