понедельник, 06 декабря 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Қазақстан мен Өзбекстан 200 миллиард теңге көлеміндегі келісімге қол қойды В Казахстане молодых предпринимательниц стало больше на 15% за год Известного супермарафонца судят за критику власти Ердоған Түркияның халықаралық атауын өзгертті Зеленский анонсировал «экономический паспорт украинца» Касым-Жомарт Токаев: IPO регионального лидера в сфере финтеха Kaspi.kz позволило повысить динамичность рынка капиталов Итоги недели от ИАЦ «Альпари»: макроэкономика, нефть, драгметаллы Тенге обвалили интервенции - эксперт Есеп-шот бойынша ақпарат 2025 жылға дейін берілмейді В Международный день инвалидов прошли два митинга с требованием санкций и отставок министров До 2025 года сведения по счетам передаваться не будут Ұлттық банк теңгенің не үшін құнсызданып кеткенін түсіндірді Үш елдің президенттері Ресейге қарсы санкциялар енгізуге шақырды Почему удвоили стоимость строительства аэропорта в Уральске? В Казахстане цены на стройматериалы подорожали на 30% за год Отечественных товаропроизводителей больше поддерживают коммерческие компании, нежели госорганы Оңтүстік Африка ғалымдары омикрон штаммына қатысты мәлімдеме жасады Как изменится порог достаточности для снятия пенсионных накоплений в Казахстане в 2022 году? В Казахстане спрос на SMM-специалистов стал больше, чем на официантов В Атырауской области выявлены финансовые нарушения на сумму более Т11 млрд - счетный комитет Заң жобасына сәйкес жарнама мен жол белгілері қазақ тілінде жазылатын болды Казахстанцы уменьшили свои долги перед банками почти на 42 млрд тенге - СМИ Асхат Аймағамбетов қашықтан оқуға көшу туралы айтты Что происходит с нефтью и как реагируют рынки на новый штамм коронавируса? Әлемдегі алғашқы ел климатқа байланысты қоныс аударады

Казахстан обогнал Европу по госсубсидиям в сельское хозяйство

«Государство оказывает мелким и средним сельхозпроизводителям достаточную поддержку, но наш фермер не умеет ею пользоваться», - утверждает Алмаcбек Садырбаев, председатель агрохолдинга Qazyna, объединившего вокруг себя три тысячи фермерских хозяйств Казахстана.

Мечта фермера

В Алматинской области, в селе Мынбаево Жамбылской области, прошел II съезд овцеводов Казахстана (первый состоялся 5 лет назад). На организованную к этому событию выставку-аукцион фермеры привезли лучшие экземпляры выращиваемых ими элитных баранов-производителей - весом до 160-170 килограммов и впечатляющими размерами (как две-три обычные овцы). Что касается цены, то «ножницы» были от 250 тысяч тенге до $10 тыс. за экземпляр. Относительно пород -  больше были представлены овцы мясного направления: гемпшры, суффолки, дорперы. Объяснение этому простое – спрос.  

Алмазбек Садырбаев вернулся из поездки по Европе накануне съезда. Главная ценность этой поездки в том, что он, наконец, понял, почему новозеландские и австралийские поставщики ягнятины легко присутствуют на европейских рынках, а казахские не могут туда попасть, несмотря на громадную востребованность продукта – из-за курдюка аборигенных пород овец.

… - 14 лет назад я и не думал, что буду заниматься овцеводством, - рассказывает Алмазбек. - Мой отец, потомственный чабан, не хотел, чтобы я занимался делом, которому он посвятил 40 лет жизни. После его смерти мне в наследство досталось около полутора десятка овец. Продать их совесть не позволила. На свое счастье встретил ученых из Казахского НИИ овцеводства. От них узнал о породе гемпшир, знаменитой на весь мир своими мясными качествами, многоплодностью и скороспелостью. И мы вместе стали проводить опыты по осеменению овец замороженным генетическим материалом из Австралии и Новой Зеландии. Через десяток лет у меня появилась племенная отара из гемпширов, а до этого – сплошные неудачи и гибель животных, участвовавших в экспериментах.

