понедельник, 25 октября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Алек Болдуин «Ржавчина» фильм түсірілімінде операторды өлтірді Как чиновница, фигурировавшая в коррупционном деле, стала замом акима Косшы? Суд оправдал бывших вице-министров Садибекова и Джаксалиева Белгілі жазушы Софы Сматаев оқырманнан ақшалай көмек сұрады Казахстанские хлебопеки: В стране может исчезнуть социальный хлеб Апатқа ұшыраған "Қайрат" ойыншылары пікір білдірді В Казахстане растет количество родов среди подростков Блокада на границе с КНР продолжается Марқұмның жақындары жауынгердің өзіне қол жұмсағанына сенбейді Минтруда: На переселение с юга на север направят более 46 млрд тенге По затратам местных бюджетов лидируют Туркестанская и Алматинская области Во время пандемии казахстанцев охватила «эпидемия» лудомании Второй энергоблок Ростовской АЭС остановлен из-за неполадок Аида Балаева: «Ұлттық рухани жаңғыруға» 119 миллиард теңге жұмсалады Арон Атабектің халі нашарлап кетті Казахстанские аэропорты дожигают последний керосин 500 казахстанских женщин стали жертвами бытового насилия Орал әуежайына Мәншүк Мәметова есімі беріледі Казахстан в высокой группе риска - тенге дорожает Әлия Назарбаеваның кітабы: отырыс өткен театр директорына 670 910 теңге айыппұл салынды В Казахстане начнут прививать вакциной Pfizer подростков и беременных Тоқаев: Балаларды бір тілмен шектеудің қажеті жоқ Парламент Казахстана принял закон по защите Каспия Казахстанский уран и бразильский сахар: товарооборот составил $109,8 млн Казахстан и Италия начнут сотрудничать в военной области

Время – деньги!

Макроэкономическая стабилизация – не панацея. К тому времени, когда правительство решит проблему стоимости денег в экономике, реальный сектор может впасть в долгую кому.

Опубликованная статистика за октябрь показывает, что месяц стал относительно обнадеживающим в плане роста кредитования. Совокупный кредитный портфель вырос на 0,7%, по отношению к сентябрю, при том, что по отношению к началу года в абсолютном выражении кредитование выросло лишь не намного больше, чем к сентябрю. В октябре продолжался рост тенговой доли кредитного портфеля, которая достигла 66,9%, а также произошел рост средневзвешенных ставок по тенговым и валютным кредитам. Рост средневзвешенной ставки по тенговым кредитам небанковским юридическим лицам до 15,8% с 15,1% за месяц означает увеличение доли рыночного кредитования. При этом, рост обусловлен далеко не участием в государственных программах либо с кредитованием каких-то очень близких банкам клиентов.

Июльский рост кредитного портфеля на 2 % (почти на 300 миллиардов тенге) во многом связан с укреплением доллара и ростом средневзвешенных ставок по кредитам. Ставка по кредитам в тенге для небанковских юридических лиц даже немного снижалась до уровня в 16,2%, зато происходил рост по ставкам по валютным кредитам, росла доля валютного кредитования.

 Ноты против кредитов

Тем не менее, соблазн оценить октябрьскую статистику как поворотный пункт в кредитовании достаточно велик, особенно если акцентировать внимание на происходящее на денежных рынках, а не в реальном секторе экономики. Нацбанку удалось выстроить механизмы влияния своей базовой ставки на ставки на рынках репо, валютных свопов и межбанковского кредитования. Избыточная тенговая ликвидность не попадает на валютный рынок, несмотря на значительное снижение ставки регулятором, начиная с мая. Нацбанк не прибегал в сентябре и октябре к валютным интервенциям, ставки на денежных рынках складываются под влиянием уровня обязательств Нацбанка по изъятию избыточной ликвидности. Банки, однако, предпочитают покупать ноты Нацбанка, а не направлять тенге в экономику и октябрьская ситуация здесь не очень значительно отличается от летней. На 1 ноября объем изъятия тенговой ликвидности Нацбанком составлял 1 триллион 754 миллиарда тенге, объем размещенных регулятором нот составлял 2 триллиона 521 миллиарда тенге. По оценкам, прозвучавшим на ноябрьской пресс-конференции председателя правления Халык Банка Умут Шаяхметовой, в нынешней экономической ситуации крайне мало заемщиков, которые были бы готовы взять тенговые кредиты по ставке 14,5% и выше. (Именно этот уровень для банков выше тех доходностей, которые складываются при инвестировании в ноты. Спрос на кредиты мог бы вырасти по оценкам банкира, при снижении ставок по нотам примерно на 2% , однако искусственно снижать базовую ставку нельзя , иначе ликвидность может попадать, например, на валютный рынок. Возможно, изменение ставки, как надеется г-жа Шаяхметова, в сторону снижения, станет актуальным в конце первого квартала будущего года).

