воскресенье, 20 июня 2021
,
USD/KZT: 427.82 EUR/KZT: 509.75 RUR/KZT: 5.81
Маржикбаев готов рассмотреть вопрос избрания Сабурова акимом Пенопластовые стены «Керуен-сарая» названы «новейшими технологиями» Вопрос о заводе по сжиганию ПХД-отходов в Степногорске еще не решен Почти на 60% упал приток инвестиций США в РК в 2020 году Подорожание картофеля: экспортируем много и задешево, импортируем мало и дорого Кредит в $60 млн выделяет ЕБРР Банку ЦентрКредит В Павлодаре обрушился строящийся дом: у пострадавших рваные раны Причины подорожания продуктов питания назвали в АЗРК Кульгинов заявил о полной газификации «Коктал-1» на фоне критики Токаева Иск об отмене утильсбора: власти исправляют ошибку задним числом Возгорание на КазГПЗ не повлияло на уровень добычи нефти – КМГ Керуен-Сарай в Туркестане: «Построен из пенопласта и штукатурки, развалится от пары зим» Повышение цен на АЗС привело к социальной напряженности – Токаев Токаев поручил активизировать работу по сглаживанию цен на газ Помощник Елбасы и сооснователь Kaspi.kz вошли в СД «Самрук-Қазына» Ashyq: Казахстанцы обрушили рейтинг приложения в Play Market и App Store Яхта, конюшня, спорткомплекс: сенатор обнародовала баланс нацкомпаний Более 300 иностранцев арестовали в Нур-Султане в преддверии Дня столицы «Не говори мне «Э»: депутаты кыргызского парламента чуть не подрались Какие жилищные программы для молодых семей есть в Казахстане? ФЕЦА и «Шеврон» объявили конкурс грантов для НПО для развития волонтерства и против насилия К удорожанию лекарств приведет наднациональная регистрация в ЕАЭС – сенатор Животноводам Мангыстау обещают удешевленный корм для зарегистрированного скота Более половины инвестиций в автодороги Казахстана приходится на Алматинскую область Китайцы возглавили ТОП-5 иностранных работников в Казахстане

Как спустить экономику в унитаз

Жарас Ахметов, экономист

Черные лебеди всегда летают стаями, принося разнообразные несчастья. Вот и сейчас они к нам прилетели невесть откуда: коронавирус, мировая рецессия, низкие цены на нефть. Какие несчастья нас ждут, если у нас не хватит возможностей с ними справиться?

Некое представление об этом может дать аргентинский кризис 2001 года. Аргентина - страна с высокой коррупцией, ориентированная на сырьевой экспорт – имеет некие общие черты с нашей страной. Есть, конечно, и сущностные различия, но именно из-за схожих черт полезно посмотреть какие уроки дает нам тот кризис.

19 декабря 2001 года в Буэнос-Айресе, столице Аргентины, начались массовые беспорядки, перетекшие на следующий день в штурм президентского дворца. Президент страны Фернандо де ла Руа, уже подавший в отставку, был срочно эвакуирован на вертолете. После этого за короткий период с 21 декабря 2001 г. по 2 января 2002 г. четыре человека побывали на посту главы государства, меняя друг друга с калейдоскопической быстротой. Страна погружалась в хаос анархии, грабежей и убийств, голодных бунтов, погромов магазинов.

Беспорядки 19 и 20 декабря 2001 г. в Аргентине (http://revistadefrente.cl/desde-el-que-se-vayan-todos-a-la-agonia-del-gobierno-de-macri-claves-para-entender-el-escenario-en-argentina/)

«Перед супермаркетом собралось 150 человек. Мужчины, женщины, дети, вышедшие из своих трущоб в шортах и сандалиях, крича: "Нет работы! Мы голодаем!". Напротив них - полицейский кордон, вооруженные люди в касках. Вдруг кто-то бросается вперед, за ним другой, третий, десятый, двадцатый. Они напирают. Перепуганная полиция не смеет вмешаться. Манифестанты врываются в супермаркет и в несколько минут опустошают его. Некоторые забирают то, что даст им прокорм на несколько дней. Другие хватают все, что попадается под руку. Из уже полного мусорного мешка подросток вытягивает бутылку сидра, на Рождество. Это было в среду в Конкордии, в провинции Энтре Риос. В городе, где из 150 тыс. жителей - 50 тыс. безработные или лица с неполной занятостью. Телевидение транслировало точно такие же сцены из Гаймаллена в провинции Мендоса в четверг, а в пятницу из Росарио. Несколько дней грабежи идут в провинции Буэнос-Айрес. Вчера во второй половине дня, грабители вступили в некоторые народные кварталы столицы, например, в Конститусьон, недалеко от центра города. В ужасе торговцы закрывают магазины, строят баррикады, чтобы защитить свои витрины». Так описывает то, что происходило в Аргентине в те дни корреспондент французского издания Libération Франсис Уертас (https://inosmi.ru/untitled/20011220/142544.html). 

