Досхан Жолжаксынов: наднациональность, вневременность…
Поддержать

Досхан Жолжаксынов: наднациональность, вневременность…

Сегодня свой 70-летний юбилей отмечает актер театра и кино, самобытный и интересный режиссер – Досхан Жолжаксынов. Это один из самых узнаваемых и всенародно любимых артистов – причем не только советского периода, но и эпохи Независимости. Работы любого незаурядного актера и режиссера всегда несут в себе отпечаток времени, страны, менталитета, но в случае с Досханом Жолжаксыновым все же есть в них нечто, что выдает подлинные шедевры – некая вневременность поднимаемых тем…

Материалы по теме

А ведь судьба знаменитого деятеля кино могла сложиться по-другому. Его приход в профессию был случайным. Окончив аксуатскую сельскую школу в Курчумском районе Восточно-Казахстанской области, он прибыл в Алма-Ату, чтобы поступить в школу КГБ (Погранучилище), но сильно заболел, а когда выздоровел и вышел из больницы, прием в вузы уже был завершен, и Досхан везде опоздал. По иронии судьбы, набор был открыт только в Институте искусств имени Курмангазы… В 1969 году Досхан был зачислен в класс Народной артистки СССР Хадиши Букеевой.

Досхан быстро покоряет театральную сцену: еще не окончив вуз, занимает ведущее положение в труппе ТЮЗа. Именно здесь и пройдет значимая часть его творческой жизни – он сыграет огромное количество ролей по произведениям казахских, русских и зарубежных драматургов, а в 1996 году получит Государственную премию за блестящее исполнение главной роли в спектакле «Індет».

Курс, на котором учился Досхан Жолжаксынов, тоже был звездным: Тунгышбай Жаманкулов, Меруерт Утекешева, Асылбулат Смагулов, Толеген Куанышев, Жаксыбек Курманбеков. И это далеко не полный перечень однокурсников Досхана, кто, спустя годы, будет блистать на театральном и киноолимпе.

Помощь выпускникам театральных факультетов с годами станет для Досхана Жолжаксынова своеобразным «долгом чести».

Болат Абдильманов, заслуженный деятель РК, кавалер ордена «Курмет», вспоминает: «Я принадлежу к творческому поколению, которое младше поколения Досхан-ага лет на десять-двенадцать. Я знал его по фильмам «Погоня в степи», «Гаухартас». Но еще раньше я, будучи студентом, видел в ТЮЗе спектакль с его участием «Нұрлы жаңбыр». Также в спектакле играли актеры Максут Куланбаев, Алтынбек Кенжеков. После института меня отправили в ТЮЗ, где Досжан был членом худсовета. Я показывал один эпизод, где я жду девушку, а она опаздывает. Я смотрю на часы, нервничаю и т.д. И тут Досхан-ага делает мне замечание: «Когда ты смотришь на часы, по твоему лицу зритель должен догадываться, насколько она опаздывает». Представляете этот уровень мастерства? Это очень редкое замечание, я тогда удивился и запомнил его на всю жизнь».

Дебют в кино

Уже самые первые киноленты с участием Досхана Жолжаксынова имели определенный успех у зрителя. Один за другим выходят такие фильмы, как «Горизонты» (1972), «Родник» (1975) и «Решающая схватка» (1978). В картине «Храни свою звезду» – «Гаухартас» (1975) режиссера Шарипа Бейсембаева молодой актер играл Аскербека, представителя сельской интеллигенции. Он прекрасно смог отобразить характер и поведение влюбленного молодого мужчины. На съемках Досхан познакомился с автором сценария – писателем Дулатом Исабековым.

Из воспоминаний писателя: «Первая наша встреча состоялась на съемках картины «Гаухартас» – по моей одноименной повести. Это было прекрасное время… Мне кажется, он до сих пор помнит эту роль, поскольку она стала его дебютом. Помню чудное мгновенье 70-х годов, когда мы (покойный Камал Смаилов, председатель Госкино, Аким Тарази, известный драматург, писатель, тогда – первый секретарь Союза кинематографистов Казахстана, и я) втроем приехали на съемки фильма в Талдыкурганскую область, на джайляу Баласаз.

Ночь, полная луна, река, деревья – мы вместе со съемочной труппой играем в аксуйек. Потом мы стали прощаться, но нас не отпускали – по казахскому обычаю растянули аркан перед машиной. Киногруппа была очень дружная: Асхат Ашрапов, Лола Абдыкаримова, Жанна Куанышева. Досхан Жолжаксынов играл на домбре песню из этого же фильма. Это были прекрасные моменты, ради которых мы и живем».

