понедельник, 24 января 2022
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Должность начальника Департамента полиции Алматинской области покинул Серик Кудебаев Қазақстанда арнайы операциялар күштерінің қолбасшылығы құрылды Какие приложения были популярны во время и после ЧП Риски от прочих финансовых убытков бизнес не заинтересован страховать Тоқаевтың сынынан кейін «Самұрық-Қазына» басшысы мәлімдеме жасады Нацбанк неожиданно повысил базовую ставку до 10,25% В Казахстане создано командование Сил специальных операций ВС Атырауда жоғалып кеткен 9 жастағы баланың денесі табылды Потерявшим близких в январских событиях будет оказана психологическая помощь В Алматы пострадавшим в ходе беспорядков начнут выплачивать компенсации Санжар Бокаев раскритиковал работу Байбека за результаты соцопроса партии “Nur Otan” Көшедегі қанды қырғын түрмелерге ауысқаны не масқара? - депутат Несмотря на сокращение объёма пассажирских перевозок, доходы компаний растут Госдеп распорядился начать добровольный отъезд американских дипломатов с Украины Президент Армении Армен Саркисян подал в отставку Фермеры Мангистауской области выдвинули свои требования Ногаеву Оппозиционер Ермек Нарымбай Қазақстанға оралады Оппозиционный активист Ермек Нарымбай возвращается в Казахстан Повлияют ли казахстанские протесты на бизнес любовницы Тимура Кулибаева - Гога Ашкенази? «Қазақстан халқына» учредили два частника и два юрлица с выплатой налогов менее Т4 млн - СМИ Насколько велико расслоение в Казахстане в сравнении с другими странами Почти в половине административных дел по январским событиям суд ограничился предупреждением Правительство поручило ускорить работу по возмещению ущерба бизнесу Тоқаев Бас прокуратура мен ІІМ-не тапсырма берді Совещание с силовиками и спецслужбами провёл Токаев

Инфляция в Казахстане как итог титанических усилий правительства

Мы уже писали, что НУХ «Байтерек» является институтом неразвития и фактически превратился в правительственное агентство по замещению рынка государством. Недавно опубликованная аудированная отчётность холдинга за 2020 год еще раз подтвердила это. 

Присоединение НУХ «Казагро» завершило процесс объединения в начале этого года всех государственных финансовых институтов развития (ФИР) под одним зонтиком - в НУХ «Байтерек». Напомним,  в каких секторах финансового рынка Казахстана они работают: 

  • Ключевая роль бывших дочерних компаний «Казагро» – это обеспечение доступности финансирования для сельхозпроизводителей.
  • «Банк Развития Казахстана», «Фонд развития промышленности» (в прошлом «БРК-лизинг») и другие подобные компании «Байтерека» предоставляют финансовые инструменты поддержки для крупных компаний.
  • «Фонд развития предпринимательства «Даму» предоставляет финансовые и нефинансовые инструменты поддержки предприятиям малого и среднего бизнеса.
  • «Отбасы банк» сосредоточен на повышении финансовой доступности жилья для населения путем ипотечного кредитования, субсидий и аренды жилья.
  • «Казахстанская Ипотечная Компания» представляет собой государственного оператора жилищного строительства и занимается финансированием застройщиков жилья и местных исполнительных органов в рамках жилищных госпрограмм.

В соответствии с мировыми стандартами, государственные финансовые институты развития по определению должны действовать только в случаях, когда банки и другие финансовые организации, а также фондовый рынок не могут выполнить свои функции по кредитованию определенных секторов экономики по разным причинам. То есть, самая  главная задача финансовых институтов развития – быть катализаторами рыночных механизмов так, чтобы со временем частные финансовые организации полностью сами предоставляли доступное финансирование в определенных секторах экономики. 

Именно в выполнении своей главной задачи (развитие рыночных механизмов в финансовой системе для повышения доступности финансирования) у финансовых институтов развития Казахстана очень серьезные проблемы. Вместо устранения «рыночных провалов» наши ФИР заменяют рыночное финансирование на дешевое государственное (государство замещает собой рынок), без каких-либо планов о том, когда и как государство полностью выйдет из этого сектора финансового рынка.

В некоторых небольших секторах кредитования экономики, государство, благодаря недобросовестной конкуренции (низким процентным ставкам), смогло вытеснить частный бизнес и рыночные отношения практически целиком. Это касается кредитования сельского хозяйства, лизинга, и ипотечных кредитов. 

Зачем Нацбанк вместо госбюджета финансировал Байтерек?

2020 год ознаменовался коронавирусным кризисом и вполне понятно, что финансовые институты развития, собранные под зонтиком Байтерека активно участвовали в антикризисном финансировании экономики. Однако делалось это крайне неэффективно и  продолжало подрывать рыночное развитие финансовой системы и всей экономики в целом.

