среда, 27 мая 2020
,
USD/KZT: 413.12 EUR/KZT: 452.86 RUR/KZT: 5.82
Токаев призвал готовиться ко второй вспышке коронавируса Врачи будут получать в 2,5 раза больше остальных Наказали? В Эстонии начали тестировать «иммунные паспорта» Казатомпром выплатит 99 млрд тенге дивидендов Израильский институт утверждает, что нашел лекарства от коронавируса Токаев: Казахстан серьезно отстает от развитых стран по уровню знаний учащихся Парад Победы в Москве состоится 24 июня Расследование по делу сына генерала Кудебаева прервано Суд арестовал имущество Bek Air Супруга погибшего полицейского об убийце: он - действующий сотрудник правоохранительных органов В Испании количество умерших от коронавируса оказалась на 2000 случаев меньше В Казахстане было проведено 662 тысячи тестов на коронавирус В США 17 компаний по добыче сланцевой нефти подали на банкротство Air Astana собирается перевозить не только людей На пособие в 42500 тенге подавали люди, живущие за границей Количество краж автомобилей во время пандемии резко сократилось В гибели двух полицейских виноват их коллега На спасение Lufthansa выделены миллиарды Узбекский оппозиционер предупредил об угрозе размещения российской военной базы в Узбекистане Президент подтвердил, что ношение масок – обязательно Кто должен умереть, чтобы в Алматы сняли карантин? Дело Лизы Пылаевой: свидетели могли дать ложные показания 5G заработала в Стокгольме Токаев подписал скандальный закон о мирных собраниях

Как вести войну с Covid-19

По оценкам JP Morgan, денежная подушка у ресторанов равна 16 дням, у розничных магазинов – 19 дням, у малого бизнеса в целом – 27, у сектора высокотехнологичных услуг – 33, у компаний недвижимости – 47. А что потом? 

Мир находится в состоянии войны. Враг упорен, безжалостен и непредсказуем. Ему безразличны расы, национальности, идеология и размеры богатства. Он уже убил более 26 тысяч человек и инфицировал более 560 тысяч – от простых работников до премьер-министра и наследного принца Великобритании. Он остановил работу экономики, создал перенапряжение в системах здравоохранения и заставил сотни миллионов людей находиться дома взаперти. И он совершенно не собирается сдаваться. 

В отличие от традиционных войн, пандемия Covid-19 – это не собственный выбор и не соперничество. Нельзя договориться о прекращении огня, нельзя подписать мирный договор. Пока у мира нет вакцины и эффективного лекарства, у него остаётся немного видов оружия, с которыми можно вести бой. Единственный способ восстановить мир (или, как минимум, предотвращать системный сбой, пока не разработано более эффективное оружие) – действовать коллективно: всем государством, всем обществом, всем миром. 

Самый актуальный императив – гарантировать, что на линии фронта не возникает перенапряжения. Как показывает исследование Имперского колледжа Лондона, наилучший способ сделать это – рано и решительно вводить социальное дистанцирование: удерживать людей вдали друг от друга, чтобы замедлить заражение вирусом. Это позволяет перейти от резкой, растущей по экспоненте «пандемической кривой, которая стремится к пику», к «спрямлённой» кривой, когда количество тяжёлых случаев не превышает возможностей системы здравоохранения. 

В китайском городе Ухань, где впервые появился этот вирус, этого не было сделано. Власти не понимали патологии Covid-19 и его потенциала и в итоге были вынуждены играть в догонялки. Такая задержка, вероятно, увеличила общее количество жертв пандемии. И этого не было сделано в Италии, где система здравоохранения очень быстро оказалась перегружена, а число погибших сейчас уже вдвое выше, чем в Китае. 

Вывод ясен: правительства обязаны срочно вводить карантин. Китай и Италия сделали это (хотя более эффективными оказались драконовские меры Китая, где свою роль сыграли также демографические факторы и ряд других предпринятых шагов, например, строительство специальных больниц для заболевших Covid-19). 

Однако подобные действия, хотя и крайне важны для защиты здоровья населения, создают сильный стресс в экономике. Чем дольше длится карантин, тем выше вероятность массовой безработицы, резкого падения спроса и экономической рецессии, особенно если учесть, что на глобальных рынках уже давно надулись пузыри, поддерживаемые нулевыми или отрицательными процентными ставками. 

Глобальная экономика, работающая по бережливому принципу «всё точно в срок», не способна протянуть больше двух месяцев в режиме карантина. Дальше её ждёт «момент Мински», когда инвесторы начинают паническую распродажу, бум сменяется крахом, а пузыри лопаются. Западные фондовые рынки уже обвалились. В США индекс Dow Jones Industrial Average, даже несмотря на недавний отскок, находится на пути к тому, чтобы зафиксировать худший месяц в своей истории со времён Великой депрессии. 