Аргентинцы грабят магазины (https://onedio.com/amp-haber/381163)

Такая развязка была тем более неожиданной от того, что в девяностые годы экономика Аргентины показывала один из лучших результатов экономического развития в Южной Америке. «Текиловый кризис», импортированный из Мексики в 1995 г., не оказал глубокого и длительного воздействия – аргентинская экономика довольно быстро восстановилась после непродолжительного спада (смотрите рисунок 3). А потом что-то пошло не так.

Аргентинский кризис 2001 г. преподал несколько уроков того, как не надо поступать с экономикой. И, наверное, было бы интересно разобраться с тем, что это за уроки и насколько они усвоены в нашей стране. 

Урок первый. Отсутствие гибкости.

Карлосу Менему, избранному на должность президента страны в 1989 г., и его министру экономики Доминго Кавальо в довольно короткие сроки удалось решить две важные проблемы: обуздать гиперинфляцию и стабилизировать курс аргентинского песо. Ими был проведен целый комплекс реформ: банковская, налоговая, была проведена либерализация внешней торговли, начата масштабная приватизация.

Одна из реформ – это жесткая привязка аргентинского песо к доллару США. Центральный банк Аргентины не мог осуществлять эмиссию национальной валюты, если она не обеспечена соответствующим покрытием в долларах США.

Такая мера сразу привела к притоку иностранных инвестиций, что не могло не сказаться благоприятно на экономике страны.

Но как только доллар США укрепился по отношению к другим валютам, точно также по отношению к ним и укрепился аргентинский песо. Аргентинский экспорт потерял в конкурентоспособности. Это произошло в 1999 г., и экономика страны сразу же просела. В этот момент надо было отказаться от жесткой привязки песо к доллару и перейти к рыночному формированию курса. Но аргентинские власти не смогли отказаться от курсовой политики, такой эффективной в предыдущие годы. Они попытались решить проблему за счет роста внешнего государственного долга, но это только усугубило ситуацию – в декабре 2001 г. Аргентина была вынуждена объявить дефолт по своим обязательствам.

Если обратиться к нашей экономике, то у нас удерживали курс тенге к доллару с сентября 2014 г. по август 2015 г., хотя было ясно, что после отказа России от политики валютного коридора, Казахстану следует тоже перейти к плавающему курсу. У нас, однако, держались до последнего, что вызвало сильный шок после резкой девальвации.

Сейчас, когда упала цена на нефть, Национальный банк не стал во чтобы то ни стало удерживать курс, что, в принципе, правильно. Это урок мы худо – бедно выучили.

Урок второй. Никакие либеральные экономические реформы невозможны без реальной борьбы с коррупцией.

Карлос Менем и Доминго Кавальо взяли курс на экономическую либерализацию. И по многим внешним признакам их реформы соответствовали объявленному курсу. Но они ничего не сделали, чтобы обуздать коррупцию.

Сам Карлос Менем после того, как ушел с президентского поста привлекался к суду за коррупционные преступления, совершенные в бытность им президентом.

Коррупция пронизывала насквозь, с верху до низу, всю страну. Так, депутаты конгресса в обычном режиме брали от лоббистов взятки в 25 тыс. долларов за каждое голосование, а судьи за фиксированную по всей стране «таксу» в 20 тыс. долларов выносили «нужное» решение. В шумный международный скандал переросла история с многомиллионной взяткой, полученной высшими чиновниками Банка аргентинской нации, включая его президента А. Дадоне – «правую руку» министра Д. Кавальо, от корпорации ИБМ. Под судом и следствием, а также в бегах за границей оказались многие крупные деятели эпохи менемизма, что указывало на прогрессирующее разложение верхов и не могло не сказаться на моральном состоянии всей нации. В Аргентине «нет культуры честности. И я это воспринимаю как образ жизни», – откровенничал в одном из интервью Карлос Гроссо, видный перонист, бывший мэр Буэнос-Айреса, покинувший этот пост со скандалом и 38 судебными исками в свой адрес. (В качестве источника использована книга П.П. Яковлева «Перед вызовами времени (циклы модернизации и кризисы в Аргентине)»).

В сильно коррумпированной стране от либеральных рыночных реформ в первую очередь выигрывают те, кто ближе всего находится к власти. И это создает диспропорции в развитие, которые незаметны, пока экономика растет. Но как только начинаются экономические трудности, диспропорции в развитие выходят на передний план и препятствуют оздоровлению экономики. В Аргентине коррупция довела страну до краха. В Казахстане от такого сценария нас спасало быстрое восстановление цен на нефть.

Серьезных шагов по искоренению коррупции у нас не видно и остается уповать, что нефть быстро подорожает хотя бы до 50 долларов за баррель – совсем не хочется пережить то же, что пережила Аргентина.

Черные лебеди к нам прилетели. И чтобы с ними справится важно не повторить аргентинских ошибок. А если все-таки повторяем, то надо их исправить пока не поздно. 

Финансы

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33