Согласно аудированной финансовой отчётности, в 2020 году Байтерек получил деньги от государства на сумму чуть более 1,3 трлн тенге из двух источников - от правительства и от Нацбанка. В прошлом году холдинг получил займы от Минфина на общую сумму 191 млрд тенге (в 2019 году: 204 млрд тенге) по практически нулевым процентным ставкам от 0,01% до 0,15% годовых. Помимо этого, в 2020 году правительство влило в капитал Байтерека 129 млрд тенге (в 2019 году: 71 млрд). То есть, в кризисный 2020 год само правительство очень слабо увеличило финансирование холдинга.

Самое большое финансирование в 2020 году Байтерек получил от Нацбанка.  В прошлом году холдинг выпустил облигации в тенге на общую сумму 1197 млрд тенге, 990 млрд из которых были выпущены по ставке ниже рыночной (ставка 4%-6% при годовой инфляции в 7,5%). И хотя в отчётности Байтерек не видно, что именно Нацбанк выкупил бумаги с низкой процентной ставкой, однако это хорошо видно по аудированной отчётности «Казахстанского фонда устойчивости», который является дочерней организацией Нацбанка. 

Таким образом, в 2020 году правительство финансировало Байтерек так, как будто в стране не было кризиса. Все антикризисное льготное финансирование холдинга пошло за счет печатного станка Нацбанка вместо использования реальных нефтедолларов из Нацфонда. Все это привело к запуску ряда негативных тенденций:

  • Прежде всего, 1 триллион тенге, напечатанный Нацбанком, сделал большой вклад в рост инфляции, что мы все очень сильно почувствовали как в прошлом году, так и в этом.
  • Этот триллион пошел вне государственного бюджета, который сначала утверждается парламентом, а затем исполнение которого контролируется как парламентом, так и счетным комитетом РК. То есть, огромная сумма выпала из стандартных механизмов независимого утверждения и контроля за государственными расходами.
  • 1 трлн тенге, напечатанный Нацбанком, в практически целиком пошел на финансирование расходов местных исполнительных органов (детали ниже), то есть все эти деньги пошел на финансирование государственных затрат. При этом, данные госрасходы не учитывались в государственном бюджете, в результате чего официальные цифры по общему и ненефтяному дефициту госбюджета оказались сильно заниженными, что очень плохо. Фактически, на сегодня общественность (а возможно и само правительство) не видит всю глубину бюджетных проблем Казахстана в краткосрочной и долгосрочной перспективе.
  • И наконец, 1 триллион тенге финансирования по ставкам ниже рыночных, напрямую вредит проведению денежно-кредитной политики Нацбанка. То есть, в 2020 кризисном году базовая ставка Нацбанка была на уровне 9% годовых и выше, при этом монетарный регулятор одновременно давал 1 трлн тенге Байтереку по 4%–6% годовых. Спрашивается, где хоть какая-то логика? 

Когда правительство прекратит замещать собой финансовый рынок?

В отличие от правительства, сам Нацбанк очень хорошо понимает проблемы печатного станка и ставок ниже рыночных для экономики Казахстана. Так в своей «Стратегии денежно-кредитной политики до 2030 года», утвержденной в марте 2021 года, Нацбанк говорит следующее.

«Снижение стоимости денег в экономике за счет субсидий отдельным категориям бизнеса или населения по низкой ставке приводит к неравномерному распределению ликвидности в экономике, создает неравные условия в доступе к ней. Складывается арбитраж в ставках вознаграждения между государственными и собственными источниками финансирования, что приводит к искажению стоимости денег. Снижается эффективность воздействия мер денежно-кредитной политики на реальный сектор, действенность процентного и кредитного каналов. 

Положение усугубляется тем, что в программах непосредственно участвует Национальный Банк. В 2020 году на фоне кризиса, вызванного пандемией коронавируса, Национальный Банк стал сам напрямую финансировать экономику по альтернативной ставке. Это порождает конфликт интересов и несет существенные риски для денежно-кредитной политики, в том числе с точки зрения последовательности проводимой политики.

На фоне роста государственной поддержки снижется рыночное финансирование. Государство начало замещать банки в кредитовании экономики. …» 

Именно поэтому в короткий срок Нацбанк собирается уйти от пагубной практики льготного финансирования экономики. Однако со стороны правительства такого понимания не видно, и неизвестно, как и когда оно собирается сделать это. Хуже того, все новые нацпроекты правительства по индустриализации, по развитию сельского хозяйства и так далее, собираются расширять государственное финансирование экономики по ставкам ниже рыночных. 

Зачем Байтерек и правительство искажают рынок ценных бумаг в Казахстане?

Практически все деньги, полученные от Нацбанка, Байтерек перенаправил в местные исполнительные органы (МИО) в лице акиматов областей и городов республиканского значения. В частности, Байтерек приобрел облигаций МИО на сумму 945,5 млрд тенге с нерыночной процентной ставкой 0.35%, 4.25% и 6.10% годовых (все цифры из аудированной отчётности).

