пятница, 22 октября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Алек Болдуин «Ржавчина» фильм түсірілімінде операторды өлтірді Как чиновница, фигурировавшая в коррупционном деле, стала замом акима Косшы? Суд оправдал бывших вице-министров Садибекова и Джаксалиева Белгілі жазушы Софы Сматаев оқырманнан ақшалай көмек сұрады Казахстанские хлебопеки: В стране может исчезнуть социальный хлеб Апатқа ұшыраған "Қайрат" ойыншылары пікір білдірді В Казахстане растет количество родов среди подростков Блокада на границе с КНР продолжается Марқұмның жақындары жауынгердің өзіне қол жұмсағанына сенбейді Минтруда: На переселение с юга на север направят более 46 млрд тенге По затратам местных бюджетов лидируют Туркестанская и Алматинская области Во время пандемии казахстанцев охватила «эпидемия» лудомании Второй энергоблок Ростовской АЭС остановлен из-за неполадок Аида Балаева: «Ұлттық рухани жаңғыруға» 119 миллиард теңге жұмсалады Арон Атабектің халі нашарлап кетті Казахстанские аэропорты дожигают последний керосин 500 казахстанских женщин стали жертвами бытового насилия Орал әуежайына Мәншүк Мәметова есімі беріледі Казахстан в высокой группе риска - тенге дорожает Әлия Назарбаеваның кітабы: отырыс өткен театр директорына 670 910 теңге айыппұл салынды В Казахстане начнут прививать вакциной Pfizer подростков и беременных Тоқаев: Балаларды бір тілмен шектеудің қажеті жоқ Парламент Казахстана принял закон по защите Каспия Казахстанский уран и бразильский сахар: товарооборот составил $109,8 млн Казахстан и Италия начнут сотрудничать в военной области

Ораз Жандосов: надзор и денежно-кредитная политика должны быть разделены

Рекордные вливания в банковский сектор вызвали жестокие споры о независимости Нацбанка. Exclusive.kz называет аргумента «за» и «против» возрождения АФН.

Увеличение бюджетных расходов на 2,1 триллиона тенге на докапитализацию Фонда проблемных кредитов и масштаб сложностей, выявленных в банковском секторе, обострили дискуссии о восстановления двух регуляторов: одного со сферой ответственности в денежно-кредитной политике и другого, сосредоточенного на надзоре, с большей жесткостью и с меньшей склонностью к тактическим компромиссам.

Итак, возможные аргументы «против»:

1. Дело не в банковском регулировании, а в общей экономической ситуации

Нынешняя кризисная ситуация в банковском секторе порождена не столько несовершенством регулирования, сколько общей ситуации в экономике. Раздельное существование АФН и Нацбанк в 2007 -2009 годы не помешало кризису, связанному с недвижимостью, внешним фондированием и розничным кредитованием. Общий кредитный портфель казахстанских банков менее чем за 4 года с января 2004 по август 2007года вырос с 974,6 миллиарда тенге до 7, 129,9 триллионов тенге или в 7,3 раза. (Это происходило в условиях стабильного или даже укрепляющегося тенге). Даже самые быстрорастущие банки, замещавшие своим ростом пассивность традиционных лидеров сектора, не росли в последние годы такими темпами. Выделение 2,1 триллиона тенге - это попытка урегулирования проблем, возникших в «роковые нулевые», которые не были решены вовремя. Именно тогда сформировались проблемные портфели БТА и Казкома, которые теперь необходимо выкупать с помощью Фонда проблемных кредитов.

2. В экономике нет хороших проектов из-за высокого участия государства

Банковский сектор испытывает дефицит новых интересных заемщиков, которых. Возможно, именно с этим связано непропорционально высокое кредитование несколькими банковскими игроками трех агропромышленных холдингов. Нехватка заемщиков во многом является следствием роста государственного участия в экономике и фондирования на нерыночных условиях, предоставляемого институтами развития. Поэтому рост кредитования возможен лишь при активной приватизации и росте «поляны» частного сектора. При этом, по признанию Нацбанка, существующего «жизненного пространства» недостаточно для имеющихся банковских игроков. Трудно представить, что воссоздание самостоятельного агентства по надзору будет стимулировать кредитование, если и без того уровень мотивации акционеров банков крайне низок и для них ключевым фактором является как раз вменяемость надзора.

