воскресенье, 25 июля 2021
,
USD/KZT: 424.68 EUR/KZT: 499.76 RUR/KZT: 5.81
Кандидат от ЛДПР: нуротановский выдвиженец в акимы поселка под Темиртау перепутал партию Бывший и действующий депутаты судятся из-за выборов в акимы В Казахстане «карантинный беби-бум» Аккумуляторный и фармацевтический заводы планируют построить в СЭЗ Петропавловска Правозащитники: журналистов «прослушивать» нельзя В Казахстане стали больше доверять полиции Активисты: выборы акимов преждевременны и могут дискредитировать саму идею На фоне роста цен падает качество услуг Зависимость Казахстана от импорта продуктов питания растет Многодетные о драке с полицией: «Вместо стула для беременной получили шапалак от СОБР» «Приятного аппетита, но еды нет»: в COVID-госпитале Нур-Султана не кормят больных Голодовка: активисты ДПК провели ночь у департамента полиции Алматы Самые закрытые: Павлодарский, Мангыстауский и Алматинский регионы Митинги против обязательной вакцинации прошли в нескольких городах Казахстана, есть задержанные Языковая полиция появится в Казахстане: для грубых нарушителей введут профконтроль 230 тыс. подписей: в ТОП-3 противников обязательной вакцинации Кокшетау, Караганда и Жанаозен Госпремию в размере 5,8 млн получат 50 лучших научных работников Казахстан на 55 месте из 61 в рейтинге стран по борьбе с изменениями климата Алматинцы выступили против олигархов В Казахстане началась предвыборная агитация по выборам акимов Лесной фонд Акмолинской области уменьшат на 300 гектаров Госдепартамент США: «Полиция способствовала торговле людьми в целях сексуальной эксплуатации» Транспортный коллапс в Семее Строительство автодорог в Нур-Султане оценили в 10 раз дороже, чем в Таразе МВД будет следить за заключенными за 3 миллиарда

«Алаш» - это Парижская коммуна казахов

Республика Алаш имеет для Казахстана политическое значение не меньшее, чем Парижская коммуна для истории французской государственности ХІХ века. Её, просуществовавшую 72 дня, идеологи марксизма-ленинизма превознесли до уровня пролетарского государства, а современные учёные признали её парламентской республикой. Республика Алаш просуществовала два года, а британские исследователи из Оксфордского университета сопоставили это событие по своей политической значимости с теми радикальными реформами по строительству нового государства, что и Парижская коммуна.

Напомним, что «Парижская коммуна» отменила все сословные привилегии и провозгласила демократию, равноправие граждан и их свободы, что обеспечило ее популярность во всем мире и сейчас, спустя 150 лет, хотя её юрисдикция была ограничена территорией одного города Парижа и в этом смысле она в большей степени соответствовала статусу городского самоуправления. Но тот факт, что она не признавала над собой никакой государственной власти, позволяет считать её суверенным образованием и, следовательно, государством, пусть и просуществовавшим короткий исторический миг.

В связи с этим вызывает огромное сожаление тот факт, что о государстве, учреждённом общеказахским курултаем под названием Национально-территориальная автономия Алаш в декабре 1917 года и совершившим в Казахстане революционные преобразования, наш народ, как и мировое сообщество, располагает фрагментарными знаниями.

В чём причина подобного пренебрежительного отношения учёных-историков и всего казахского общества к истории собственной государственности? Это зацикленность отдельных учёных-историков на советской трактовке истории Алаш, советских стереотипах и штампах, или инерция до сих пор не преодолённого колониального сознания порабощённого народа? Может быть это отголоски воинствовавшей ещё недавно лживой коммунистической идеологии? Не исключено, что все эти причины в причудливом переплетении привели к тому, что события, связанные с периодом Алаш, до сих пор не получили адекватной оценки ни со стороны общества, ни со стороны высшей политической власти государства.

