В Семее появится пешеходная зона "Абай жолы"
Поддержать

В Семее появится пешеходная зона "Абай жолы"

Никогда прежде министра здравоохранения Елжана Биртанова не поучали на публике так, как это было в среду, 4 марта, на пленарном заседании мажилиса. Депутаты вовсе не были против новелл представленного им проекта Кодекса «О здоровье народа и системе здравоохранения». Просто спикер Нурлан Нигматулин взял на себя роль транслятора народного недовольства и одновременно обладателя самых верных решений накопившихся в системе проблем. Порой даже казалось, что это он — Нигматулин — министр здравоохранения, а не стоящий за трибуной Биртанов, уменьшающийся в глазах коллег из-за постоянных одергиваний спикера палаты.

Всю прошедшую зиму в Министерстве здравоохранения стоял горячий сезон. Сотрудники ведомства во главе с его руководителем мотались с одной встречи экспертов на другую, платили пиарщикам, раздавали интервью и все равно получали шишки от общественников за инициируемые поправки. Теперь на суд всей нижней палаты парламента Биртанов представил измененную версию проекта. Но в ней все равно не хватало конкретики.

— Одна из новелл кодекса​ — повсеместный переход на цифровое здравоохранение. Предлагается предоставить право доступа к персональным медицинским данным большому кругу лиц. (…) Готовы ли медицинские информационные системы к разграничению права доступа к сведениям пациентов? Кто будет контролировать этот процесс , ваше министерство или Министерство цифрового развития, инновации и аэрокосмической промышленности, — спрашивала Биртанова депутат Бакытгуль Хаменова.

Министр ответил, что для разграничения уровня доступа к персональным данным пациентов нужен будет отдельный нормативный акт. Но какое именно ведомство должно защищать информацию о пациентах, сказать затруднился

— Какой госорган будет отвечать ? — требовал от него Нурлан Нигматулин. — Завтра мы увидим , что идет утечка сведений о пациентах . Это же личные вещи ! Кто отвечает, какой госорган, с кого мы потом шкуру должны снять по закону ?

И таких поводов для встряски спикер находил множество. Почти ко всем ответам Биртанова он добавлял что-нибудь от себя , даже когда речь шла о норме об обязательной вакцинации, которую несмотря на скандалы из проекта не исключили.

— Елжан Амантаевич , мое впечатление — вам , как руководителю государственного органа , уполномоченного в этой сфере, надо посмелее быть. Там, где надо контролировать (качество вакцин- А.Б.), надо идти и запрашивать их, ставить вопрос. (…) Вопрос конкретный был: как вы завтра собираетесь контролировать вакцину, если у вас колдарыңызда инструментарий жоқ ?

Представители других ведомств сразу выразили готовность принять меры для усиления контроля над качеством вакцин. (В частности, планируется расширить функции Комитета контроля качества и безопасности товаров и услуг Минздрава). Но этого Нигматулину было мало.

«Я хочу, чтобы общественность знала: депутаты внесли вопрос об ужесточении ответственности органов, которые отвечают за тендеры в отношении вакцин. Теперь введена персональная ответственность. Второе: организациям, поставляющим эти вакцины, если вдруг это повлекло угрозу жизни, – до пяти лет лишения свободы — жесткий такой подход к тем, кто теперь поставляет вакцину, — похвалился спикер .

Обсуждая статьи о трансплантации органов и посмертном донорстве в рабочей группе депутаты предложили компромисс. Теперь изъятие органов и тканей не допускается, если человек​ при жизни зарегистрировал отказ от этой процедуры или если при отсутствии официального отказа , его родственники против трансплантации. Отвечая на вопросы министр отметил, что лечащие врачи не будут иметь доступа к информации и донорстве. Только в случае смерти мозга они должны обратиться к специалистам Центра координации и трансплантации за сохраненными данными. В случаях, когда идентифицировать пациента невозможно, его органы не будут использовать как донорские.

— Задача трансплант-координатора​ — по месту жительства пациента и в контакте с его родственниками выяснить, была ли воля об изъятии органов данного гражданина, — объяснил Биртанов.

Разработчики проекта кодекса и сопутствующего законопроекта планируют обязать​ работодателей предоставлять работникам социальный отпуск для прохождения скрининговых обследований; беременным женщинам дадут до трех дней на постановку на учет в женской консультации. Минздрав обещает также запретить демонстрацию употребления сигарет и алкоголя детям в аудиовизуальных произведениях, включая телепрограммы и кино. Отдельную статью отвели под введение административной ответственности за воспрепятствование осуществлению профессиональной деятельности медицинских и фармацевтических работников.

За шумными​ спорами вокруг трансплантации органов и обязательной вакцинации детей осталась незамеченной статья 14 проекта кодекса о полномочиях Национального оператора в области здравоохранения. Это организация, которую министерство хочет наделить весьма серьезными функциями. Она будет не только участвовать в разработке и выполнении госпрограмм в области здравоохранения, но и оказывать все виды медицинской помощи, реализовывать инвестиционные проекты, а также проекты ГЧП,​ создавать совместные организации.

В конце обсуждения депутат Бекболат Тлеухан набрался смелости и предположил, что обязательная вакцинация детей нарушает конституционные права граждан.
— Возьмите статью 29 Конституции. Там указано, что каждый человек имеет право на защиту своего здоровья. Но мы не можем обязывать его. Не прротиворечит ли эта норма ноормам Конституции ? Я думаю, что нет необходимости принуждать граждан, — сказал он.

Представитель Генеральной прокуратуры ответил, что опасения Тлеухана не разделяет. Депутаты приняли законопроект в первом чтении.

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.