Все эти годы я жил казахской мечтой – разбогатеть, продавая своих овец в Европу. Собрал тысячу голов, но никто на контакт не шел. Две тысячи –  потенциальные партнеры только улыбались. Я не мог понять - почему надо мной смеются? Один немецкий фермер, добрая душа, сжалился надо мной: «С двумя тысячами овец ты крутой у себя в Казахстане, но там, куда стремишься попасть, тебя не примут даже с 10 тысячами. Торговать сможешь, имея, как минимум, 100 тысяч голов.

Мечта – продавать казахскую баранину в Европе – лопнула как мыльный пузырь. Я уже подумывал продать свое хозяйство, когда пришел новый министр сельского хозяйства Абылай Мырзахметов (сейчас аким Жамбылской области). Он бросил клич: «Ребята, объединяйтесь! Так сейчас живет весь мир!». А вскоре вышел закон «О сельхозкооперативах». Читаю его - все шикарно: государство готово оказывать помощь фермеру.

К тому времени я сотрудничал с сотней фермеров - каждый год продавал им баранов-производителей. После призыва министра-реформатора и знакомства с законом я сказал им, что отныне буду отдавать им свой товар бесплатно – затраты мне возместит государство. «Только объединяйтесь вокруг меня», - предложил я. Но консервативные казахские фермеры, подозревая подвох, не соглашались. Они помнили, чем закончилась история с роспуском колхозов и совхозов: приватизация скота и земли прошла без их участия.

Уломал я их тем, что отказался продавать им своих племенных баранов. Вот так в 2016 году  вокруг меня появились первые 65 хозяйств и 17 тыс. овец. В 2017-м - 485 хозяйств и – wow! - 42 тыс. овец. 2018 год  - 2000 фермеров и 100 тысяч овец. Как только стало известно об этом, пошли звонки. В первую очередь - от представителей арабов и китайцев.

Забытая технология

Другая общая боль, заставившая казахских фермеров объединиться – деградация животных. И не только овец, но и крупного рогатого скота (у каждого овцевода в хлеву стоит, как минимум, две-три коровы). В 1991 году в Казахстане среднестатистический годовалый бычок весил 330 килограммов. Таков был общемировой стандарт. Потом у нас начался парад суверенитетов и в селекцию пришла анархия. Через 27 лет это привело к тому, что вес казахского бычка упал до 120 килограммов, а у европейского или китайского фермера перевалил за 400. Эта цифра – не фантастика. При ведении селекционной работы усвояемость кормов играет главную роль. Если суточный привес обычного казахского бычка - 600-700 граммов, то у приплода породы ангус, герефорд, шароле – полтора-два килограмма.

- Вот тогда я скооперировался с коллегой, который занимается КРС, - говорит Алмазбек Садырбаев. - Привезли из США быков-производителей породы ангус, и если у фермера есть в наличии 25 коров, то он получает его в бесплатную аренду. Но многие фермеры опасаются распространения гинекологических заболеваний среди крупного рогатого скота. Поэтому агрохолдинг открыл два дистрибьюторских центра по искусственному осеменению и пересадке эмбрионов.

Государство готово возместить нам все наши затраты. Вы не поверите - оно занимается этим 22 года! Когда европейские фермеры слышать о мерах по государственной поддержке сельхозпроизводителя в Казахстане, они удивляются: у них таких субсидии нет. «Но в чем тогда проблема? – спросят меня. – Почему вы, фермеры, все время жалуйтесь, что загнаны в угол?

