Я, Набиев. Служение делу
Поддержать

Я, Набиев. Служение делу

Главы из книги

Прямые связи и неожиданные развязки

Когда 26 декабря Верховный Совет СССР принял декларацию о прекращении существования СССР,15 союзных республик, получив независимость, превратились в самостоятельные государства. В независимом Казахстане фирма «Казахстан Коммерция» продолжала успешно работать по экспорту и импорту, основываясь на старых контрактах, заключенных или подготовленных еще до 1992 года.

В то же время Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев принял единственно правильное в то хаотическое время безденежья решение бросить все силы на пропаганду привлекательности страны перед иностранными инвесторами. С этой целью стали выезжать за рубеж многочисленные официальные и коммерческие делегации. Бизнесмены, а также руководители предприятий и отраслей, понимая правильность этой стратегии, активно участвовали в столь важном деле. Директор «Казахстан Коммерции» тоже поддерживал эту политику, и отнюдь не только на словах.

По опыту МВЭС СССР он решил установить, так называемые прямые связи между казахстанскими предприятиями и родственными иностранными компаниями. С этой целью он стал вывозить директоров и инженеров за рубеж: горняков и металлургов в Англию и Германию; химиков и специалистов Агропрома в Испанию и Францию; нефтяников и специалистов легкой промышленности в Италию и Южную Корею и т.д.

Принимали иностранных специалистов и у себя в Казахстане, знакомили с местными технологическими достижениями, которые вызывали порой нескрываемое удивление и восхищение у гостей. В результате были созданы совместные предприятия, состоялся обмен деловой информацией, разрабатывались интересные совместные проекты.

Набиев лично проработал и довел до контрактов несколько таких безальтернативно выгодных проектов. Увы, выгода была упущена. Осуществить эти проекты не позволили преступные действия правительственных чиновников, совершенные вероятнее всего по недомыслию, из-за низкого, почти нулевого уровня практической дипломатии и неумения вести международные переговоры.

 «Казахстан Коммерция» в цифрах и фактах

В 1992 году, когда Казахстан стал независимым государством, фирма «Казахстан Коммерция» уже довольно твердо стояла на ногах и активно занималась продвижением на внешний рынок продукции местных предприятий – членов Ассоциации и закупкой лучшего импортного оборудования, современных материалов, а также товаров народного потребления. Спектр ее деятельности был очень широк, оборот огромен.

Между тем в центральном аппарате и в фирмах РВА «Казахстан Коммерция» работало всего 42 сотрудника. Коллектив сложился молодой, пестрый по национальному составу: казахи, русские, украинцы, татары, корейцы, армяне и даже один вьетнамец. Почти все они имели высшее образование, а некоторые – ученые степени и солидные научные труды. Все сотрудники владели иностранными языками английским, немецким, французским, испанским и китайским.

РВА «Казахстан Коммерция» имела четкую внутреннюю структуру.

Для оперативного решения вопросов были образованы пять фирм: «Пром», «Агролегпром», «Нефтехим», «Металл», «Транспорт», а также отделы информации, рекламы и обучения специалистов. Кроме того, в городах Актау, Кустанае, Усть-Каменогорске, а также в Москве были открыты филиалы фирмы.

За первые три года работы Ассоциации, была заключена сотня контрактов с общим объемом товарооборота 33 миллиарда рублей по курсу Нацбанка Казахстана и 40 миллиардов рублей по курсу валютной биржи, из них по импорту соответственно 13 и 16 миллиардов рублей и по экспорту – 20 и 24 миллиарда рублей.

Бремен (Германия), декабрь 1990 года. Гульнара Шарибаева (переводчица), Ж., Султан Сайдазимов – зам. директора ПО «Мангишлакнефть», Куаныш Туоетаев – генеральный директор ПО «Мангишлаеракушечник» 

За это время «Казахстан Коммерция» наладила устойчивые деловые связи с 62 крупными и всемирно известными фирмами двадцати стран, в том числе США, Японии, ФРГ, Англии, Испании, Италии, Канады, Швеции и т.д. Наиболее тесные связи установились с такими фирмами, как «Лонро» (Великобритания»), «Кобленц Инжиниринг», «Феримпекс» (Германия), «Мицуи», «Мицубиси» (Япония), «Фексима» (Финляндия), «Актини Интернасиональ» (Франция), «Тамкоза» (Испания), «Даримэкс» (Нидерланды), «Ритопэкс» (Швейцария), «Марсо Амальрик» (Франция), «Ханил», «Бо Сунг трэйдинг» (Южная Корея) «Северал Косметик САС» (Италия) и др.