Истоки движения «Алаш»

Идеологические истоки движения «Алаш», приведшие к провозглашению Автономии Алаш в 1917 году, формировались заметно раньше. Идея казахской автономии возникла не вдруг и не благодаря Февральской революции 1917 года. Она родилась раньше, чем даже первая русская революция 1905-1907 годов. Её истоком было общественно-политическое течение Сибирское областничество, возникшее среди сибирской интеллигенции в середине 60-х годов ХІХ века. Одним из его идеологов и основателей являлся Григорий Потанин, русский учёный, общественный деятель, близкий друг и единомышленник двух выдающихся представителей Великой степи - Чокана Валиханова и Алихана Букейхана, хотя они относились к людям разных поколений. В 1865 году Г.Н. Потанин был арестован по делу «Общества независимости Сибири» и привлечён к суду по обвинению в стремлении отделить Сибирь от России. В действительности же, речь шла об автономии в составе России. Революция 1905-1907 годов придала новое дыхание движению областничества, но не среди сибирской интеллигенции, а среди казахской элиты «Алаш». Об этом свидетельствует письмо А.Н. Букейхана основателю сибирского областничества Г.Н. Потанину от 11 мая 1905 года. «В вопросах федеративного (союза) устройства русского государства, - пиcал А.Н. Букейхан в письме, - казахи пойдут в рядах крайних областников. Я вступил в переписку с известными влиятельными казахами и надеюсь из них организовать отделение сибирского союза. Омичи (русские) равнодушны к вопросам областничества и склонны думать так, как думает автор «сибирских очерков» из газеты «В[осточноe]. O[бозрение].». Чем дальше идет история, тем областничество теряет свой резон. Один вид омичей (русских), слушающих вас, при разговоре об областничестве, наводит на отчаянный пессимизм».

Из этой цитаты следует единственный логический вывод о том, что казахское национальное движение «Алаш» изначально сформировалось в 1905 году в виде нового течения областничества, а его организатором и лидером был А.Н. Букейхан. Лидеры этого движения рассматривали все возможные варианты, как пессимистический и оптимистический, в зависимости от развития революционного движения в России. Согласно пессимистическому сценарию, казахский народ может добиться автономии вместе с Сибирью и в его составе. Этот вариант, судя по всему, был предусмотрен на случай, если Россия перейдёт из самодержавия в конституционную монархию. Этот сценарий оставался актуальным даже после Февральской революции поскольку, во-первых, одна из влиятельных в 1906-1917 годах Конституционно-демократическая партия, членом ЦК которой являлся А.Н. Букейхан, выступила против автономии и федерации. В знак протеста А.Н. Букейхан вышел из её рядов и создал казахскую национальную партию «Алаш». Во-вторых, ещё сохранялась неопределённость, каким государством провозгласит Россию Всероссийское учредительное собрание, созыв которого откладывался с намеченного августа месяца 1917 года вплоть до 5 января 1918-го. Поэтому А.Н. Букейхан во главе казахской делегации принял участие в работе І-го Сибирского областного съезда, состоявшегося в Томске 8-17 октября 1917 года. Съезд избрал Временное правительство Сибири, А.Н. Букейхан стал одним из его министров [5, с. 3]. В своей статье «Жалпы Сібір сиезі» («Общесибирский съезд»), он так объяснил свою позицию: «Итак, в основной закон (конституцию) Сибирской автономии будет внесена отдельная статья о том, что казахская нация и другие народы, занимающие исконные территории в Сибири, временно присоединятся к Сибирской автономии, сохраняя при этом право на отделение, в случае необходимости создания собственной автономии. [...] у нас мало управленцев, а народ в своей массе безграмотен. И мы подумали: чтобы безболезненно отделиться от пут великой державы при помощи Сибири, будет разумно сперва примкнуть к ней, а затем, достаточно окрепшись, отделиться от неё в суверенное государство».

Но был и оптимистический вариант, по которому Страна казахов, как суверенное государство, будет поддерживать с Россией дружеские отношения в статусе доминиона. Об этом утверждалось в проекте конституции под названием «Устав Страны казахов», разработанном видным деятелем «Алаш» Барлыбеком Сырттанулы в 1911 году в Петербурге. После Февральской революции 1917 года статус доминиона стал обретать вполне реальные контуры.