3. Формальная независимость вовсе не значит независимость реальную

В наших специфических условиях наделенный формальной независимостью институт совершенно не обязательно независим в реале. Политические возможности по-прежнему важней институциональных. И поддержка, выраженная в форме, «если кто- нибудь будет мешать, скажи фамилию», является более важным ресурсом, чем статус независимого агентства по надзору с ограничением влияния монетарных властей. Легче представить Нацбанк, пользующийся поддержкой групп влияния, чем одного из двух политически более слабых регуляторов, справляющихся с остающимися в секторе зубрами. Между тем, сильный Нацбанк, в условиях ослабления банковского лобби, необходим для того, чтобы решить сохраняющиеся концептуальные проблемы с защитой прав кредиторов, взаимоотношений с судами, возможностей изъятия и ликвидности залогов. Новые изменения в надзоре в нынешней ситуации на некоторое время просто парализуют регулирование.

4. Нацбанк просто продолжает старые традиции

Действующее руководство Нацбанка выглядит продолжателем традиций, которые закладывались в 90-ые. Его крайне трудно представить претендующим на роль демиурга, решающего проблемы в духе ручного управления и использующего все средства, невзирая на конфликт интересов, для достижения цели. Политика инфляционного третирования привела к росту объемов раскрытия информации. Это происходило даже тогда, когда это было не на руку регулятору с точки зрения сиюминутной ситуации.

В то же время аргументы «ЗА» изменение системы надзора также достаточно весомы:

1. Отчетность банков не отражает реальной ситуации

Расхождение реальной картины в секторе с официальной отчетностью части банков говорит о том, что у регулятора не хватает воли прояснить картину. Каждый раз находятся причины, заставляющие отложить это до лучших времен. Компромиссы часто бывали связаны с объективными обстоятельствами и состоянием сектора. Тяжело себе представить, например, вскрытие язв год назад в условиях ослабления тенге и высоких ставок на денежных рынках. Независимый надзор был бы менее связан обстоятельствами, подталкивающими к компромиссам, поскольку он несет ответственность только за качество финансовых институтов.

2. Стране необходимо преобладание институциональной логики над политической.

Финансовый сектор теряет массу возможностей из-за конфликта интересов в Нацбанке. Даже если решение об инвестировании пенсионных средств будут, в конце концов, принимать частные компании, а Фонд проблемных кредитов перейдет в управление правительства, искушение предоставлять ликвидность для решения кризисных ситуаций в банковском секторе в духе ручного управления будет существовать всегда.

3. Существование АФН обеспечивало баланс интересов

диалог АФН с финансовым сектором по поводу предлагаемых регуляторных новаций способствовал тому, что рынок гораздо лучше понимал планы регулятора. Единый Нацбанк - структура, гораздо менее приспособленная к ведению такого диалога на высоком уровне, что сказывается на качестве принимаемых решений.

4. Волатильность приоритетов

В условиях возникающих кризисных ситуаций на валютном рынке у регулятора может меняться иерархия приоритетов. Принятие правильных решений для экономики в целом сдерживается соображениями, как-то или иное соотношение доллара и тенге будет влиять на качество активов банковского сектора. Это, по существу, также может быть проявлением конфликта интересов. В то же время, независимый надзор в наших условиях может приводить более системные аргументы.

P.S. Экс-председатель Нацбанка Ораз Жандосов, отвечая на вопрос Exclusive. kz, отметил что его личная точка зрения не поменялась с нулевых годов и правильным является разделение функций надзора и денежно-кредитной политики. Нацбанк перегружен слишком большим количеством задач, важно, однако, чтобы движение было последовательным. Первоочередным решением должна стать передача в управление частным компаниям инвестиций ЕНПФ. В другом фрагменте своих комментариев г-н Жандосов отметил, что «соответствующее поручение президента никто не отменял». По тому, как это должно быть сделано, в правительстве идут дискуссии. Точка зрения рынка транслируется Ассоциацией финансистов. Первые практические шаги, будут, по мнению спикера, сделаны уже в этом году. Сегодняшняя денежно-кредитная политика не всех устраивает, но она понятна, прозрачна и основана на объективных факторах. В банковском секторе, изменения, по оценкам г-на Жандосова, «находятся где-то на полпути».

Член правления Tengri Capital, руководитель подразделения компании по управлению активами Ануар Ушбаев также считает, что управление средствами ЕНПФ и банковский надзор должны находиться вне Нацбанка и, по всей видимости, так думает и сам регулятор. Одной из предпосылок активности новых игроков на рынке капитала, предлагающих альтернативные возможности инвестирования - это как раз не лучшее состояние банковского сектора, значительная часть которого является неликвидным. Банки в нынешней ситуации недостаточно эффективны ни в плане управления средствами вкладчиков, ни в направлении получаемых ресурсов в реальный сектор. В последние два года регулятору пришлось решать серьезные проблемы в денежно – кредитной сфере и в банковском секторе.

Оставить комментарий

Финансы

Тяжелый декабрь 2016-го Тяжелый декабрь 2016-го
Николай Дрозд
28.01.2017 - 13:31
Переговорный уик-энд Переговорный уик-энд
Николай Дрозд
23.01.2017 - 16:03
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33