Деятельность РВА «Казахстан Коммерция» распадалась на два главных направления: импорт и экспорт.

С первых дней своего существования Ассоциация стремилась насытить рынки Казахстана товарами народного потребления и завозила в страну обувь, ткани, мебель, радио- и электротовары, запчасти к автомобилям, радиальные шины, гербициды и т.д. При этом специалисты следили не только на качеством поставляемой продукции и техники, но и за ценами, которые всеми силами стремились снизить в результате переговоров. В некоторых случаях это удавалось, и продавцы делали скидки на свои товары от 3 до 25%.

Кроме того «Казахстан Коммерция» помогала тем, кто занимался реконструкцией и техническим перевооружением производства – заключала контракты и поставляла оборудование по двум десяткам разных направлений.

Но и это еще не все. За три года фирма купила и ввела в действие готовые компактные предприятия по производству и переработке мяса, колбасных изделий, сыра, безалкогольных напитков, шерсти, кожсырья, трикотажных изделий.

Словом, по импорту «Казахстан Коммерция» проделала большую работу и имела налаженные связи.

По экспорту деятельность фирмы только разворачивалась. В этой сфере действовали разные, не зависящие от Ассоциации, факторы, ограничивавшие возможности развития. Увы, преграды на этом пути чаще всего чинили государственные органы. Если по импорту деловые связи были налажены с 50 фирмами 20 капиталистических стран, то по экспорту – с 12 фирмами 5 стран. Экспортные контракты были заключены на поставку минеральных удобрений, ферросплавов, нефтепродуктов, свинца (бартер), немытой шерсти и некоторой продукции пищевой промышленности (кость и субпродукты).

Крепкий тыл бизнесмена — семья

Помимо импорта-экспорта Ассоциация участвовала также в создании ряда совместных предприятий: казахстанско-британского «Лонро-Казахстан» по производству, переработке и сбыту продукции цветной металлургии; казахстанско-ирландского «Алау» – консультационной фирмы по нефтегазовому комплексу; казахстанско-германского «Лекога» – по обработке кожсырья.

«Казахстан Коммерция» стремилась участвовать в решении кардинальных экономических проблем страны. В частности, в разработке крупнейшего проекта по строительству Мангистауского нефтеперерабатывающего завода.

Даже из этого довольно беглого перечня, можно себе представить какой головокружительный темп задал своим сотрудникам генеральный директор «Казахстан Коммерции». Недаром Набиев стал первым казахским бизнесменом, попавшим на страницы европейского ежегодника «Who isWho» (1992-1993 гг.).

Основатель Банков

История развития «Казахстан Коммерции» связана с множеством масштабных проектов. В частности с учреждением одного из первых частных банков «КазКоммерцБанк». Сегодня это крупнейший банк в Казахстане, о подлинной истории создания которого многие предпочитают не вспоминать.

Если человек, далекий от финансовых сфер, пожелает ознакомиться с историей банка и заглянет, например, в юбилейный отчет этого солидного финансового учреждения или на сайт банка – он не найдет там даже имени его основателя – Жаугашты Набиева. Зато прочтет о некоем «Медеу Банке» – странном учреждении, образованном в июле 1990 года и не осуществившем ни одной финансовой операции. Этот банк даже не обанкротился – он с самого начала был «мертворожденным дитятей». Как сообщает Википедия: «Через год «Медеу Банк» был перерегистрирован в ОАО «КазКоммерцБанк» и получил лицензию Национального банка Республики Казахстан № 48 от 21 октября 1991 года на проведение банковских операций. Этот день считается официальным днём рождения Банка». Вот так! Кто перерегистрировал? С какой целью? В конце концов, имя то у банка откуда? Официальные источники не дают ответа.