Годом ранее, в 1910 году, в своём очерке «Киргизы» («Казахи»), А.Н. Букейхан перечислил 9 областей и одну губернию, которые казахи занимали испокон веков и доминировали по численности над крестьянами-переселенцами, тем самым чётко обозначил территориальные пределы будущего государства казахов. В декабре 1917 года, на ІІ Общеказахском курултае эти территории, а также ряд уездов Алтайской губернии, были объявлены территорией Республики Алаш.

Февраль 1917 года дал колониальным народам надежду на национальное освобождение и свободу выбора своего исторического пути развития. Так, например, гласила телеграмма, отправленная группой элиты «Алаш» во главе с А.Н. Букейханом 16 марта из Минска во все казахские области (всего 25 адресов):

«Взошло солнце свободы, равенства и братства для всех народов России. Необходимо казахам организоваться для поддержания нового строя и нового правительства...

Казахи должны подготовиться к учредительному собранию и наметить достойных кандидатов. Призываем вас бросить казахские споры и домашние дрязги. Лозунг народа – единение и справедливость!

Спешно обсудите аграрный вопрос. Наш лозунг «демократическая республика» и земля тому, кто извлекает доход из неё скотоводством и земледелием. Не бойтесь никого, кроме Бога!..».

Весной и летом 1917 года состоялись областные курултаи (съезды) казахов Тургайской, Уральской, Семипалатинской и других областей, а также два общеказахских съезда (І-й состоялся 2-8 апреля 1917 года в Оренбурге с участием делегатов из 6 областей; ІІ-й – прошел также в Оренбурге под вывеской І-го съезда 21-28 июля. – Авт.). Первым в повестке дня всех курултаев-съездов стоял вопрос о государственном строе в России, по которому все областные и общеказахский съезды приняли идентичные постановления о провозглашении России федеративной республикой. Эти постановления подразумевали, что казахским областям должно быть предоставлено права самостоятельно решать вопросы областного значения в составе новой России в качестве равноправного субъекта федерации. Принятие решения по этому вопросу возлагалось на Всероссийское учредительное собрание, созыв которого беспричинно откладывался.

Но усиливающийся политический кризис в России, приведший к свержению Временного правительства и захвату большевиками центральной власти, вынудил лидеров партии «Алаш» пересмотреть намеченный путь национального освобождения через областную самостоятельность в структуре государственной власти России на общенациональную автономию.

На официальном уровне эта позиция была отражена в проекте Программы партии «Алаш» в ноябре 1917 года. В ней было отмечено, что Россия должна стать федеративной республикой, состоящей из равноправных государств, выражаясь современным термином – субъектов федерации. Одним из этих субъектов федерации должна быть «автономия киргиз» (казахов. – Авт.), слагающаяся из казак-киргизских областей. Очевидно, что лидеры «Алаш» под «автономией» подразумевали государство казахов, являщееся по форме правления республикой, но с ограниченными суверенными правами из-за вхождения в союз равноправных государств. При этом нужно обратить внимание на то, что Казахстан, то есть Автономия Алаш, не входит в состав России, а вместе с ней и другими субъектами на добровольной основе образует союз государств по наглядному опыту США (Наименование The United States of America (USA) дословно и по смыслу переводится как Союз Государств Америки, а не как Соединенные Штаты Америки. – Авт.), то есть федерацию под названием «Российская федеративная республика». Опыт США по инициативе лидеров Алаш (А.Н. Букейхан, Р. Марсеков) подробно обсуждался на том же І-м Сибирском съезда в Томске, завершившимся за неделю до большевисткого путча. «Я представляю себе нашу Российскую республику в виде только федерации штатов, - заявил А.Н. Букейхан на съезде, - Ведь, для того, чтобы штат существовал, нужно, ведь, чтобы были или хозяйственные общие признаки губернии, которая можетъ быть соединена в один штат, или этнографические... Почему не может составить один штат наша Прибалтийская губерния, губернии центрально-промышленного района, губерний Тамбовская, Орловская. Вот я и представляю, что если наша Российская республика разобьется на отдельные штаты, от этого только получится счастье людей, которые живут в Российской республике».

