вторник, 28 сентября 2021
,
USD/KZT: 423.95 EUR/KZT: 495.81 RUR/KZT: 5.81
Какие фобии у казахстанцев? В акиматах не предусмотрены субсидии для частных автопарков Казахстанские полицейские расследуют 70 фактов торговли людьми Туркестан получит из Нацфонда 2,3 миллиарда тенге О чем говорил посол Казахстана с представителем Талибана? Какую материальную помощь получат семьи погибших в Таразе? Казахстанские нефтяники зарабатывают меньше всех в мире Из 600 казахстанских ломбардов контроль ведут лишь 20 Jusan приобрел Азиатско-Тихоокеанский банк, на очереди Kcell Джо Байден намерен назначить уроженку Казахстана главой банковского регулятора США USAID окажет финансовую помощь Мангистауской области Кто купит яхту «Дочки» «Казмунайгаза» за 878 млн тенге? Климатическая тревожность: 40 % молодежи боится заводить детей Центральная Азия улучшит дороги за счет ЕБРР В Казахстане растет количество правонарушений, связанных с наркотиками В Казахстане цены на лекарства подорожали на три процента В Казахстане 85% многодетных семей живут за чертой бедности В Казахстане за прошедшие сутки зарегистрировано 2 537 новых случаев заболевания коронавирусной инфекцией ⠀ Бывший вице-министр финансов Руслан Енсебаев приговорен к четырём годам лишения свободы Генеральной лицензии лишился еще один вуз Казахстана Сенат утвердил новые пособия для людей с инвалидностью В Казани смогут обучаться родному языку в метро Прибыль казахстанских ломбардов составила 19 миллиардов тенге 15 из 100 казахстанцев не могут позволить себе купить две пары обуви В Казахстане рост затрат на науку ожидается не раньше 2023 года

День «Д-2»

После резкого падения курса тенге к резервным валютам, которые народ, не мудрствуя лукаво, называет девальвацией, а правительство – плавающим курсом тенге, казахстанцам следует ждать другого процесса, второго «Дня «Д» - дедолларизации. О ней, как о важнейшей задаче, настойчиво говорил на встречах с правительством Президент, о ней, как о неизбежности, заявил недавно  и председатель Национального банка Казахстана Кайрат Келимбетов.

«Есть специальный график, который подразумевает очень серьезную работу по дедолларизации. Понятно, что это не в один день. Это изменение законодательства, это финансовая грамотность, это внесение изменений во многие нормативно-правовые акты. Ну, и это уже деловая практика просто», — заявил  Кайрат Келимбетов в эфире одного из телеканалов.

Еще раньше было заявлено, что  правительством и Национальным банком Казахстана был разработан план по дедолларизации экономики на 2015−2016 годы. Документ будет базироваться на трех направлениях. Первое направление — обеспечение макроэкономической стабильности, второе — сокращение безналичных платежей и теневого оборота. В рамках третьего направления плана планируется повысить приоритет национальной валюты.

О том, как примерно это будет происходить уже сегодня, рассказал сам Кайрат Келимбетов. Одно из основных направлений – повышение привлекательности казахстанской валюты среди населения. Это находит отражение в резком снижении ставок по валютным депозитам. Сегодня она составляет  10-11% для вкладов в тенге,  3% -  для вкладов а валюте. Гарантия по вкладам также различается: до 5 миллионов, депозит в иностранной валюте, и до 10 миллионов- если вклад в тенге. Кроме того, видимо, кредиты в банках, очевидно, станут выдаваться только в тенге, в том числе ипотечные займы.

Однако одни эти меры вряд ли способны вернуть доверие населения к тенге, особенно после трех волн девальвации, которые настигли отечественную валюту в течение короткого времени. А доверие к своей валюте является ключевым, основополагающим фактором ее укрепления и долгосрочной устойчивости. Основополагающим, но не единственным.

Процесс дедолларизации экономики гораздо более многогранен, чем он предстает в комментариях руководителя Нацбанка различным СМИ и на пресс-конференциях. Дедолларизация  представляет собой идущий в ряде стран с начала 2010-х годов процесс по отказу от использования доллара США в качестве валюты международных расчётов и резервной валюты. Говоря более широко, речь идёт о полном отказе или о сокращении участия крупнейших государств мира в американской финансовой системе, завязанной на доллар. По сути, это попытка отказа от сложившейся за долгие годы системы мировых финансовых отношений и создание альтернативной ей системы, параметров и принципов функционирования никто еще не знает. Это весьма опасная «игра» для любой крупной, и даже сравнительно развитой страны и экономики, вроде России или Бразилии, а для Казахстана она вполне может обернуться самыми негативными своими сторонами.

Процесс дедолларизации, как он существует сегодня, включает в себя набор некоторых приемов, которые используются разными странами, возжелавшими снизить свою зависимость от доллара. Вот они:

Запрет или ограничение использования доллара во внутригосударственных расчётах;

Переход на национальные валюты во взаимных расчётах между странами;

Переход на национальные валюты в торговле энергоносителями и другими природными ресурсами;

Сокращение доли доллара и объёмов финансовых ценных бумаг США, в частности гособлигаций США, в структуре финансово-валютных резервов иных стран;

Создание новых международных банков, фондов и иных финансовых институтов, независимых от США;

Переход на национальные системы платёжных карт и банковских переводов (или альтернативные американским системы, например китайские);

Деофшоризация бизнеса и возвращение капиталов в страны их происхождения, что снижает зависимость от внешней финансовой системы.

