пятница, 24 сентября 2021
,
USD/KZT: 425.02 EUR/KZT: 498.17 RUR/KZT: 5.81
Бывший вице-министр финансов Руслан Енсебаев приговорен к четырём годам лишения свободы Генеральной лицензии лишился еще один вуз Казахстана Сенат утвердил новые пособия для людей с инвалидностью В Казани смогут обучаться родному языку в метро Прибыль казахстанских ломбардов составила 19 миллиардов тенге 15 из 100 казахстанцев не могут позволить себе купить две пары обуви В Казахстане рост затрат на науку ожидается не раньше 2023 года У казахстанцев появилась возможность повысить качество предоставления государственных услуг В Латвии запретили использование георгиевских ленточек Куликовская битва: миф или реальность? МИИР собирается субсидировать 10 авиамаршрутов 5 миллионов казахстанцев прошли онлайн-перепись Токаев прибыл в Мангистаускую область 100 субъектов АПК обязаны возвратить в бюджет около 5 млрд. средств Объём казахстанского импорта составил 21,7 млрд долл. США Объём займов на душу населения в Казахстане вдвое ниже, чем в России Сколько тратят казахстанцы на коммунальные услуги? Турция не признает юридической силы прошедших выборов в Госдуму в Крыму В Казахстане одобрены очередные послабления для бизнеса Как будут защищать персональные данные в Казахстане? «Михаил Ломтадзе и Kaspi.kz получили три награды на Kazakhstan Growth Forum» Казахстан в рейтинге устойчивого развития поднялся с 65-го на 59-е место В 2026 году Казахстан намерен отказаться от использования угля Как снизить инфляцию в Казахстане до «докоровирусного» уровня? Международный союз электросвязи при ООН установил новый код +997 def для Казахстана

Что скрывает «Самрук-Казына»? Шукеев пытается избежать усиленного контроля

Накануне Министерство финансов предложило установить единые правила закупок для компаний квазигосударственного сектора. Но это встретил буквально в штыки  глава ФНБ «Самрук-Казына» Умирзак Шукеев. Возможно потому, что глава Минфина предложил установить ответственность работников квазигоссектора за нарушения правил закупок в соответствии с административным и коррупционным законодательством.

«Очень важно понимать и отметить, что никто не собирается возвращать в лоно государства или в орбиту закона о государственных закупках регулирование закупок компаний квазигосударственного сектора. Вот это является краеугольным вопросом в споре с представителями квазигоссектора. Соль в том, чтобы сделать их удобными для предпринимателей. Чтобы по единым правилам был доступ к закупкам квазигоссектора. И, конечно же, они будут существенно отличаться от госзакупок, будут более гибкими. И они должны содержать лучшие практики корпоративного сектора. Законодательство о закупках требует постоянного совершенствования. Поскольку это связано с коррупционными рисками и злоупотреблениями, как со стороны должностных лиц, так и со стороны предпринимателей», - сказал Бахыт Султанов.

Умирзак Шукеев выразил позицию фонда по внесенному правительством законопроекту: «Им предусматривается передача методологии закупок квазигосударственного сектора министерству финансов. Я бы хотел напомнить, что это уже было. И этот возврат к прежней практике, на наш взгляд, может стать шагом назад. Нам кажется, что в преддверии IPO это может негативную роль сыграть при оценке нашей компании. Закупки относятся к операционной деятельности компании. И инвесторы будут достаточно чувствительны к тому, что закупки коммерческих организаций контролируются государственным органом. Потому вот эту часть проекта мне кажется надо внимательно посмотреть и обязательно согласовать не только с «Самрук-Казыной». У нас есть «Байтерек», «Казагро». Мы предлагаем привести наши правила действительно в единый формат. И чтобы эти правила регулировались решениями советов директоров холдингов, где в нашем холдинге председателем является премьер-министр и членами совета директоров – министры нацэкономики, финансов, помощник главы государства. Я думаю, этого достаточно, чтобы держать закупки квазигоссектора под контролем государства», - заявил он.

Если его руководство так настойчиво отказывается даже от контроля в системе закупок, то довольно сомнительным выглядит то, что трансформация даст свои плоды

О том, что непрозрачность в ФНБ ведет к системным проблемам, говорилось не раз. В частности, эксперты обращали внимание на раздутый штат ФНБ, на отсутствие полной информации об уровне зарплат топ-менеджмента компании. На этом фоне заявленная трансформация выглядит довольно необычно, учитывая, что одна из ее целей - это повышение прозрачности фонда. Но если его руководство так настойчиво отказывается даже от контроля в системе закупок, то довольно сомнительным выглядит то, что трансформация даст свои плоды.

Председатель попечительского совета Центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев детально изучил ситуацию в ФНБ «Самрук-Казына» и в целом в квазигоссекторе и пришел к выводу о максимальном повышении  прозрачности фонда и системы закупок. Результаты своего исследования он предоставил Exclusive.kz. 