Автономный характер государств, образующих союз, выражался в добровольном ограничении суверенных прав каждого из них путём учреждения наднациональных государственных органов в виде президента, государственной думы (парламента) и правительства, которые наделялись бы правомочиями решать общефедеральные задачи.

При такой конструкции федеративного государства автономия народов бывшей царской империи получила бы, по замыслу лидеров «Алаш», возможность автономного государственного развития, не разрывая исторически сложившихся хозяйственно-экономических и социо-культурных связей с Россией.

Эти замыслы элиты «Алаш» свидетельствуют, что они изучили опыт и практику развитых демократических стран Запада: США, Великобритании, Канады, Австралии. В своей статье «Туркестан», опубликованной в апреле 1917 года, А.Н. Букейхан снова затронул тему доминиона. Проанализировав состав и личности каждого из членов Турккомитета (4 из 9-и членов являлись видными представителями тюрко-мусульман России, бывшими депутатами Государственной думы І, ІІ и ІІ-созывов А. Букейхан. М. Тынышбайулы, С. Максуди, генерал А. Давлетшин; П. Преображенский и А. Липовский – уроженцы Туркестана, В. Елпатиевский и Б. Шкапский – исследователи этого края. – Авт.), он предположил, что получение Туркестаном статуса доминиона вполне реально. Заметим, что статус доминиона предоставлен таким колониям Великобритании, как Австралия, Канада и Оранжевая республика, которые обладали всеми атрибутами суверенного государства. «Судя по-всему, резюмировал А.Н. Букейхан свою статью, после Учредительного собрания Туркестан станет суверенным государством».

Между тем, предполагаемую элитой «Алаш» автономию необходимо воспринимать в качестве автономного государства с республиканской (демократической) формой правления, характерными чертами которого являются выборность всех ветвей государственной власти по вертикали от высших представительной, исполнительной и судебной до местного самоуправления (земства). Поскольку в проекте Программы партии «Алаш» речь шла об автономии всех казахских областей, то есть общенациональной автономии и, с учетом её места в предполагаемой федеративной республике, следует её считать - в современной трактовке - автономной республикой.

На создание такой автономии были нацелены постановления ІІ Всеказахского курултая от 5-13 декабря 1917 года, состоявшегося в Оренбурге. В его работе участвовали 43 полномоченных представителя, избранных во Всероссийское учредительное собрание, а также по 2 представителя от областных казахских комитетов и уездов, всего 81 делегата, представлявших Букеевскую орду, Уральскую, Тургайскую, Акмолинскую, Семипалатинскую, Семиреченскую, Сырдарьинскую области, казахских уездов Ферганской, Самаркандской областей, Амударьинский отдел Прикаспийской области, смежных Бийского, Змеиногорского и Барнаульского уездов Алтая.

В повестке дня курултая было 10 вопросов, касающихся будущей казахской национальной государственности. Все они было посвящены таким аспектам государственного строительства, как форма государства, структура его органов власти, взаимоотношений казахской автономии с другими самопровозглашенными независимыми субъектами политической власти на территории России, судебная власть, местное самоуправление и т.д.

Курултай, объективно оценивая текущую политическую ситуацию в России после захвата власти большевиками в октябре 1917 года, увидел явные признаки угрозы гражданской войны на намеченной территории Автономии Алаш, оказавшейся без легитимной власти после свержения Временного правительства. Воззвание большевиков о переходе власти в России советам ещё не означало её фактического распространения на всю прежнюю территорию Российской империи. В связи с этим И. Сталин, в своём «Обращении советам Казани, Уфы, Оренбурга, Екатеринбурга, Совнарком Туркестанского края и другим» в апреле 1918 года, отмечал: «Революция, начатая в центре, распространялась на окраинах, особенно на восточных, с некоторым опозданием». И ... «к началу 1920 года почти вся территория Казахстана (за исключением части Семиречья) оказалась под властью Советов».