Однако, большой дебют Досхана Жолжаксынова в кинематографе состоялся с выходом на экраны фильма «Погоня в степи». В 1979 году режиссер Абдулла Карсакбаев снял незамысловатую картину о революции и гражданской войне в Средней Азии. За эту работу артист получил Специальный приз и диплом ЦК ЛКСМ Таджикистана на XIII Всесоюзном кинофестивале в Душанбе.

«Картина «Погоня в степи» была для меня как азбука для школьника… А затем судьба подарила мне встречу с выдающимся киргизским режиссером Толомушем Океевым, снявшим фильмы «Лютый», «Потомок белого барса». Он был для меня и другом, и братом, и отцом, и матерью. Океев любил артистов. Он говорил, главное – актер не должен терять свою непосредственность, детское восприятие, Богом данную духовность», – вспоминал Досхан Жолжаксынов в одном из интервью.

Потом были кинофильмы «Золотая осень» (Приз и диплом жюри на XIV кинофестивале в Риге, Премия Ленинского комсомола Казахстана), «Чемпион» (1980), «До свиданья, Медео!» (1981), «На повороте» (1981), «Прощай, красавица!» (1981), «Колодец Сапара» (1981), «Дом под луной» (1983), «Искупи вину» (1983), «Блистающий мир» (1983), «Потомок Белого барса» (Киргизфильм, 1984), «Монолог Утнапишти» (1984), «Человеческий фактор» (1984) и другие.

Со временем у артиста начало складываться ощущение, что режиссеры предпочитают эксплуатировать уже сложившийся, полюбившийся зрителям и очень удачный образ сильного, смелого человека, героического персонажа. Например, в картине «Потерпевшие претензий не имеют» (1986) Д. Жолжаксынов сыграл следователя, который идет против системы и раскрывает целую серию махинаций и преступлений. Досхан понимал, что существует опасность сращения его, как артиста, со своим образом, после чего человек становится рабом определенного амплуа. Но актеру хотелось попробовать себя в более глубоких и психологически сложных ролях. И у него получалось ломать стереотипы, в которые его нередко вгоняли режиссеры.

«Есть артисты, которые, что им ни предложи – все берут, играют. А Досхана можно сравнить с беркутом, который что попало не ест. У Досхана такой вкус. И это мне всю жизнь нравилось – он играет лишь те роли, которые трогают его и как актера, и как человека. Актеры иногда теряют самих себя – мельчая, суетясь, стараясь мелькнуть в каждом фильме, участвуя в эстрадных шоу, маленьких спектаклях. Досхан не принадлежит к их числу», – отмечает Болат Абдильманов.

Эра суверенитета…

В сложные 90-е кино в Казахстане стало сниматься гораздо реже, да и крах идей коммунизма отразился на качестве. Но именно в эти годы в творческой карьере Досхана Калиевича наступает новый этап. Он получает звания Народного артиста Казахстана (1995), Заслуженного артиста Киргизии (1996), становится Лауреатом Независимой премии «Тарлан-2006» («Платиновый Тарлан»).

В это же время он начинает работать с ныне покойным режиссером Сатыбалды Нарымбетовым. Вот как отзывался знаменитый режиссер о Досхане Жолжаксынове: «Как о человеке я могу сказать: у него огромное сердце. Со стороны кажется, что у него такой суровый и жесткий вид, на самом деле он очень добрый. В чем это заключается? В умении дружить. Он преданный, великодушный и искренний человек, отзывчивый к чужой боли. Например, в свое время некоторые режиссеры ТЮЗа отчислили нескольких выдающихся актеров. Среди них был великий Касым Жакибаев. Их просто удалили с театрального поля. А он вернул их обратно – и поразил всех этим. Я первым подошел и обнял, поблагодарил его. Представьте, скольких людей он осчастливил! Выгнать артиста из родного дома, театра – это преступление!».

Именно в 90-е результатом дуэта Досхана Жолжаксынова и Сатыбалды Нарымбетова стал фильм «Омпа» (1998). Картина получилась живой, она не призывала слепо поклоняться новым ценностям смутного времени, а создавала новый образ героя – невостребованного, потерянного, но не потерявшего чести и надежды на лучшую жизнь. Фильм был снят по сценарию Сатыбалды Нарымбетова, написанному специально под Жолжаксынова.

Вот как описывает работу с артистом сам режиссер: «Знакомы мы с Досханом были задолго до нашего совместного сотрудничества. Уже тогда я примерялся к нему, хотя подходящего материала у меня не было. Тогда он снимался в героической картине у Абдуллы Карсакбаева, потом в каком-то фильме играл лирического аульного героя. Но мне был нужен материал, чтобы привлечь такого актера, с приятной внешностью, что немаловажно для экрана – это и называется харизма. И только лет через пятнадцать нам удалось встретиться на съемочной площадке. Я снимал картину философского притчеобразного характера – «Омпа». История двух невостребованных индивидов в 90-е годы. Союз развалился, и множество таких идей носилось в воздухе. Кажется, Конфуций сказал: «Не дай нам Бог жить в эпоху перемен»… Таких невостребованных людей было тогда много.

