среда, 22 мая 2019
,
USD/KZT: 379.01 EUR/KZT: 423.24 RUR/KZT: 5.9
Всемирно известный Ролдугин в Нур-Султане Повторение – мать финграмотности Узбекская осень без МРЗП АБР занимает Узбекистану деньги на локомотивы Должники требуют амнистию, а иначе митинг Враг у ворот: глава ФСБ России поведал о боевиках «Вилайат Хорасан» Депутат имеет право знать все про доходы Трампа Стране обещаны излишки ГСМ Президент Украины эффектно приступил к должности Новый кровавый бунт в таджикской колонии «Второй этап» революции в Армении После инаугурации президент Украины распустит парламент Конфликт между миноритариями и АО «Казахтелеком» исчерпан Air Astana: посадка в Шереметьево прошла в штатном режиме Как президент и кандидат «засветился» на ниве борьбы за скромность Азиатский банк развития помогает узбекам с ипотекой Тегеран начнет обогащать уран Член правительства отмечает «прекрасную» связь Агентству по регулированию и развитию финрынков быть Абаев «виртуозно» осветил животрепещущие вопросы Министр национальной экономики изложил картину дня Токаев и предвыборный акционизм Минск «покусился» на запреты в ЕАЭС ОБСЕ одобряет шаги узбекских властей и критикует Казахстан Представитель «Ұлт тағдыры» получил удостоверение кандидата в лидеры

Почему юань не будет править миром

Утратит ли доллар свою мировую гегемонию? Трамп поставил своей целью отказаться от роли Америки как глобального лидера. Но это не значит, что на смену доллару придет юань.

 

 

Китай предлагает коллективно заниматься реформой международной валютной системы, которая, по мнению руководства страны, не должна зависеть от какой-либо одной валюты.

Судя по всему, президент САШ Дональд Трамп поставил своей целью отказ – по крайней мере, частичный – Америки от роли глобального лидера. Но, как и в случае с британским фунтом стерлингов в межвоенный период, валюта страны может сохранять глобальное доминирование, даже после того, как страна-эмитент теряет свою экономическую, финансовую и геополитическую гегемонию.

Аналогичным образом, сегодня мир может ожидать, что в международной доллар США будет и дальше играть роль ключевой резервной валюты, используемой при расчётах торговле, причём  ещё долгое время

Однако с точки зрения международной финансовой дипломатии, позиции доллара не выглядят столь уж уверенными. Вопрос в следующем: означает ли конец «долларовой дипломатии», который предсказывает экономист Барри Эйхенгрин, неизбежное начало расцвета дипломатии юаня.

Китайские политики лелеют надежды повысить роль юаня в международной финансовой системе для укрепления геополитических позиций Китая уже с 1990-х годов. И последние несколько лет руководство страны сосредоточенно занималось реализацией этих амбиций, в частности, с помощью интернационализации китайской валюты.

Однако финансовая система, номинированная в юанях, совершенно не готова к конкуренции – а уж тем более к соперничеству – с долларовой системой. Роль юаня в международных финансах по-прежнему значительно ниже, чем роль других резервных валют (доллар США, евро, японская иена, британский фунт), причём настолько ниже, что появление международной валютной системы с господствующим юанем к середине века выглядит столь же вероятным, как и воплощение в жизни антиутопии из фильма «Бегущий по лезвию 2049».

В антиутопическом фильме «Бегущий по лезвию 2049» Лос-Анджелес через 32 года выглядит почти как современный китайский мегаполис: серый и грязный, с высокими башнями, сияющими неоновой рекламой. Зрителю мало что рассказывают об остальном мире, а тем более о валюте, за которую можно купить рекламируемые товары. По-прежнему доминирует американский доллар, или его место занял китайский юань, или появилась какая-то другая валюта, завоевавшая мировой господство?

Одна из причин упорно слабых позиций юаня в международных финансах в том, что, несмотря на значительные успехи, достигнутые с 2010 года, эта валюта остаётся не до конца международной. Юань – это валюта неликвидная и неконвертируемая (за пределами нескольких офшорных рынков). Как следствие, его вес в портфелях международных инвесторов оказался крайне мал.

Даже сам Китай использует юань лишь в четверти своих международных торговых сделок, а международные финансовые операции страны по-прежнему номинированы в долларах.

Китайские «голубые фишки» – Alibaba, Baidu и Tencent – торгуются в Нью-Йорке и Гонконге, где их цена определяется в долларах США или Гонконга 

Основная часть быстрорастущих объёмов китайских кредитов и инвестиций за рубеж также номинирована в долларах.

Руководство Китая не демонстрирует готовности превратить юань в реальную альтернативу доллару

Но самый убедительный аргумент, почему нам не следует ожидать возникновения в ближайшем времени международной финансовой системы с господствующим юанем, состоит в том, что само руководство Китая не демонстрирует готовности превратить юань в реальную альтернативу доллару. Вместо этого Китай предлагает коллективно заниматься реформой международной валютной системы, которая, по мнению руководства страны, не должна зависеть от какой-либо одной валюты.

Китайцы представляют себе будущее международной валютной системы как возможность выбора между множеством национальных валют – при выставлении счетов, совершении платежей и размещении активов. Это позволяет снизить зависимость данной системы от национальной политики. Кроме того, в условиях, когда ликвидность создаётся большим числом центральных банков, которая становится доступна в международных финансовых центрах, данная система позволяет снизить риски дефицита ликвидности. Китай уже экспериментирует с развитием офшорных рынков юаня в ключевых финансовых центрах с целью повысить ограниченную пока что ликвидность своей валюты.

Впрочем, для создания подобной мультивалютной системы мир должен провести глубокие реформы международных институтов. Именно об этом говорил глава Народного банка Китая Чжоу Сяочуань ещё в 2009 году, когда подверг сомнение идею, будто лишь США со своим долларом способны гарантировать нормальную работу международной валютной системы.

Чжоу подчеркнул, что валютное доминирование доллара США опирается на институты Бреттон-Вудса, созданные после Второй мировой войны. А значит, реформа международной валютной системы означает реформу управления многосторонними финансовыми институтами. Данный тезис Китай продвигал и во время своего прошлогоднего председательства в «Большой двадцатке».

По мере того как США отступают с мировой арены, а на планете создаётся многополярный мировой порядок, можно ожидать радикальных изменений в международной валютной системе, однако вряд их итогом станет система с господствующим юанем. Какими бы ни были причины (историческая слабость международных финансовых позиций Китая, или понимание, что настоящая международная валюта должны быть рыночной, а не такой как юань, контролируемый государством), даже в самом Китае не ждут начала эры дипломатии юаня в обозримом будущем.

 

 

Паола Субакки – директор по исследованиям международной экономики в Chatham House, профессор экономики в Болонском университете.

Copyright: Project Syndicate, 2017.
www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33