Обескоенные надвигающимся хаосом, анархией на своей территории, делегаты курултая решили учредить твёрдую власть, которую признало бы всё казахское население казак-киргизских областей. Единогласно принятое постановление ІІ Всеказахского курултая гласило:

 «І. Образовать территориально-национальную автономию областей Букеевской орды, Уральской, Тургайской, Акмолинской, Семипалатинской, Семиреченской, Сыр-Дарьинской, киргизских уездов Ферганской, Самаркандской, Аму-Дарьинского отдела Закаспийской (Прикаспийской) областей, смежных казакских уездов Алтайской губернии, представляющих сплошную территорию с господствующим населением, Казак-Киргизским, единого происхождения, единой культуры, истории и единого языка.

ІІ. Автономии казак-киргизских областей присвоить название «Алаш».

Это постановление имеет для современного Казахстана поистине непреходящее историческое и конституционное значение, так как в его истории впервые было использовано универсальное и естественное, то есть неотчуждаемое право нации на государственное самоопределение. Легитимность его заключается в том, что решение курултая явилось выражением исторической и политической воли казахской нации и принято подлинными представителями народа, выразившими его волю в форме конституционного акта.

Карта Степного и Туркестанского краев (генерал-губернаторств),
которые составили основу территорий Республики Алаш в 1917-1920 годах

Этот случай уникален и потому, что в последующей истории Казахстана использование права нации на самоопределение было превращено в циничную формальную акцию. Так, например, учредительный съезд, провозгласивший учреждение Кир(Каз)АССР прошёл почти полтора месяца спустя после её образования высшими органами власти РСФСР. А трансформация КазАССР в КазССР было осуществлено Верховным Советом СССР, видимо, полагая, что казахи будут рады новому статусу республики и поэтому их легитимное волеизъявление не имеет значения.

Автономия с классическими признаками суверенного государства

Следует особо отметить, что решение съезда об учреждении автономии начинается с пункта, содержащего перечень областей, т.е. территориальных субъектов, входящих в её состав. Тем самым определены территориальные пределы автономной республики. Территория и её административное деление один из неотьемлимых признаков государства.

Следующим классическим признаком государства является наличие публичной власти, то есть системы органов, осуществляющих управленческую деятельность в обществе.

Делегаты курултая, полагая, что более подробно вопросы организации государственной власти должны быть рассмотрены на Учредительном собрании при обсуждении проекта конституции Республики Алаш, ограничились формированием Временного Всеказахского Совета Алаш Орда, председателем которого на подлинно демократической основе был избран Алихан Букейхан. Совет состоял из 25 членов, из которых 10 мест надлежало предоставить представителям русских и других народов, проживающих на территории, провозглашённой ІІ Общеказахским курултаем территорией Алаш. Представительство обеспечивалось тем, что 7 его членов избирались поимённо от областей, а остальные – независимо от областей.

Алаш Орда должна была в ближайшее время созвать Учредительное собрание Алаш, на котором предстояло обсудить разработанный правительством проект конституции. Как отмечалось выше, проект конституции был разработан ещё в 1911 году в С.-Петербурге.

При этом курултай, придерживаясь линии общенациональной автономизации, постановил, что конституция подлежит утверждению Всероссийским учредительным собранием. Вместе с тем, признавая автономный статус Алаш, курултай установил, что территория автономных областей Алаш со всеми богатствами, находящимися на поверхности земли, водами, их богатствами, а также недрами земли составляют собственность Алаш, что составило бы основу политического и экономического суверенитета (самостоятельности) возрождённого казахского национального государства.