Несмотря на то, что существующая ликвидность пока не торопится в реальный сектор, политика инфляционного таргетирования и снижения базовой ставки, можно вполне предположить рост интереса к кредитованию реального сектора. По приведенным выше оценкам, уровень базовой ставки в 10% годовых является оптимальным для роста привлекательности кредитования. Конечно, есть опасность слишком быстрого снижения ставок под давлением доминирующих ожиданий правительства, банков и бизнеса и разворота ситуации с уровнем дедолларизации в банковской системе. Последняя статистика, связанная с уровнем валютных депозитов и покупок населением долларов, интерпретируется Нацбанком как вполне позитивная и свидетельствующая о продолжении процесса дедолларизации и в условиях снижения базовой ставки.

 Долгосрочная ликвидность не стимулирует кредитование

При этом до сих пор попытки вливания обильной долгосрочной ликвидности в банковскую систему в условиях кризиса не приносили ожидаемых результатов . По оценкам, высказанным в октябре 2015 года в одном из интервью экс-председателя Нацбанка Кайрата Келимбетова, огромные вливания долгосрочной ликвидности, которые мы могли тогда еще себе позволить, практически не привели к росту кредитования. За 2014 и 2015 годы банковской системе за счет размещения средств ЕНПФ и валютных СВОПов была предоставлена ликвидность в размере примерно 2-х триллионов тенге. В итоге кредитование в 2014 году сократилось на 4% . Г-н Келимбетов видел в качестве главной предпосылки , помимо глобальной неопределенности, большие структурные проблемы, приводящие к дефициту качественных заемщиков. Вливания, правда, позволили в то время банковской системе пройти относительно спокойно пережить масштабный переток тенговых депозитов в валютные.

 Соотношение валютных и тенговых кредитов накануне перехода к режиму свободного плавания не повторяло динамику долларизации депозитов. Банки и регулятор, имеющие опыт 2007 и 2009 г.г, сумели нивелировать риски, связанные с разрывами между валютами фондирования и кредитования, и пока статистика не показывает быстрого роста проблемных кредитов . Рост валютной части кредитования начал происходить уже после октября 2015 года. Так или иначе , банковская система оказалась не очень эффективным стимулирующим каналом для экономики в целом.

 Попытки какого -либо повторения масштабных вливаний долгосрочной ликвидности в надежде стимулировать кредитную активность в экономике, вряд ли возможны в нынешних условиях . Отчасти, в связи с отсутствием ресурсов у государства, отчасти, в связи с совершенствованием политики инвестирования средств ЕНПФ , сделавшей в этом году их слишком дорогими для банков.

 Непреходящие структурные боли

Структурные проблемы в реальном секторе и дефицит качественных заемщиков в настоящее время выглядят более остро, чем в 2014 и 2015 годах . На недавнем семинаре, посвященном проблеме госдолга , председатель попечительского совета аналитического центра " Talap" Рахим Ошакбаев, говоря об огромном сокращении количества субъектов предпринимательства в казахстанской экономике, связал это с тремя факторами, назвав главным из них эрозию инвестиционного климата и правового поля для МСБ в течение нескольких последних лет. Эффективность бизнесов страдает очень сильно. Чисто макроэкономическая проблематика, связанная со стоимостью денег и доступностью кредитования, была поставлена на второе место. Рост государственного участия в экономике через квазигосударственные институты - на третье.

Очевидно, решение структурных проблем в реальном секторе выглядит гораздо более сложной задачей, чем макроэкономическая стабилизация и снижение уровня базовой ставки. С этим, учитывая опыт Нацбанка как института , даже при существовании внешнего давления , справиться , очевидно, удастся. Возможно, банки будут очень настойчиво подталкиваться к выходу из зоны комфорта. Но вопрос в том, приведет ли стоимость кредитования в тенге к появлению достаточного количества качественных заемщиков?

Оставить комментарий

Финансы

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33