четверг, 22 февраля 2018
Облачно +3, Облачно
USD/KZT: 319.88 EUR/KZT: 394.41 RUR/KZT: 5.65
Нацбанк руководствуется интересами системы Кыргызский депутат оказался гражданином Казахстана США анонсируют новые санкции против России Halyk Bank и Qazkom сольются до конца года Мадуро понравилось чеканить криптовалюты Transparency International: Казахстан взобрался на 122 место Нацбанк признал недочеты, но виноваты прежние руководители? Совбез обсудил «общественно-политическую и социально-экономическую ситуации в ЮКО» Евразийская трудовая биржа - дело неопределенно скорого будущего Honeywell и Автономный кластерный фонд «Парк инновационных технологий» стали партнерами Узбекистан на законном основании урегулирует вопрос с криптовалютами Аким Алматы: платных парковок во дворах не будет Венесуэльский El Petro заработал $735 реальных миллионов Порошенко законодательно «реинтегрировал Донбасс» В Счетном комитете новый руководитель МИД представил список безвизовых государств «Газпром» с подачи Кулибаева вернется к обсуждению программы обратного выкупа акций Келимбетову нужны мандаты «на управление средствами Нацфонда управляющим компаниям в привязке к МФЦА» Абаев о латинице: идеального алфавита не существует В преддверии паводков премьер «накрутил» подчиненных Трамп – худший президент в общеамериканском реестре Мировой рынок криптовалют пополнил венесуэльский El Petro Назарбаев утвердил «компромиссный» вариант латиницы Обвинение просит суд приговорить Бишимбаева к 12 годам Основы бизнеса «по Кулибаеву и др»

США дестабилизируют развивающиеся рынки

Торговая и налоговая политика США подвергнет девальвационному давлению и волатильности страны с формирующейся рыночной экономикой. В частности, есть три источника экономической неопределенности.

Первый – это налог на регулирование границ, который дал бы налоговые послабления американским экспортерам, но ввел бы или, эквивалентно, запретил вычет на импорт в США. Как Президент Дональд Трамп, так и контролируемый республиканцами Конгресс США заявили, что они одобряют схему, которая имеет большие шансы быть принятой. Такой налог или даже прогнозирование его принятия, может подтолкнуть обменный курс доллара США (что, как это ни парадоксально, компенсирует, по крайней мере, частично, торговый дисбаланс США, на который возможно рассчитывает администрация Трампа).

Вторым источником неопределенности является возможность более агрессивных действий в отношении Китайского экспорта в США. Администрация Трампа неоднократно заявляла, что им придется столкнутся с Китаем в том, что они считают несправедливой торговой практикой. Трамп открыто размышлял о введении 45%-ного тарифа на Китайский импорт. Введение чего-либо близкого к этому привело бы к понижательному давлению на юань, учитывая сокращение спроса на Китайский экспорт.

Но такой шаг способствовал бы ослаблению многих других валют. Мои исследования с Чжи Вангом и Кунфу Чжу показывают, что около половины Китайского экспорта в США состоит из товаров с добавленной стоимостью, изготовленных из комплектующих из Южной Кореи, Японии, Тайваня, Сингапура и других стран. Поскольку продукция из Китая часто является частью интегрированных глобальных или региональных производственно-сбытовых цепочек, ограничение США на импорт из Китая косвенно, но очень быстро приведет к сокращению экспорта товаров с добавленной стоимостью другими странами Азии. Этот упадок, вероятно, компенсировал бы любое прямое увеличение экспорта этих стран в США, по крайней мере, в краткосрочной и среднесрочной перспективе, потому что реорганизация производственных цепочек – это не тривиальный вопрос.

Третьим шагом США, который мог бы вывести из равновесия развивающиеся рынки, является более быстрое, чем ожидалось, ужесточение денежной политики Федеральной Резервной системой. Значительное повышение процентных ставок привело бы к повышению курса доллара США и обесцениванию валют развивающихся экономик.

Единственным исключением могли бы стать валюты экспортеров сырья. Более высокие цены на сырье, вызванные отчасти прогнозируемым ростом спроса, как результат увеличения расходов на инфраструктуру в США, могли бы привести к усилению валют этих стран. Однако даже в этой области, некоторые экспортеры сырьевых товаров, такие как Бразилия и Россия, могут не увидеть значительного улучшения своих обменных курсов, учитывая сопротивление других сил их слабым экономикам.

Проблемы, которые создают для валют развивающихся рынков изменения в политике США, включают не только понижательное давление, но и большую волатильность. Что тогда должны делать страны с формирующимся рынком, для того чтобы повысить свою устойчивость в преддверии ударных волн?

Одним из вариантов является оптимизация структуры притока капитала. Вторым – повышение гибкости обменных курсов.

В первом случае, как показывают мои исследования с Хуэй Тонгом, страны, которые в значительной степени полагаются на заимствования из иностранных банков или международных рынков капитала, более уязвимы к утечке капитала, чем страны, которые зависят главным образом от прямых иностранных инвестиций. Следовательно, для того, чтобы защититься от волатильности обменных курсов или изменения процентных ставок в США, развивающиеся рынки должны работать над улучшением своей деловой среды, для привлечения Прямых иностранных инвестиций (ПИИ), которые сократят их зависимость от краткосрочных вливаний “горячих денег” – и тем самым снизят их уязвимость к резкому оттоку капитала.

Что касается второго варианта, допущение гибкости номинального обменного курса, позволило бы стоимости валюты быстрее выровняться с основными экономическими принципами. Подобная корректировка особенно важна для стран с жесткими рынками труда. Одна из угроз фиксированных обменных курсов заключается в риске завышения или занижения валюты, ни одно ни другое не благоприятно для экономической стабильности. Шанс обоих сценариев повышается, когда силы, влияющие на равновесный обменный курс, становятся более волатильными.

Хотя форма и сроки будущих политик США еще неизвестны, кажется очевидным, что управление потоком капитала и гибкость номинального обменного курса означает хорошую подготовку. Перефразируя Бенджамина Франклина, если развивающиеся страны не успеют подготовиться, им придется готовиться к провалу.

Шан-Цзинь Вэй, бывший главный экономист Азиатского банка развития, профессор финансов и экономики Колумбийского университета.

Copyright: Project Syndicate, 2017.
www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1