«Самрук-Казына» и «КазАгро» неэффективно контролируют огромные активы промышленности и сельского хозяйства

В первую очередь Рахим Ошакбаев обратил внимание, что в Послании президента от 30 ноября 2015 года было отмечено, что холдинги «Самрук-Казына» и «КазАгро» неэффективно контролируют огромные активы промышленности и сельского хозяйства. Активы фонда «Самрук-Казына» составляют более 40% ВВП, включают более пятисот «внучек» и «правнучек». Холдинги «КазАгро» и «Байтерек» превратились в неэффективных посредников между бюджетом и банками. Всё это сопровождается раздутыми штатами и потреблением огромных бюджетных ресурсов, и в то же время приводит к вытеснению частных инвестиций и инициативы. После приватизации все три управляющих холдинга  должны быть преобразованы в компактные организации.

По данным центра «Талап» значительные средства бюджета и НацФонда выделяются на финансирование квазигоссектора: с 2007 года выделено $34,3 млрд

Тем временем, по данным центра «Талап» значительные средства бюджета и НацФонда выделяются на финансирование квазигоссектора: с 2007 года выделено $34,3 млрд.

Целевое назначение облигационных займов квазигоссектору из Нацфонда составило:  

2009 год - в рамках Антикризисного плана 600 млрд тенге + 149,9 млрд тенге «Самрук-Казыне» на приобретение 50% Экибастузской ГРЭС-1 и Богатырь Аксесс Комир

2010 год - приобретение пакета акций Kazakhmys

2012 год - предоставление займа БТА Банку

2013 год -  приобретение доли Казцинк

2014 год – «Байтерек» – реализация ГПИИР и строительство объектов недвижимости на территории ЭКСПО-2017; «Самрук-Казына» – приобретение доли в ЭГРЭС-1 и Казгидротехэнерго

2015 год - снижение долговой нагрузки КазМунайГаз

2016 год -  строительство арендного, кредитного жилья через АО «НУХ «Байтерек».

Между тем, суммарные активы АО «НУХ «КазАгро», АО «НУХ «Байтерек», АО «ФНБ «Самрук-Казына» выросли с 15,5 трлн. тенге в 2011 году до 27 трлн. тенге в середине 2016 года, и составили уже 59,3% ВВП, то есть вместо заявленного на официальном уровне снижения, наоборот произошел рост. В рамках программы приватизации из 378 объектов нацхолдингов и нацкомпаний продано только 93 объекта, или всего 25%. Рахим Ошакбаев считает, что в рамках трансформации «Самрук-Казына» поставлены противоречивые цели по увеличению стоимости активов на 1 трлн тенге (8-12%) ежегодно и оптимизации группы компаний холдинга. Например, согласно программе трансформации ФНБ «Самрук-Казына», разработанной в 2014 году ставилась задача довести количество компаний в портфеле фонда до 300, в реальности их 450.  Дивидендная доходность для акционера в 2019 году планируется на уровне 190 млрд. тенге/20% чистой прибыли. При этом дивидендная доходность для акционера в 2016 году составила 11 млрд тенге или 2% чистой прибыли. Согласно плану ФНБ первыми результатами трансформации  в 2015-2016 годах должна была стать реализация  кадровых перестановок в Совете директоров - 50% независимые директора и проведение IPO в отношении основных активов. В реальности к 2017 году имеем -  в состав Совета директоров входят только 3 независимых директора из 8 членов СД, IPO основных активов запланировано лишь на 2018 год. То есть  фактически заявленные в программе трансформации задачи не выполнены. 

Складывается довольно опасная ситуация, когда ликвидность  банковского сектора формируется в значительной степени за счет средств квазигосударственного сектора

Сейчас 5,4 трлн. тенге денежных средств квазигоссектора размещены в банках второго уровня. На 1 июля 2016 года остаток средств квазигосударственного сектора на счетах банков Казахстана составил 5,3 трлн. Тенге. Таким образом, сейчас складывается довольно опасная ситуация, когда ликвидность  банковского сектора формируется в значительной степени за счет средств квазигосударственного сектора. Правительство, по сути, накачивает квазигосударственный сектор ликвидностью, Национальный Банк Казахстана вынужден изымать сверхликвидность через высокую базовую ставку. В 2016 году из республиканского бюджета и Нацфонда квазигосударственному сектору было перечислено 1 трлн тенге. При этом открытая позиция НБРК по состоянию на 1 июля 2016 года составила -1,1 трлн тенге (сальдо).  Таким образом,  бюджетные средства и средства НацФонда под предлогом антикризисных мер используются для финансирования квазигоссектора через увеличение уставного капитала, кредитование и выкуп облигаций. Рост бюджетного финансирования приводит к увеличению доли участия квазигоссектора в экономике, отдельные субъекты которых по статистике относятся к категории МСБ. Масштабы и темпы приватизации не позволяют ожидать снижения доли участия квазигоссектора в экономике. В свою очередь, он накопил значительный объем ликвидности на счетах БВУ, которую вынужден стерилизовать НацБанк. В итоге деятельность квазигоссектора является определяющим фактором в денежно-кредитной политике регулятора. 

Оставить комментарий

Финансы

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33