Китайский фондовый рынок пока что переживает карантин без резкого спада. Это объясняется в основном тем, что рынок уже пострадал от торговой войны с США. Тем не менее, и здесь оказались уничтожены огромные объёмы богатства. За первые два месяца 2020 года добавленная стоимость у крупных и средних предприятий промышленности Китая упала на 13,5% (год к году); городские инвестиции в капитальные активы упали на 24,5%; общий объём розничных продаж сократился на 20,5%. Между тем, в декабре 2019 года все три показателя росли – на 6,9%, 5,4% и 8% соответственно. 

Вывод очевиден: карантин очень важен, но не менее важны решительные действия по оживлению производства и потребления. В краткосрочной перспективе это может означать проведение активной монетарной и бюджетной политики. Впрочем, потенциал подобных мер ограничен. Даже быстрое снижение Федеральным резервом процентных ставок и его обещание закачать в финансовую систему триллионы долларов не смогли остановить падение фондового рынка. 

Эффект бюджетных мер может быть более сильным. И действительно, в США падение фондового рынка остановил именно одобренный Конгрессом пакет мер по экономической стабилизации на беспрецедентную сумму $2 трлн. Этот пакет включает прямые выплаты налогоплательщикам, новые субсидии по безработице и финансовую помощь бизнесу в размере $500 млрд. Однако в случае, если карантин затянется, даже этого может оказаться недостаточно.

 

У большинства работников и предприятий денежные резервы ограничены. Как показало недавнее исследование Института Брукингса, 44% американцев – это почасовые работники с низкими зарплатами. А по данным проведённого ФРС в 2019 году опроса, 40% взрослых американцев не в состоянии оплатить неожиданные расходы на сумму $400 за счёт имеющихся у них доходов, сбережений или кредитной карты, счёт которой они могли бы потом быстро пополнить. 

В 2017 году в Евросоюзе 22,4% населения (112,8 млн человек) жили в домохозяйствах, находящихся на грани нищеты или социальной изоляции. Эти люди не могут себе позволить длительной паузы в доходах. Но многие из них заняты работой, которую невозможно выполнять удалённо, поэтому продолжительный карантин приведёт к возникновению именно такой паузы. 

Это тем более вероятно в условиях, когда многие из работодателей окажутся не способны им платить. По оценкам JP Morgan, медианная денежная подушка у ресторанов равна 16 дням, у розничных магазинов – 19 дням, у малого бизнеса в целом – 27, у сектора высокотехнологичных услуг – 33, у компаний недвижимости – 47. 

По прогнозам Международной организации труда, из-за пандемии исчезнет от 5,3 млн до 24,7 млн рабочих мест. (Кризис 2008 года увеличил количество безработных в мире на 22 миллиона человек). На прошлой неделе в одних только США 3,3 млн человек подали заявки на пособие по безработице, что на треть больше, чем прогнозировал банк Goldman Sachs – 2,25 млн. 

Мало причин ожидать, что нынешняя пандемия быстро и решительно закончится. По мнению экспертов Имперского колледжа, даже если её пик будет быстро достигнут, повторные волны вспышек меньших масштабов могут потребовать нового введения карантина до тех пор, пока не будет разработана, протестирована, произведена и широко распространена эффективная вакцина – а на этот процесс потребуется как минимум 12-18 месяцев. 

Всё это время мир может надеяться лишь на один способ нейтрализации негативных последствий периодического паралича экономики: сотрудничество. Сюда относится скоординированная экономическая политика, а также свободный обмен знаниями и данными. 

Как и любая война, битва с Covid-19 непропорционально сильно ударит по тем, кто уже уязвим. Если страны мира не смогут преодолеть деструктивный национализм и мелочное соперничество (его примером является упорное использование президентом США Дональдом Трампом термина «китайский вирус», а не Covid-19), пострадают миллионы людей. Возникшее в результате недовольство может подтолкнуть мир к традиционному конфликту, который причинит ещё больше разрушений и страданий. 

Во время пандемии, как и во время войны, не важно, кто прав, а важно, кто остался в живых. Нам нужен глобальный альянс для победы.

Эндрю Шэн – почётный научный сотрудник Азиатского глобального института при Гонконгском университете, член Консультативного совета по устойчивому финансированию при ЮНЕП.

Сяо Гэн – президент Гонконгского института международных финансов, профессор и директор НИИ Морского шёлкового пути при Бизнес-школе HSBC Пекинского университета.

Copyright: Project Syndicate, 2020.
www.project-syndicate.org

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33