среда, 27 мая 2020
,
USD/KZT: 413.12 EUR/KZT: 452.86 RUR/KZT: 5.82
Расследование по делу сына генерала Кудебаева прервано Суд арестовал имущество Bek Air Супруга погибшего полицейского об убийце: он - действующий сотрудник правоохранительных органов В Испании количество умерших от коронавируса оказалась на 2000 случаев меньше В Казахстане было проведено 662 тысячи тестов на коронавирус В США 17 компаний по добыче сланцевой нефти подали на банкротство Air Astana собирается перевозить не только людей На пособие в 42500 тенге подавали люди, живущие за границей Количество краж автомобилей во время пандемии резко сократилось В гибели двух полицейских виноват их коллега На спасение Lufthansa выделены миллиарды Узбекский оппозиционер предупредил об угрозе размещения российской военной базы в Узбекистане Президент подтвердил, что ношение масок – обязательно Кто должен умереть, чтобы в Алматы сняли карантин? Дело Лизы Пылаевой: свидетели могли дать ложные показания 5G заработала в Стокгольме Токаев подписал скандальный закон о мирных собраниях Кинопродюсер Гульнара Сарсенова решила вернуть 380 млн тенге в бюджет США ввели санкции против китайских фирм в ответ на репрессии в Синьцзяне Двое полицейских погибли в результате наезда на блокпост На кыргызско-таджикской границе вновь стрельба Экс-спикер парламента Кыргызстана Мукар Чолпонбаев скончался от коронавируса Карачаганак закрыли на карантин Может ли верующий гомофоб стать внештатным советником премьер-министра в правовом, светском государстве? С 25 мая в Алматы заработают кафе, гостиницы и ТРЦ, с 1 июня – непродовольственные рынки

Коронавирус может убить нас – или сделать нас сильнее

НЬЮ-ЙОРК – Пандемия коронавируса – это как изменение климата, происходящее на варп-скорости. Изменения, которые в случае с климатом требуют десятилетий или столетий, в случае с инфекционной болезнью происходят в течение дней или недель. Такая скорость заставляет мысленно сосредоточиться и позволяет сделать выводы о том, как надо оценивать риски во взаимосвязанном мире.

Реальная проблема и с изменением климата, и с Covid-19 не в абсолютных цифрах (объёмы выбросов парниковых газов или количество инфицированных), а в темпах изменений. Плохо уже то, что среднемировые температуры повысились на 1°C относительно доиндустриальных уровней, но потепление на 2°, 3° или даже больше градусов приведёт к намного худшим последствиям.

И в случае с пандемией то же самое: даже очень маленькие различия в траектории роста заболеваемости оказывают огромное влияние на дальнейшие события. В большинстве европейских стран количество инфицированных коронавирусом увеличивает примерно на 33% ежедневно (в США чуть меньше, но, возможно, это объясняется сравнительным отсутствием тестирования). При таких темпах десятки случаев сегодня превратятся в 500 случаев через две недели и в 20 тысяч случаев ещё через две недели. 

Италия была вынуждена приостановить работу значительной части экономики, когда количество случаев достигло всего 12 тысяч. А мы должны приостанавливать работу экономики, иначе ещё больше систем здравоохранения достигнут предела своих возможностей. Главным приоритетом опять же является замедление темпов роста количества инфицированных. Гонконг и Сингапур закрыли школы и ввели карантин задолго до того, как ситуация могла стать неконтролируемой, поэтому там ежедневные темпы роста числа заражённых коронавирусом, судя по всему, близки к 3,3%. 

В случае с кумулятивным ростом темпы на уровне 3,3% не просто в десять раз лучше, чем темпы на уровне 33%. Через три недели результат оказывается в 150 раз лучше. За это время при низких темпах 100 случаев даже не удвоятся, а при высоких темпах 100 случаев превратятся в 30 тысяч.

А теперь задумайтесь о том, что, согласно оценкам, 10-15% изначальных случаев заражения Covid-19 в Китае оказались тяжёлыми. Это означает, что в сценарии низких темпов распространения эпидемии лишь около 20 человек потребуют интенсивного лечения, а в сценарии высоких темпов – 3 тысячи человек. Такая разница приводит к серьёзным последствиям для систем здравоохранения. Взгляните на Италию: больницам приходится выбирать, кому из больных оказывать помощь, или откровенно отправлять их обратно домой, а уровень смертности от Covid-19 здесь значительно выше, чем в других странах.