Легитимным основанием государственной деятельности в автономии стало императивное указание курултая: «Алаш Орда должна немедленно взять в свои руки всю исполнительную власть над казак-киргизским населением» и «в месячный срок официально объявить (провозгласить) автономию от имени всех остальных казакских областей». Но по объективным причинам в месячный срок автономия не была провозглашена. Причина отсрочки провозглашения состояла в том, что за этот срок было невозможно выяснить мнение о присоединении туркестанских казахов к Алаш, как это указано в протоколе ІІ Общеказахского курултая, а также отношение русского крестьянства к ней. Другой веской причиной стал разгон большевиками Всероссийского учредительного собрания, на созыв которого возлагали надежду как вся революционная демократия России, так и лидеры партии «Алаш». Но политическая неопределённость обострилась, хотя Учредительное собрание, собравшись 5 января 1918 года на свое первое и последнее заседание, успело принять ряд важных постановлений, главное из них было провозглашение России демократической республикой.

Вот что заявлял А.Н. Букейхан в своих показаниях следователю НКВД в августе 1937 года: «На нас, избранных в Учредительное собрание членов (партии) «Алаш», падала задача добиться объявления автономии Казахстана. Движения за автономию имело место и в других национальных областях. Наша партия «Алаш» блокировалась с другими национальными партиями (Татарстана, Башкирии и др.). Основой этих блоков было совместное требование от Учредительного собрания автономии национальных областей в составе Россиийского […] государства путём договорённости с российскими […] партиями».

Суверенитет Алаш в условиях безвластия в России

Разгон учредительного собрания означал, что 6 января 1918 года Россия лишилась последней легитимной власти. Безвластие в России предоставило Республике Алаш полный суверенитет. И Алаш Орда, уполномоченная курултаем «вести переговоры о блоках (союзах, альянсах) с другими автономными соседями», в течение 1918-1920 годах осуществляла самостоятельную - суверенную внешнюю политику, ведя переговоры в условиях гражданской войны по вопросам о взаимном признании, военно-политическом союзе и совместной борьбе против советской власти. При этом Совет Алаш Орда в своей внешней политике проявлял как твёрдость в отстаивании национальных интересов, так и достаточную политическую гибкость. Эта позиция Алаш Орды особенно ярко проявилась при первых переговорах с Советской властью, которую они не признавали со дня их захвата власти в Петрограде. Несмотря на это, в условиях безвластья в России, а также с целью защиты и сохранения возрождённого государства от гражданской войны, Алаш Орда в марте-апреле 1918 года вступила в переговоры с Советской властью, причём по инициативе большевиков. Но, как позднее отмечал А. Байтурсынулы в своей статье «Революция и киргизы», «переговоры эти были скоро прерваны полным молчанием в ответ на предложенный Алаш Ордой проект условий соглашения».

После срыва переговоров с Советской властью, Алаш Орда оказалась перед сложной дилеммой – во что бы то ни стало возобновить переговоры с большевиками и вступить с ними в союз, либо найти другого союзника и совместно с ним противостоять Советской власти. Иного пути не было. Такой союзник появился лишь летом 1918 года. 8 июля в Самаре был объявлен Комитет членов Учредительного собрания (КомУч) - первое претендовавшее на статус всероссийского антибольшевистского правительства в период Гражданской войны. 24 июня (11 июня по-старому) Алаш Орда телеграммой известила все сохранившиеся областные и уездные казахские комитеты и управы о том, что с 24 июня 1918 года в гор. Алаш (временный административный центр Республики Алаш. – Авт.) приступила к исполнению своих обязанностей. Эту телеграмму следует признать официальным провозглашением Республики Алаш. В телеграмме также сообщалось о том, что Алаш «находится в союзнических отношениях с Сибирской и Башкирской автономиями».

Телеграфное сообщение было единственным средством коммуникации, посредством которого могли быть обнародованы официальные сообщения. Поэтому не могут не удивлять заявления некоторых современных учёных, как отечественных, так и зарубежных о том, что Автономия Алаш не была официально провозглашена, а следовательно, она, якобы, не существовала, функционировало лишь Правительство Алаш Орда. Тогда возникает естественный вопрос: чьё же это правительство? Ведь, по логике государственного строительства любое правительство – это высший исполнительный орган суверенного государства. Признав Алаш Орду правительством, следуя элементарной логике, нужно назвать государство, чью функцию и задачи оно исполняет.