Попытаюсь объяснить. Дело в том, что раньше все выделяемые государством деньги доставались только трем-четырем крупным компаниям. Подписывая поддельные акты они, извините за выражение, качали «бабки» под себя из государственной казны. Мелкие и средние фермеры только-только начинают узнавать об этих субсидиях. Да что там! Многие из них даже о том, что агрохолдинг Qazyna поможет бесплатно улучшить генетику, провести селекцию, создать новые породы, оказать бесплатную юридическую помощь, дать финансовую консультацию и составить бизнес-план, узнали только на съезде. Кто виноват в этом? Большей частью сам фермер. Вернее, его правовой нигилизм, страх перед новациями и зашоренность. Мол, до этих субсидии добраться ему, рядовому фермеру, невозможно. Столкнувшись при оформлении и подаче документов со сложностями, он опускает руки. Этим пользуются нечистые на руку госслужащие, отвечающие за предоставление этих субсидии. Почувствовав слабинку, они ставят дополнительные барьеры, чтобы окончательно сломать бедолагу-фермера.

Государство заинтересовано в том, чтобы у фермеров был хороший племенной скот. И то, что сельскохозяйственные проекты финансируется им, - это нормальная грамотная стратегия. Чем больше казахов разбогатеет, тем стабильнее будет государство. 

Особо хочу сказать о технике искусственного осеменения. Она впервые в мире появилось в Казахстане. Произошло это в 1944 году, благодаря эвакуированному ленинградскому ученому Скоробогатову. Но после распада Союза этой технологией в Казахстане перестали пользоваться. Те самые компании, которые единолично качали «бабки», предназначенные для фермеров, дискредитировали искусственное осеменение животных. Задача нашего агрохолдинга - вернуть стране эту технологию. В этом году благодаря дорожной карте занятости мы собираемся обучить 500, а при хорошем стечении обстоятельств - 700 техников-осеменаторов.

Три кита

Развитие Agropark Qazyna Алмазбек Садырбаев видит во внедрении новых технологий – искусственном осеменении, завозе высококачественного заграничного генетического материала и грамотном «европейском» использовании пастбищ.

- Животноводство в любой стране держится на трех китах – селекции, кормопроизводстве и менеджменте, - продолжает он. - У нас нет ни того, ни другого, ни третьего. Что мы сейчас делаем? Как я уже сказал - объединяем  животноводов и занимаемся селекцией.

В этом году подошли к другой нашей цели - к организации откормочной площадки. После того, как выстроим две эти ступени, появиться третья – качественный казахский экспорт мяса. Если работой по селекции и кормопроизводству мы обходимся своими силами, то конкретно по товару, то есть по мясу, работать у нас почти некому. Поэтому мы и пригласили специалиста из Франции, бывшего казахстанца Маргулана Усенова, имеющего большой опыт работы в Европе с мясом как с товаром.

Мясо дорожает

На рынок, внутренний и внешний, Agropark Qazyna собирается выйти уже в ноябре этого года.

- Чтобы наш продукт везде встречали с распростертыми объятиями, сейчас тестируем его в сети супермаркетов «Метро», - сообщил Алмазбек Садырбаев. -  Глобализация, которая шагает по миру семимильными шагами, помогает нам в этом. Не успел Казахстан слегка открыть в прошлом году свои границы для экспорта нашего мяса в арабские страны, как оно подорожало до 1900 тенге. Китайцы нам тоже в этом помогают. У них проблема: из-за африканской чумы они пустили под нож 80% поголовья свиней. Напомню, Китай  является лидером по производству этого вида мяса: более 55% мирового рынка по свинине принадлежит этой стране. Из-за огромного дефицита внутреннего рынка в животном белке они теперь свои взоры обратили на другие страны,  в том числе на Россию и Казахстан. Это в ближайшее время приведет к очередному удорожанию мяса. В том числе и на внутреннем рынке Казахстана. По моим прогнозам, к концу года до трех тысяч тенге за килограмм. Я, как фермер и как бизнесмен, этому рад: наш труд, очень нелегкий, должен быть высокодоходным.

На съезде животноводов агрохолдинг Qazyna презентовал свой новый проект - Agropark Qazyna по животноводству и кормопроизводству. Его ядром станет демонстрационная ферма с инновационной системой управления стадом овец - программа STAR, разработанная в Корнельском Университете (США).