Эти «пределы возможностей» систем здравоохранения в случае с пандемией Covid-19 аналогичны «точкам невозврата» в случае с изменением климата. Где и когда они будут достигнуты, может быть неизвестно, но они совершенно реальны. И в обоих случаях (и в большинстве стран) уже слишком поздно заниматься сдерживанием. Приоритетом теперь становится смягчение последствий, а затем адаптация к тому, что уже есть. В борьбе с Covid-19 цель заключается в том, чтобы «спрямить кривую» роста заболеваемости, и точно так же нам надо «согнуть кривую» темпов роста выбросов парниковых газов. Небольшие, немедленные сокращения темпов роста будут щедро вознаграждены в будущем. 

Конечно, достичь такого снижения не просто. Закрытие школ блокирует один из каналов передачи болезни, но при этом создаёт серьёзную дополнительную нагрузку на домохозяйства, в которых родители вынуждены сидеть дома и в одночасье приступить к школьному обучению в домашних условиях. Решение города Нью-Йорка обеспечить готовым питанием и уходом детей медработников, а также сотрудников служб первого реагирования и общественного транспорта, стало очень важным шагом, поскольку закрытие школ лишает возможности работать критически важный персонал, что может даже повысить чистый уровень смертности от Covid-19.

Подобные проблемы указывают, наверное, на самый важный аспект, являющийся общим для Covid-19 и изменения климата: внешние факторы (экстерналии). В обоих кризисах личные расчёты отдельных людей способны разрушить благополучие общества в целом. Здоровые молодые люди, у которых значительно ниже риск смерти от коронавируса, не увидят достаточно оснований для того, чтобы прекратить ездить на работу и использовать личное присутствие для продвижения карьеры. Именно поэтому нам нужно, чтобы правительство проактивно вмешивалось и меняло индивидуальные планы людей. 

Представьте такой сценарий: Италия могла полностью закрыться на карантин в середине февраля, когда там было меньше 30 случаев заражения Covid-19. Цена такого сбоя была бы большой, а общественное негодование – очень громким. Но можно было бы предотвратить тысячи смертей, а общий экономический ущерб от спешного, но проактивного решения ввести карантин, оказался бы, конечно, меньше, чем от ещё более поспешного, но запоздалого решения. В отличие от Италии, Гонконг уже медленно восстанавливается после проактивного карантина. 

К счастью, борьба с изменением климата не требует ничего похожего на закрытие экономики на карантин. Однако она требует фундаментального перенаправления рыночных сил – им надо перейти с нынешнего низкоэффективного, высокоуглеродного пути на высокоэффективный, низкоуглеродный путь. Для этого нужна проактивная политика правительств, активизация инвестиций и инноваций. Результаты можно будет измерить через годы и десятилетия, но они будут очень зависеть от того, что мы делаем сейчас. 

Ни в том, ни в другом случае государственные решения не могут быть изолированными. Кризис Covid-19 подчеркнул необходимость введения оплачиваемых больничных и всеобщего охвата услугами здравоохранения, а климатический кризис стимулировал инвестиции в зелёные рабочие места и производство, а также принятие мер по устранению экологического неравенства. Сидеть сложа руки и ждать, когда появится некое технологическое решение, нельзя. Работа над вакциной для Covid-19, конечно, очень важна, так же как и прорывные исследования в области чистой энергетики и даже технологий геоинжиниринга. Но на всё это потребуется время, равно как и реальные инвестиции в науку. 

Известно, что китайское слово, обозначающее кризис, состоит из двух иероглифов: опасность (危) и шанс (机). В случае с Covid-19 шанс, наверное, заключается в демонстрации возможности быстрого изменения поведения. В апреле Межправительственная группа экспертов по изменению климата (IPCC) проведёт первое в своей истории виртуальное заседание. Организация онлайн-заседаний с участием 300 человек на пяти континентах – это сложная задача. Но это, несомненно, проще, чем лететь через полмира. Специалисты по физике высоких энергий работают так уже много лет. 

Глядя вперёд, мы все должны задаться вопросом: а делаем мы достаточно для того, чтобы «выпрямить кривую» распространения инфекции и «согнуть кривую» объёмов выбросов парниковых газов. Да, коронавирус, скорее всего, вызовет сокращение выбросов CO2 в Китае в этом году из-за закрытия заводов в Ухане и общего болезненного состояния экономики. Но в конечном итоге самое важное – это траектория. Чтобы справиться с современными глобальными кризисами, мы должны понять математическую силу кумулятивного роста, который является одновременно и проклятием, и благословением. 

Гернот Вагнер (www.gwagner.com) преподаёт климатическую экономику в Нью-Йоркском университете, соавтор (совместно с Мартином Вайцманом) книги «Климатический шок: Экономические последствия нагревания планеты».

Copyright: Project Syndicate, 2020.
www.project-syndicate.org

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33