Партнером Досхана по фильму был Александр Панкратов-Черный. Сценарий я писал для Досхана, но партнера для него я искал долго из русской среды. Был среди претендентов и Янковский, который был, в принципе, согласен. Но в последнюю минуту я, к великому огорчению Досхана, к своему удовольствию, пригласил Панкратова-Черного. Иначе Талалай с Дауром (это герои фильма) поменялись бы ролями. Досхан, как всякий уважающий себя актер, долго обижался на меня: «Причем тут Панкратов-Черный? Давай Янковского!» Я говорил: «Тогда он стал бы командиром экипажа, а ты был бы вторым». А потом, когда половину фильма отсняли и подружились с Панкратовым-Черным, он понял, что я был прав. Потом работа пошла легко. Они уже понимали друг друга с полуслова, импровизировали, я им дал волю, свободу. Именно тогда я понял, что в Досхане – много героев разного плана. Он может сыграть и героического персонажа, и своего парня с нашего двора, такого же, как ты и я…Я тогда понял, что с Досханом нужно продолжать работу. Я ведь тогда только десять процентов его таланта раскрыл в этом фильме. А мог бы открыть его другие грани».

Но другие совместные фильмы так и не случились… Время было сложное. Лишь с началом 2000-х Досхан Калиевич вновь начинается сниматься – на этот раз это настоящий блокбастер — «Кочевник». Здесь он играет хана джунгар Галдан-Цэрэна. И каждый, кто видел фильм, согласится: образ получился харизматичный и очень живой.

А впереди Досхана Жолжаксынова ждет новый этап в его творческой карьере –художественный фильм «Биржан-сал» (2008) – режиссерский дебют актера.

Ипостась режиссера

В 2009 году Досхан Жолжаксынов приступает к работе в новом для себя амплуа – начинает снимать фильм по сценарию также ныне покойного замечательного писателя Таласбека Асемкулова «Биржан сал». А в 2015 на экраны выходит еще одна картина режиссера – «Кунанбай».

Рассматривать их в отрыве друг от друга, на наш взгляд, было бы неправильно, потому что это своего рода дилогия, и образы, созданные в фильмах, вырастают один из другого, хотя и антагонистичны по сути. Во времена постправды, когда фильмы теряют свою художественную ценность и превращаются в бизнес-проект, Досхану Жолжаксынову удалось создать отечественное кино, которое так и не покорилось постмодерну. Кино, в котором профессиональный актер еще не утратил свое значение. Если рассматривать оба фильма концептуально, то можно сказать, что первый фильм, «Биржан сал» — о природе искусства, второй — о природе власти.

Два фильма Жолжаксынова-режиссера — о казахской степи времен колониализма глазами кочевников. До этого, особенно в советское время, историю казахов мы видели глазами Москвы. В этом и заключается успех фильма, личное достижение режиссера. Чтобы отстаивать свою точку зрения, нужна смелость.

По признанию самого Досхана Калиевича, идею создания фильма о народном певце и композиторе Биржане Кожагулове он вынашивал давно. Тема народного творчества была близка актеру, и не только благодаря театральному репертуару.

Маленький Досхан воспитывался на песнях, кюях, стихах, которые исполнял отец и его друзья. Он мечтал показать на экране роскошную природу Казахстана – степи, горы, озера, рощи, табуны – в сочетании с искусством, колоритом народа, музыкой. Внутренне созрев для работы над картиной, артист обратился к литературному критику Алие Бопежановой с просьбой рекомендовать писателя, который помог бы реализовать этот замысел. Так актер познакомился с Таласбеком Асемкуловым. Совместная работа над сценарием длилась год.

Еще до начала съемок будущий режиссер посетил аул Биржана в Акмолинской области, как бы испрашивая его благословения. Встретился со стариками, которые знали сына Биржана – Темиртаса, внимал легендам и духу тех мест. После запуска картины на каждом этапе велась кропотливая работа – разрабатывались декорации, строились аулы, готовились костюмы. И ко всему этому начинающий режиссер подошел очень ответственно, все изготавливалось только из тканей и материалов тех времен. Не хватало юрт – пришлось взять их в аренду у киргизских коллег. Трепетная музыка к фильму была написана композитором Толегеном Мухамеджановым. Кастинг актеров и подбор всей труппы осуществлял лично Досхан Жолжаксынов.