Все эти меры, в большей или меньшей степени, уже используются властями Казахстана в своей денежно-финансовой политике, особенно этот процесс активизировался в последний год, когда политическое противостояние между странами Запада и соседней Россией достигло пика, а экономический кризис обрушил цены на главные экспортные товары Казахстана – углеводороды и  минеральное сырье. Попытка в таких условиях создать «свою», автономную  финансовую систему, или хотя бы подключиться к пулу крупных государств, которые тоже страдают от кризиса, и тоже «винят» во всем американский доллар, вполне объяснима. Но дело здесь не в том, что мы хотим, а в том, что мы можем. В сложившихся условиях любая форма действий по дедеолларизации имеет свою негативную сторону, причем порой значительно превосходящую ожидаемый позитив.

Например, запрет или ограничение использования доллара во внутригосударственных расчётах может резко снизить инвестиционную привлекательность бизнеса в Казахстане, поскольку огромная доля внешнеторговых операций производится не в тенге, а в валюте и Казахстан очень зависим от импорта.

 Переход на национальные валюты во взаимных расчётах  между странами также сталкивается с трудностями, потому что, в конечном счете, при импортозависимой экономике для закупок нужных товаров и услуг все - равно нужна одна из мировых валют, а иначе резко ограничивается поле действий для бизнеса – товары придется покупать только в той или иной стране, где согласятся принимать в оплату  нашу валюту. Это также угнетающе подействует на бизнес.

Переход на национальные валюты в торговле энергоносителями и другими природными ресурсами, казалось бы, самое легкое решение, однако количество таких стран невелико, ведь основные потребители казахстанского экспорта находятся именно в ЕЭС и Китае, где от доллара никто отказываться и не думает. Взаимообмен такого рода с Россией невыгоден из-за сильной волатильности рубля, (а теперь и тенге!), что  также может привести к значительным убыткам компаний, которые решат включиться в подобную схему.

Сокращение доли доллара и объёмов финансовых ценных бумаг США, в частности гособлигаций США, в структуре финансово-валютных резервов сразу ставит вопрос: а в чем же тогда хранить резервы? Золото – не выход, потому что цена на него сильно колеблется. В юанях, в южноафриканских рандах? Сами эти страны большую часть резервов держат в американских ценных бумагах. При  отсутствии альтернативной доллару мировой валюты такие действия могут привести к истощению резервов  куда быстрее, чем упрочится финансовое положение страны.

Создание новых международных банков, фондов и иных финансовых институтов, независимых от США также вполне возможно, однако объемы средств, в них сосредоточенных, вряд - ли смогут достичь уровня существующих международных финансовых институтов в ближайшие 20-30 лет, да и то, если США и другие развитые страны будут спокойно смотреть на появление на мировой арене нового конкурента, угрожающего всей финансовой системе.

Переход на национальные системы платёжных карт и банковских переводов также представляется проблемой скорей технической, однако последствием этого процесса может стать маргинализация таких систем, сведение их действия только к расчетам внутри страны. Никому в мире такие карточки и системы не будут интересны, с учетом существования мировых брендов и систем, существующих уже десятки лет.

И, наконец,  деофшоризация бизнеса и возвращение капиталов в страны их происхождения, в принципе, очень хорошее дело, однако она в решающей степени зависит от доверия граждан и компаний к государству, от надежности тенге и возможностей вложения капиталов в выгодные сферы бизнеса. Здесь у Казахстана большие проблемы, как экономического, так и ментального характера. У людей поколеблена как вера в тенге, так и в способность правительства создать благоприятные условия для бизнеса, а также обеспечить сохранность и неприкосновенность капитала. Для того, чтобы преодолеть это недоверие, понадобятся годы и годы…

Все это хорошо понимают бизнесмены. Заместитель председателя правления Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Рахим  Ошакбаев так прокомментировал первые действия правительства  в этом направлении: «Ряд мер по дедолларизации вызывает у меня опасения. Особенно в части ограничений на покупку недвижимости и автомобиля за доллары. Второе, что смущает, — сужение рыночного поля в части обмена валюты, где, по-моему, шла мера по ограничению деятельности небанковских обменников. На мой взгляд, большинство мер приведут не к дедолларизации, а к увеличению теневого рынка».

Похожих взглядов на решительные планы правительства по отказу от доллара придерживаются и другие эксперты. Известный экономист Олжас Худайбергенов, например, уверен, что переход граждан от доллара, как средства сохранения денег, к тенге, может наступить только в том случае,  если гражданам будут даны недвусмысленные государственные гарантии, что их деньги будут защищены от девальвации, предлагая  «тенговую гарантию», которая реализуется через форвардные свопы. Но и это может быть только ограниченным инструментом, потому что нет никаких гарантий, что ситуация в экономике будут решительно меняться к лучшему, что будут расти внутреннее производство и внутренний спрос, а зависимость страны от экспорта нефти сокращаться. Совсем же радикальные средства, к которым может (теоретически) прибегнуть власть, вроде полного запрета хождения валюты в стране и конфискации наличных долларов и евро, либо принудительного обмена валютных депозитов на тенговые, можно даже не рассматривать. Потому что это означало бы полный крах и финансовое самоубийство страны. Ведь у нас нет планов  превращаться во вторую Северную Корею? Так что в «борьбе с долларом» можно пожелать нашему правительству не решительности, а  прежде всего – осторожности.

 

Оставить комментарий

Финансы

Бюджет почти не виден Бюджет почти не виден
Карлыгаш Еженова
27.08.2015 - 10:35
Крики кризиса Крики кризиса
Карлыгаш Еженова
21.08.2015 - 10:54
Истощение тенге Истощение тенге
Карлыгаш Еженова
16.07.2015 - 11:25
Движимое – под залог Движимое – под залог
Карлыгаш Еженова
10.06.2015 - 13:59
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33