воскресенье, 25 июля 2021
,
USD/KZT: 424.68 EUR/KZT: 499.76 RUR/KZT: 5.81
Кандидат от ЛДПР: нуротановский выдвиженец в акимы поселка под Темиртау перепутал партию Бывший и действующий депутаты судятся из-за выборов в акимы В Казахстане «карантинный беби-бум» Аккумуляторный и фармацевтический заводы планируют построить в СЭЗ Петропавловска Правозащитники: журналистов «прослушивать» нельзя В Казахстане стали больше доверять полиции Активисты: выборы акимов преждевременны и могут дискредитировать саму идею На фоне роста цен падает качество услуг Зависимость Казахстана от импорта продуктов питания растет Многодетные о драке с полицией: «Вместо стула для беременной получили шапалак от СОБР» «Приятного аппетита, но еды нет»: в COVID-госпитале Нур-Султана не кормят больных Голодовка: активисты ДПК провели ночь у департамента полиции Алматы Самые закрытые: Павлодарский, Мангыстауский и Алматинский регионы Митинги против обязательной вакцинации прошли в нескольких городах Казахстана, есть задержанные Языковая полиция появится в Казахстане: для грубых нарушителей введут профконтроль 230 тыс. подписей: в ТОП-3 противников обязательной вакцинации Кокшетау, Караганда и Жанаозен Госпремию в размере 5,8 млн получат 50 лучших научных работников Казахстан на 55 месте из 61 в рейтинге стран по борьбе с изменениями климата Алматинцы выступили против олигархов В Казахстане началась предвыборная агитация по выборам акимов Лесной фонд Акмолинской области уменьшат на 300 гектаров Госдепартамент США: «Полиция способствовала торговле людьми в целях сексуальной эксплуатации» Транспортный коллапс в Семее Строительство автодорог в Нур-Султане оценили в 10 раз дороже, чем в Таразе МВД будет следить за заключенными за 3 миллиарда

«Сергек» очень легко можно превратить в еще одно орудие тотальной слежки

Новая система видеонаблюдения, призванная наладить порядок на дорогах, вызвала неоднозначную реакцию в обществе. Сторонники говорят, что если душа чиста, то нечего опасаться, а противники (в том числе потенциальные нарушители) уповают на наступление сумрачных времен и вторжение в личную жизнь. Насколько правы те и другие? Попробуем разобраться. 

Для начала немного информации. Система «Сергек» стала внедряться не вчера, и даже не позавчера. Первые ее камеры появились в Астане еще в 2017 году, а задумки о ней начались еще с «нулевых». Впрочем, здесь надо уточнить: аппаратно-программный комплекс «Сергек» – это разработка казахстанских специалистов. В ней важно не «железо» (камеры наблюдения, сервера и другое), а алгоритм. 

Внедрением системы занимается ТОО «Көркем телеком». Его директор Асет Ахметов вместе с братом Кайратом и командой молодых «айтишников» все сделали, как говорится «с нуля». Это мы к тому, что возникают разные подозрения об аффилированности компании к госструктурам или их руководителям. Кстати, эта фирма (у братьев есть и другие тоошки), зарегистрированная девять лет назад, в прошлом году заплатила налогов более, чем на 450 миллионов тенге, когда как в 2018-ом «всего» 73 миллиона. По этим суммам можно судить и об оборотах «Көркем телеком», хотя понятно, что «Сергек» это не единственный их проект.

Стоит также отметить, что после внедрения «Сергека» в столице, было зафиксировано почти двукратное снижение смертности на дорогах и значительное уменьшение ДТП и нарушений ПДД. Так же отмечалось, что за пару недель после введения этой системы в Алматы были начислены штрафы на десятки миллионов тенге, что представляется как великое достижение и показатель эффективности системы. Но на самом деле это показатель низкой культуры вождения. 