Между тем об историческом факте её создания свидетельствует состоявшийся в декабре 1917 года ІІ Общеказахский курултай, который с точки зрения теории государства и права следует считать не иначе, как учредительным, а принятое им постановление об образовании Казахского государства в форме автономной республики - легитимным. Официальное провозглашение о его образовании, что для ряда историков послужило веским основанием отрицания существования государства Алаш, в действительности же является лишь информационным сопровождением, которое не имеет и не может иметь никакой юридической силы. Поскольку оно не содержит и не может содержать новых правовых положений, расширяющих или сужающих правовой статус (смысл) принятого акта, каковым является решение общенационального курултая.

Деятельность Совета Алаш Орда, проходившая в условиях гражданской войны, была в значительной степени нацелена на решение военно-оборонных задач. Элементы самостоятельной государственности наращивались неравномерно. Среди государственных институтов приоритетным был орган национальной самообороны (безопасности). Созыв Высшей законодательной ветви власти (национальный парламент), для формирования которой потребовалось бы провести всеобщие выборы, даже теоретически был невозможен в условиях войны. Правовое регулирование осуществлялось частично собственными постановлениями Алаш Орды, частично законами и декларациями свергнутого Временного правительства России. Например, из постановлений Алаш Орды, регулирующих правовые аспекты автономии от 24 июня 1918 года, можно привести следующие. Первое постановление «Об отношении к законодательству Советской власти» гласило: «Все декреты, изданные Советской властью на территории автономной Алаш, признать недействительными». Следующим постановлением было заложена основа нормативно-правовой базы самой Алашской Республики, установлены чёткие рамки полномочий и функциональных обязанностей центрального Совета Алаш Орда, его областных и уездных отделов, местных органов самоуправления (земств), а также была создана система налогооблажения, учреждены специальный казахский суд и следственная комиссия для разбора дел казахских большевиков, назначены члены суда и следственной комиссии. Сбор налогов, установленных общеказахским курултаем от 5-13 декабря 1917 года в г. Оренбурге, а также других налогов, которые могут быть установлены Алаш-Ордой, были возложены на областные советы Алаш Орды.

Постановлением от 22 октября был учреждён и немедленно введён в действие в областях казахский суд. Согласно пункту 5 постановления, Алаш Орда «впредь до издания новых законов признала действующими на территории Автономии Алаш законы и декларации сверженного Временного правительства о свободах совести, слова, печати, собраний, союзов и неприкосновенности личности». Эти нормы яркое свидетельство того факта, что Республика Алаш являлась демократическим государством.

Границы автономии были чётко обозначены перечисленными выше 9-ю областями, одной губернией и казахскими уездами, существовавшими ещё до революции, но не сформировался единый государственный аппарат, призванный обеспечить дифференцированное управление в различных сферах общественной жизни (производство, культура, здравоохранение и мн. др.). В то же время началось формирование отдельных госорганов. Например, ІІ Общеказахский курултай ещё до Автономии избрал комиссию по образованию и науке из пяти человек во главе с Ахметом Байтурсынулы. Она не входила в структуру Совета Алаш Орды, но на неё были возложены министерские полномочия и предоставлена полная свобода действий, что говорит о том, какое важное значение придавали лидеры Алаш делу всеобщего просвещения и науки.