Если посторонний эксперт посмотрит цифры по рынку облигаций Казахстана, то его обороты вызовут восхищение. Однако их львиная часть – это фиктивные операции с нерыночными ценными бумагами (почти 2 трлн тенге в случае Байтерека в 2020 году). И это не единичный случай, когда государственные организации и компании делают это. В последнее десять лет это делается постоянно. В кризис объемы таких нерыночных государственных операций на рынке ценных бумаг лишь вырастают.

Спрашивается, зачем Байтереку (читай правительству) нужно было делать такое финансирование через рынок ценных бумаг (искажение финансового рынка), если это полностью нерыночные операции, основная цель которых дешевое кредитование акиматов?! Зачем вместо прозрачного использования денег из Нацфонда, власти решили запустить печатный станок, который вне контроля парламента и счетного комитета, и который будет иметь печальные последствия для экономики? Почему Минфин занимает на рынке по рыночным ставкам, а акиматы – по ставкам гораздо ниже рыночных?

Странное антикризисное кредитование экономики в Байтереке 

Если в аудированной отчётности посмотреть анализ роста активов Байтерека в кризисном 2020 году с разбивкой по сегментам (рост финансирования Байтерека различных секторах экономики), то можно обнаружить очень любопытные цифры. Так в 2020 году активы Байтерека в сегменте «Предоставление доступного жилья» увеличились на 991 млрд тенге. Активы сегмента «Оказание поддержки крупному бизнесу» увеличились на 498 млрд тенге. И наконец, активы сегмента «Оказание поддержки и развитие малого и среднего бизнеса» увеличились всего на 21 млрд тенге! Что называется, почувствуйте заботу Байтерека о проблемах малого и среднего бизнеса (МСБ) во время острого кризиса. 

В целом, непонятно, зачем правительство в лице Байтерека так сильно увеличило финансирование доступности жилья в кризисное время? Доступность жилья -  долгосрочная, но никак не антикризисная политика. В кризис (особенно в коронавирусный кризис, когда из-за карантина ужимаются доходы бизнеса и населения) увеличивать госрасходы на строительство жилья не имеет смысла. В этом случае обогащаются только «избранные» владельцы строительных компаний и связанные с ними чиновники. Лучше было бы направить эти деньги на компенсацию доходов МСБ и населения, упавших из-за карантина. 

Также, крупные компании обычно гораздо лучше переносят кризис, и непонятно почему в кризисном году в Байтереке поддержка крупного бизнеса была 24 раза больше (!), чем поддержка мало и среднего бизнеса?!

Странное финансирование крупных компаний в Байтереке

В целом финансирование крупного бизнеса в Байтерек вызывает много вопросов. Например, если из кредитного портфеля Байтерека убрать ипотечные кредиты, то в остальном портфеле кредиты для горнодобывающей и нефтегазовая промышленности занимают 66%. Спрашивается, разве это самые нуждающиеся сектора экономики Казахстана, которых надо кредитовать по очень льготным ставкам?

Аналогичный пример с финансовым лизингом (финансовая аренда) в Байтереке. Портфель лизинга по отчётности вырос на 133 млрд тенге и практически целиком очень дешевый лизинг получили государственные (а не частные) компании (прежде всего речь идет об очень дешевом лизинге городских автобусов и пассажирских вагонов госкомпаниями). 

Также непонятно, зачем Байтерек занимается финансированием другой заведомо  убыточной государственной компании АстанаГАЗ КМГ (газопровод «Сарыарка» для газификации Нур-Султана и северных областей). С текущими внутренними ценами на газ этот проект однозначно убыточен и непонятно зачем Байтерек имеет 50% долю в этом предприятии. Вызывает в принципе большой вопрос инвестиционная стратегия «Байтерека» в капитал различных компаний и фондов, поскольку они почти все имеют весьма сомнительную целесообразность. 

В отчётности также привлек внимание другой непонятный пример. Так, в 2019 году Байтерек приобрел облигации ТОО «Fincraft Group» на сумму 65 млрд тенге для финансирования инвестиционного проекта, относящегося к застройке земельного массива общей площадью 202 гектара, расположенного в поселке Кайрат, Турксибского района Алматы. Спрашивается, зачем государственному институту развития финансировать такие девелоперские проекты? Разве мы завершили индустриализацию экономики и теперь страдаем от избытка денег?

Проблем у Байтерека много, а решений нет

Помимо упомянутых выше, у Байтерека есть еще другие недостатки, но всех объединяет общая черта – по ним правительство до сих пор не предлагало никаких кардинальных решений, ограничиваясь сугубо косметическими мерами.

В такой ситуации, правительству надо срочно поменять свои подходы по нерыночному госфинансированию экономики Казахстана в целом. Пора прекратить  оказывать подавляющее влияние на Байтерек, используя его не как «институт развития», а как департамент правительства с директивными принципами управления для распределения дешевых денег.

Мурат Темирханов, FCCA, финансист/экономист

Оставить комментарий

Финансы

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33