Кстати, в южной столице еще год назад решили воплотить в жизнь систему Vision Zero Almaty, основанную на шведском опыте. Но это комплекс мер, среди которых видеофисакции нарушений не самый главный раздел. В целом же, вроде бы, все ясно и цели у властей понятные и благие. Однако существует устойчивая группа наших сограждан, выступающая против нововведений под разными предлогами – в том числе, пугая других (а больше –  себя) тотальной слежкой режима и осуществлением концепции оруэлловского «Большого брата». Если ли основа для таких домыслов? Попробуем разобраться. 

Под колпаком

Опустим другие причины противников – одни являются потенциальными нарушителями и беспокоятся за свой кошелек (и правильно делают), а другие, помня опыт «А-Паркинга», решили, что все штрафы будут проходить через частную тоошку (этот слух был официально развеян). Поэтому сконцентрируемся на «Большом брате». Вообще, для тоталитарного строя здесь не должно быть ничего удивительного, но повозмущаться у нас граждане имеют полное право – особенно виртуально. 

Может быть, никто о тотальной слежке и не додумался бы, но в октябре прошлого года Касым-Жомарт Токаевзаявил, что «Сергек» используется не в полной мере, а потом добавил: «Недавно мы в Китае посетили компанию, которая сотрудничает с нашим правительством и акиматами городов. У них, конечно, техника далеко ушедшая вперед. Они оцифровали все основные города, причем оцифровали очень глубоко. То есть нажимаешь на экран и выходят данные на человека - от института до какие кредиты он имеет. Нам нужно идти в этом направлении. Это мировая тенденция. Я ставлю задачу именно перед руководством нашей столицы, правительством и соответствующим министерством».

Необходимо напомнить, что «всех посчитать» у нас пробуют уже давно. То всеобщую дакстилоскопизацию страны хотят провести, то систему прописки вернуть в полном объеме, то телефоны тотально зарегистрировать, то «прошить» все гаджеты определенными приложениями. Одно получалось, другое не очень, но всегда политически подкованные граждане громко возмущались, заявляя о нарушении конституционных прав. Возмущались, но потом шли регистрировать себя и телефоны, часто даже не понимая, что большинство уже и так «под колпаком» – особенно наиболее активные наши сограждане. 

Вообще, «тотальная слежка» в том или ином виде существует уже давно. При этом сами граждане, осознанно того или нет, помогают в этом. В первую очередь, это касается социальных сетей. Многие пользователи Facebook и (или) Instagram делятся с читателями буквально всем, и при желании за короткое время о нем можно узнать все, начиная с привычек и домашнего адреса и заканчивая политическими взглядами и примерной покупательской способностью. Последнее узнать, кстати, для умелых хакеров не составляет особого труда, а для правоохранительных органов или спецслужб – это дело соответствующего запроса в БВУ и ГЦВП. Многие банки, между прочим, уже внедрили систему распознавания лиц через камеры в банкоматах, но это абсолютно никого не тревожит. 

Не беспокоят граждан и камеры в супермаркетах и бизнес-центрах, а за установку современных систем наблюдения в школах и детсадах уповают практически все, даже те, у кого детей еще нет. Другими словами, никто особо не против камер, если он не потенциальный преступник или правонарушитель-любитель. То есть, законопослушным гражданам беспокоиться нечего, но тут возникает одно «проблемка».

Дело в том, что многое упирается в тайну хранения персональных данных. Наше государство этим не сильно обеспокоено, а многие казахстанцы даже не задумываясь разбрасываются как своими, так и чужими данными. В той же Европе именно этот аспект является главным тормозом для тотального распространения видеоконтроля. Но стоит заметить, что система распознавания лиц позволила в кратчайшие сроки опознать и задержать подрывника по время Бостонского марафона в 2013 году. После терактов в Великобритании там тоже стало резко увеличиваться число камер наблюдения, но в Старом Свете все еще не дошли до таких новшеств в массовом порядке. Кстати, в нашем Семее отказались от внедрения «Сергека» (хотя еще полгода назад обещали установить 600 камер) совсем не по этическим и правовым причинам – якобы там «никакой аналитики», поэтому пришли к проекту «Казахтелекома». Не знаем, дороже он или дешевле, но, говорят, на «Сергеке» трудно «навариться».