В советское время поголовье мелкого рогатого скота в Казахстане насчитывало 37 млн. голов, но в идеале, согласно ТЭО (технико-экономического обоснования), проведенного еще в бытность Союза, кормовых ресурсов нашей земли хватит для содержания более 55 млн. овец (сегодня – 18 млн. голов МРС).

-  Но опять боль - некому пасти, - сокрушается глава казахстанских фермеров-овцеводов. - Казахи тысячу лет занимались экстенсивным животноводством (сезонные кочевья). Задача агропарка - научить на своем примере консервативных фермеров интенсивному животноводству. 

По словам Алмазбека Садырбаева, на клочке земли площадью 20 гектаров можно выпасать от 300 до 600 голов овец.

- Ведь чем наше овцеводство отличается от австралийского? И почему мой отец не хотел, чтобы я пошел по его стопам? – задается вопросом председатель агрохолдинга Qazyna. - Наш чабан, несмотря на погодные условия – снег, буран, дождь, холод и зной, должен находиться возле отары…. А что делает австралийский животновод? Выходит утром из кемпинга с чашечкой кофе и с сигарой, садится в кресло-качалку и «выпасает» 10 тысяч овец. 

Если мы научим нашего фермера реинвестировать в хозяйство, он приобретет электрического «пастуха и, огородив 20 гектаров земли, тоже будет сидеть и покуривать. Но пока он платит 100 тысяч тенге чабану. А тот может заболеть сам или его жена, а там у него тои, похороны, волки, воровство и подмена животных, эпизодические ситуации под названием «инфекционные заболевания животных». Даже в таком передовом экспериментальном хозяйстве как «Байсерке-агро» жалуются, что трудно найти чабанов, и что овцы «цепляют» болезни от больных животных, выпасаемых на общих пастбищах.

Казахский НДС

Комментарий Алима Сайлыбаева, директора консалтинговой компанию SFAanalytics, помогающей агрохолдингу Qazyna выйти на более широкую площадку.

- Европейская комиссия (высший орган исполнительной власти Европейского союза) озабочена состоянием экономической безопасности в Центрально-Азиатском регионе.

17 июля она сделала анонс новой стратегии и политики, направленной на создание рабочих мест и развитие экономик в сельской местности, и сейчас Казахстан подключен к проекту, который уже начат в Юго-Восточной и Центральной Азии, - говорит он. - На ближайшие два года выделяется порядка 180 млн. евро для развития проектов (стоимость каждого из них примерно 3 млн. евро) в области устойчивого производства.

Это как раз то, что лежит в основе концепции агропарков, которые набирают в Казахстане популярность. В прошлом году с нашим участием был создан агропарк «Каскелен» по выращиванию зерновых культур. Сейчас мы находимся на стадии проектирования Agropark Qazyna в животноводческой отрасли. Его миссия  – научиться создавать продукту добавленную стоимость на всех этапах животноводства - от искусственного осеменения до товарного мяса, переработки шерсти, молока и т.д.

Агрохолдинг Qazyna, в чью структуру  входит этот агропарк, уже сейчас достаточно громко заявил о себе: здесь выведена новая порода – казахская  скороспелая мясная полутонкорунная порода овец типа гемпшир (КСМП). К этому его подтолкнула сама жизнь. Дело в том, что как бы ни были хороши привычные нам местные аборигенные типы овец, у них есть большой минус – курдюк. Он занимает 12-20% от общей массы тела туши. Этот «казахский НДС», как его называет Алмазбек Садырбаев, не востребован ни на внутреннем, ни тем более – мировом рынке, а при промышленном скрещивании гемпшир давит своей сильной генетикой и курдюк уходит в ребренную часть, туша при этом получается без курдюка, но с хорошим весом. Избавление от этого минуса открывает для фермеров экспортные горизонты, поскольку овца породы гемпшир – это общемировой бренд.

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33