Даже в условиях войны, всеобщего хаоса и разрухи, Алаш Орда предпринимала необходимые меры по развитию народного хозяйства и национальной экономики в целом. «В Алашорде (гор. Алаш. - Авт.), - сообщала газета “Сибирская жизнь в январе 1919 года, - Семипалатинской области, сорганизовался и открыл свои действия алашский союз развития национальнаго хозяйства и фабрично-заводской промышленности. Цель союза: а) способствование выгоднейшему сбыту предметов скотоводческого хозяйства их производителями, с одной стороны, и получение ими предметов потребления и сельского хозяйства с другой, по возможности из первых источников; б) развитие скотоводческого хозяйства путём улучшения породы скота и культивирования трав; в) развитие фабрично-заводской промышленности и г) производство правильного товаро-обмена и устранения в этом деле посредничества спекулянтов».

Ещё один пример. Постановлением от 24 июня 1918 года в составе Алаш Орды был образован «Военный совет из трёх лиц» с возложением на него функции военного министерства и предоставлением ему открывать областные и уездные военные советы при областных и уездных отделах Алаш-Орды. Отметим, что первые боевые части армии Алаш были сформированы, обучены и готовы к защите ещё до образования Военного совета. Об этом свидетельствует газета «Свободная речь»: «18 июня (1918 г.) в полдень в Алаш прибыл вновь сформированный в степи отряд киргизской конницы в 500 человек с офицерами-инструкторами. Отряд был встречен всем населением Алаша, причём представитель земства приветствовал прибывших речью. С киргизами прибыл председатель Совета Алаш-Орды А.Н. Букейханов. Отряд обучен военному искусствому и вооружён».

Алаш суверенное государство де-факто и де-юре

Таким образом, признаки, характерные для состоявшегося государства, в Республике Алаш были представлены в начальной стадии (форме), имеющей потенциал для трансформации в полноценное суверенное государство. Алаш Орда в качестве правительства, т.е. высшей исполнительной ветви государственной власти, сумела подняться до уровня самостоятельного политического института на территории России наравне с другими самопровозглашёнными всероссийскими (Комуч, Уфимская директория, Временное всероссийское правительство А. Колчака), национально-территориальными (Украины, Азербайджана, Башкирии и др.), областными (Сибири) правительствами, не признававшими над собой верховной власти. Тем самым она являлась носителем суверенитета независимого Казахского государства.

По стечению исторических обстоятельств Республика Алаш как суверенное государство просуществовала исторический миг – чуть более двух лет. Но это не принижает её непреходящую историческую роль и значение. В лице Алаш было восстановлено единое казахское государство и оно стало формироваться не в виде автономии, как это отражено в трудах отечественных и зарубежных учёных, так как автономное государство предполагает федерацию, субъектом которой оно является. Россия ещё не была федерацией.

Более того, к концу 1917 года, когда была образована Республика Алаш, на территории России уже отсутствовала единая легитимная государственная власть. Россия сохранилась как страна, но утратила унитарность. Кроме того, что важно особо подчеркнуть, из новообразованных автономий лишь Алаш предполагала в обозримом будущем отделиться от России в независимое национальное государство. Об этом свидетельствует статья, опубликованная в период гражданской войны, в которой А.Н. Букейхан высказался предельно открыто: «Если выстоим, впереди нас ждёт величайший праздник. Если не сейчас, то в недалёком будущем сын Алаш создаст суверенное независимое государство».

Поэтому следует однозначно признать, что лидеры «Алаш» ставили своей целью сперва создать автономию в составе предполагаемой демократической федеративной республики России, но по воле политических обстоятельств, де-факто вышли за пределы идеи автономии и занимались формированием основ суверенного казахского национального государства. Была определена территория её юрисдикции и административная власть на местах, взымались налоги, издавались правовые акты. Как верно отметил исследователь истории Алаш К. Кудайбергенов, «Автономия Алаш имела определённый суверенитет, который в новых изменяющихся условиях в регионе находился в состоянии постоянной трансформации».

В заключение следует ещё раз отметить, что все атрибуты суверенного государства в Республике Алаш были представлены в начальной стадии становления. Но они составляли основу, на базе которой при более благоприятных условиях могло быть построено величественное здание подлинно демократического государства Великой степи.

Еркеш Нурпеисов, Султан Хан Аккулы

Оставить комментарий

Культурная среда

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33