Я тебя узнал!

В то же время сами братья Ахметовы утверждают, что их аппаратно-программный комплекс на сегодня физически не может заняться системой распознавания лиц – якобы для этого нужны дополнительные сервера и их обслуживание (очень много серверов). Однако, по некоторым данным, даже если сейчас эта система не внедрена, то ее можно подключить позже уже к действующим камерам.

Тот факт, что о «Сергеке» говорят не только те, кто призван штрафовать за превышение скорости и пересечение двойной сплошной, а также сотрудники других, более секретных подразделений МВД и КНБ, подтверждает мысль о тотальной слежке. Уже сейчас это оправдывается антитеррором и противодействием экстремизму. Однако многие понимают, что под первое понятие у нас попадают все действия, связанные с подавлением протестных настроений, а второе чуть ли не прямо относится к борьбе с оппозицией. Кстати, одни из первых камер наблюдения вне дорожных магистралей в Алматы появились в парке за кинотеатром «Сары-Арка» – там, где проходили митинги оппозиции.

Если говорить о мечтах правоохранительных органов, то официально система распознавания лиц призвана работать по двум основным направлениям – распознавать преступления и лиц их совершивших в режиме онлайн, а также  выявлять граждан, числящихся в розыске. По первому особых вопросов в плане прав человека не возникает, кроме как выявления стихийных акций протеста и фактов, когда «собираются больше трех». По второму же пункту интереса больше. Ладно, если бы это касалось злостных алиментщиков, но по некоторым предположениям, в базу могут попасть даже те, кто не совершал ничего противозаконного. Например, те же гражданские активисты, которых периодически вылавливают накануне митингов и протестов. Вообще, при необходимости в эту базу можно внести любого, чтобы в оперативном порядке «расставить флажки», не прибегая к пеленгу его мобильного телефона.

В Москве и Санкт-Петербурге в прошлом году вводили пилотный проект «всевидящего ока», который был установлен на пригородных электричках и в метро. Даже несколько разыскиваемых подозреваемых удалось поймать. Правозащитники и независимые СМИ повозмущались, но большая часть общества предпочла отмолчаться – террористических атак люди боятся больше, чем попирания их прав. Еще смиренно против выступали различные православные аналитики, заявив, что приходит время антихриста. Но кроме антитеррористического, был и другой аргумент. Система распознавания лиц прошлой осенью была внедрена на нескольких станциях московского метрополитена для… оплаты проезда. Этот «передовой опыт» был заимствован во все том же Китае.

Что касается нас, то сейчас трудно сказать, насколько быстро можно ввести эту систему в больших городах. Это безусловно потребует дополнительных вливаний, хотя те же российские «новаторы» с Лубянки могут обойтись «всего» несколькими десятками миллионов рублей (считая), а учитывая, что на нацбезопасность в РК выделяют сотнями миллиардов тенге, то можно и изыскать средства – главное, чтобы не все разворовали по дороге.

А пока в Казахстане обходятся беспрерывной слежкой за соцсетями и тотальным контролем за СМИ. Но это, почему-то, мало кого волнует – то ли привыкли, то ли не понимают, что при независимой прессе и у простых граждан прав больше. Точнее, их есть кому защищать. Конечно, в «Фейсбуке» можно говорить иносказательно, в СМИ писать и читать «между строк», а против системы распознавания лиц, наносить на них (на лица, а не на системы) макияж в виде полосок и крупных точек (а-ля, индеец) – говорят, помогает. Но ведь это не остановит «Большого брата», так же?

Оставить комментарий

Экспертиза

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33