Без шума и пыли
Поддержать

Без шума и пыли


Асель Асхатова


С начала года мошенники увели из банков более 1 млрд. тенге


Мой банк – моя крепость. Таков девиз службы безопасности любого серьезного кредитного учреждения. Банки сегодня охраняются так, что военные объекты порой позавидуют. На страже их капиталистических интересов стоит не кто-нибудь, а «настоящие полковники». И даже генералы.


Так, например, в Народном банке вопросы безопасности курирует заместитель председателя правления Василий Васильевич Симачев – генерал-лейтенант милиции, более 26 лет проработавший в системе МВД. Был начальником главного управления уголовного розыска, первым вице-министром внутренних дел. До Народного успел поработать в должности исполнительного директора Казкома. Другой бывший заместитель министра МВД генерал-майор Иван Иванович Отто бережет покой АТФ Банка. Он тоже в свое время работал замначальника главного управления уголовного розыска, начальником департамента экономической полиции. В Казкоммерцбанке этим занимается полковник милиции Бауржан Куватов, выпускник международной правовой академии ФБР, награжден медалью «За воинскую доблесть». Возглавлял в разное время подразделения МВД и КНБ по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией, а также антитеррористическое подразделение. Руководил управлением по расследованию коррупции и организованной преступности в ГСК. В других банках, по неофициальным данным, экономической и информационно-технической безопасностью также заведуют кадровые офицеры министерства обороны, МВД и КНБ в отставке. Стоит ли говорить, что экс-силовики работают «в тесном контакте» с правоохранительными органами и имеют широкие возможности урегулирования проблем как в досудебном, так и в судебном порядке. Финансовая полиция (департамент по борьбе с экономической и коррупционной преступностью по г. Алматы) возбуждает уголовные дела по факту экономических преступлений в банках в основном по обращению банковских служб безопасности. По статистике ДБЭКП, с начала года в банковском секторе выявлено 17 преступлений (это только в Алматы). Ущерб от них составил более 1 млрд. тенге (свыше $8,5 млн.). Более половины из этой суммы пришлось на два случая незаконного использования денежных средств банка (ст. 220 УК). Один потянул на 74 млн. тенге, другой – на 481 млн. Как нам объяснили финансовые полицейские, состав таких преступлений заключается в том, что отдельные недобросовестные сотрудники банка вступают в преступный сговор с кем-либо, кому за определенное вознаграждение выдают необоснованный кредит. Они вводят в заблуждение кредитный комитет, подтверждая, что у заемщика есть все необходимые документы и залоговое имущество, когда на самом деле ничего этого нет. На наш наивный вопрос о том, не проще ли службам безопасности банков самим «надавать по башке» таким сотрудникам, в ДБЭКП заверили, что банковские спецслужбы «давно уже чем попало не занимаются» (значит, раньше все-таки так и делали) и действуют сугубо в правовых рамках. На втором месте по сумме нанесенного ущерба стоит одно «злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности» (ст. 195 УК). Заемщик отказался вернуть банку 211 млн. тенге. На третьем — «незаконное получение и нецелевое использование кредита» (ст. 194 УК). Было совершено три таких преступления, и банки потеряли на этом 153 млн. тенге. А самое «массовое» нарушение закона, хотя и не самое страшное по сумме ущерба, — это мошенничество. С начала года уголовные дела по статье 177 УК возбуждались 6 раз. Мошенники «кинули» банки в общей сложности на 143 млн. тенге. Кроме того, были выявлены два преступления по подделке документов, печатей и бланков на 3,5 млн. Главный враг банков, несмотря на недремлющее око корпоративных служб безопасности, – внутренний. Среди собственных сотрудников находятся и такие, которые поддаются соблазну выдачи заведомо невозвратного кредита, необоснованной гарантии, совершения заведомо невыгодной для банка сделки. Внешний неприятель – это главным образом клиенты, которые имеют возможность, но не имеют желания возвращать кредиты. А также те, кто пытается так или иначе получить деньги по поддельным документам. Например, предоставляют фиктивные акты на землю или недвижимость, предлагаемые в залог. Заметьте, ловкие хакеры и другие умельцы, использующие научно-технический прогресс в преступных целях, в статистике ДБЭКП за этот год не фигурируют. Только в прошлом году был один выявленный случай незаконного снятия денег по карточкам. Тогда злоумышленники арендовали магазин, установили там POS-терминал и ночью прогоняли по нему сотни ворованных карточек. Вообще структура преступлений в банковском секторе сильно изменилась за последнее, скажем, десятилетие. Как рассказали «Эксклюзиву» в ДБЭКП, «время дурных откатов и левых кредитов в банках прошло. Во-первых, банки становятся более грамотными, более прозрачными, у них сильные службы безопасности. Во-вторых, они уже мучаются избыточной ликвидностью. Тут уже впору не «откаты» за кредиты брать, а бежать за клиентом с деньгами – только возьмите». То есть желающих получить кредиты незаконным путем остается все меньше по мере того, как заемные деньги становятся все более и более доступными. Что касается правонарушений, которые совершаются самими банками, тут все намного сложнее. Например, в практике финполиции нет ни одного дела, где банк выступал бы в качестве обвиняемого. За исключением одной истории, когда сотрудника Национального банка задержали за получение взятки и обвинили в коррупции. Между тем говорят, что по сравнению с суммами, которые незаконно проходят через банковские счета, мошенничество с кредитами – просто детский лепет. В правоохранительных органах нам конфиденциально намекнули, что обнальные конторы, прогоняющие через банковские счета миллиарды тенге, работают отнюдь не без ведома финансовых институтов. И валютный контроль за экспортно-импортными операциями осуществляется с существенными нарушениями со стороны банков. Но это почти невозможно выявить и доказать ввиду строго охраняемой банковской тайны. Для того чтобы отследить все «левые» движения на счетах, сейчас при прокуратуре создается финансовая разведка, у которой будут особые полномочия по получению информации в банках. В лучшем случае она поможет действительно сократить оборот средств, уведенных из-под налогообложения. В худшем — станет самым коррупционным органом из всех, кто работает с финансовыми учреждениями. О том, что думают по этому поводу в самой прокуратуре, читайте в интервью с руководителем аппарата генерального прокурора РК Сериком Темирбулатовым.

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.