Яркие незабываемые сцены массовок, изображения казахских аулов, Кояндинской ярмарки, охоты на волка – результат самоотверженной работы многих людей – были, по мнению режиссера, самым сложным моментом при работе над картиной. А личные сцены давались создателю картины на удивление легко – сказывалось то, что он уже давно был, что называется, в материале. Интересно, что подводные съемки (это одна из самых красивых и волнующих сцен картины) проводились на Иссык-Куле – дно Борового оказалось илистым и не позволило достичь задуманной красоты картинки. А в холодных водах Иссык-Куля едва не заболели воспалением легких водолазы.

Уровень картины «Биржан-сал» позволяет говорить о высоком художественном вкусе и оригинальном взгляде Жолжаксынова-режиссера. Фильм получился – и это уже достижение для дебютанта. Но фильм не просто получился – он стал серьезным этапом в жизни самого актера и интересным явлением в культурной жизни страны. Впервые Биржан-сал предстал перед зрителем не как сторонник определенной идеологии, не как забронзовевший представитель казахской культуры, а как живой человек, умеющий любить, творить прекрасные произведения и жить полнокровной жизнью своего народа.

Фильм о рыцарях степи

Таласбек Асемкулов, писатель, музыкант, автор сценария фильма «Биржан-сал»: «Что поразительно, многие эпизоды снимались без дублей, с первого захода. Это говорит о том, что и народ истосковался по таким фильмам, и актеры. Многие из них всю жизнь мечтали сняться в картине о Биржане. Когда Досхан показал мне в 2008 году черновой монтаж, я не мог сдержать своих слез, потому что это первый и единственный фильм о степных рыцарях. Многие люди думают, что это просто бродячие музыканты. А это же бывшие воинские организации, рыцарские ордена степи. Аналогов серэ и салов можно найти по всему свету – это и европейские странствующие рыцари, и миннезингеры, и трубадуры, на Украине – запорожские казаки, их еще называли черкасами. И в Китае, и в Японии, и у других народов существовали профессиональные военные тайные организации».

Дулат Исабеков, драматург: «Последний его фильм «Биржан сал», где он дебютировал как режиссер-постановщик, мне очень понравился. Сейчас мы часто упрекаем «Казахфильм» в том, что кинодеятели забыли о национальной истории – не снимаются фильмы о наших героях, поэтах, великих деятелях степи. И фильм Досхана стал достойным ответом на эти выпады. Последние годы жизни Биржана в этом фильме освещены с совершенно новой стороны. Ему уже 60, он немолод, но влюбляется в молоденькую девушку. Это разрушение канонического образа Биржана, мы видим, что он теряет голову, готов сломать свою и чужие судьбы, но в последний момент останавливается. И эта любовная линия, ее мотивировка у Досхана вполне удались. Досхан показал нам запретную, тайную сторону этой жизни. И последний эпизод, когда влюбленные прощаются, был открытием самых потаенных глубин души Биржана. Раньше нам показывали канонического Биржана, который, раз он сал, должен быть мудрым и т.д. А здесь он показан как живой человек и творческая личность».

Сатыбалды Нарымбетов, кинорежиссер: «К моему приятному удивлению, дебют его в качестве режиссера удался. Это было неожиданно для меня, для многих. Для первой картины, это больше, чем нормально. Некоторые ищут в ней недостатки – но как бы они не оказались продолжением достоинств.

В чем достоинство картины? Нынешнее поколение, к сожалению, уже не знает, что такое сал и серэ. Эти качества, этот дар остается достоянием истории. И этим фильмом мы как бы пытаемся вживую вернуть наше прошлое, показать, что у нас, в степи, было искусство – свой театр, свои артисты. Хотя долгое время твердили, что у казахов не было театра. Но сал, серi, степные поэты-барды, обряды свадеб и похорон, песенные состязания – все это театр. И Досхан сумел все это воссоздать».

Киноязык в картинах Досхана Жолжаксынова предельно обнажен и прост. Биржана в фильме избивает не казахский почтальон, а царское правительство в его лице, которое и сталкивает их друг с другом. И именно эта сцена как нельзя лучше иллюстрирует конфликт между властью реальной и властью официальной. Не зря в традиционном казахском обществе было две силы: тот, кто имеет материальное богатство, и тот, кто обладает духовной силой, управляет сознанием нации. Слом эпох режиссер изображает через падение статуса художника, и бесправный, раздираемый внутренними противоречиями народ не в силах ему помочь.

Народному сознанию необходим миф. И Досхан Жолжаксынов этот миф создает. Судьба, история и будущее нации объединяются в этом своеобразном эквиваленте государственного паспорта.

Дидар Амантай, писатель-философ

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.