Между тем никакой тайны тут нет. «КазКоммерцБанк» был создан по инициативе генерального директора РВА «Казахстан Коммерция» Набиева и свое имя получил именно от названия его фирмы. Сам Жаугашты и придумал это сокращение. В 1991 году Набиев поручил молодым специалистам из Института экономики (среди них известные сегодня имена – Субханбердин, Мынбаев, Татишев) разработать документы по созданию банка и выступил со своей компанией в качестве основного, по сути, учредителя, вложив в уставный фонд «КазКоммерцБанка» один миллион долларов. Затем, как бессменный председатель Совета директоров банка Набиев с первых дней его существования по 1998 год, привел туда в качестве клиентов ряд крупнейших экспорториентированных предприятий и объединений – учредителей РВА «Казахстан Коммерция». Все эти годы он опекал свое детище, привлекал новых состоятельных клиентов, находил выгодные проекты.

Увы, у нынешнего руководства банка память оказалась на диво короткой…

Регистрация «ТехКаБанка» в Национальном банке РК, апрель, 1993 год

Один частный банк – это хорошо. Но мало, особенно, когда у фирмы огромный внешнеторговый оборот и масса зарубежных партнеров. Сама логика бизнеса подталкивала его участников к тому, чтобы создавать совместные банки. И в 1993 году «Казахстан Коммерция» совместно с КазКоммерцБанком выступили соучредителями с казахстанской стороны первых совместных банков: казахстанско-турецкого Kazkommrts – Ziraat International Bank (KZI-банк) и казахстанско-американского TexaKaBank. Эти два финансовых учреждения были первыми в Алма-Ате банками с участием в уставном фонде иностранного капитала. Набиев и тут оказался «первой ласточкой». Он стал членом Совета директоров казахстано-турецкого KZI-банка (1993-1997) и заместителем председателя Совета директоров казахстано-американского TexaKaBank.

Вот что рассказывал, о роли Набиева Булат Галимгереев президент «ТексаКаБанка» в1993–1996 годах: «Тот факт, что TexaKaBank и по сегодняшний день осуществляет свою работу на территории Казахстана, – заслуга и Ж.Ж. Набиева, и РВА «Казахстан Коммерция», которые и делом, и финансовыми ресурсами, и мудрыми советами оказывали поддержку банку и его акционерам.

Наибольшее впечатление на меня произвело участие президента РВА «Казахстан коммерция» господина Ж.Ж. Набиева в учредительном собрании АБ TexaKaBank в марте 1993 года в Далласе (США), где собрались все участники и учредители банка. На меня произвело впечатление его умение вести сложные деловые переговоры с иностранными партнерами, опыт и мудрость в разрешении сложных, почти тупиковых вопросов, достоинство, с которым он представлял казахстанских участников проекта на официальных и неофициальных мероприятиях по поводу создания банка».

Столкновение цивилизаций

«Запад есть Запад, Восток есть Восток – писал Киплинг, – и вместе им не сойтись» – вот разве что столкнуться могут…

Когда-нибудь это должно было случиться. Раз Казахстан начал самостоятельно выходить на международную арену, значит, неизбежны и столкновения интересов, ведущие к судебному разбирательству.

Это случилось сентябре 1992 года. Американская торговая компания United World Trade (UWT) предъявила иск к ПО «Мангышлакнефть» и Министерству энергетики и топливных ресурсов Казахстана за несоблюдение условий контракта по поставке нефти.

Казалось бы, обычные коммерческие споры между деловыми партнерами… Но шум поднялся страшный. Дело в том, что подача иска американской фирмой совпала с визитом Президента Назарбаева в США. Разумеется, это не было случайным совпадением. Американские трейдинговые компании просто воспользовались этим моментом, чтоб привлечь внимание к делу. Пресса запестрела заголовками типа «Синдром бигбоса» – так американские журналисты обыграли фамилию генерального директора ПО «Мангышлакнефть» Нурлыхана Бекбосынова.

С Президентом Н. Назарбаевым на ВДНХ

А в чем же суть иска? Американцы потребовали от казахстанского предприятия возместить им убытки в размере $26,5 миллионов, вызванные тем, что ПО «Мангышлакнефть» якобы недопоставило сырую нефть для партнера UWT – итальянской фирмы ERG-ICAB.

Что же случилось на самом деле? Действительно ли казахстанские бизнесмены проштрафились?

А дело было так. 23 января 1992 года, следуя контракту, ПО «Мангышлакнефть» отправила итальянцам (европейскому партнеру UWT) первую партию Бузачинской тяжелой нефти в объеме 200 тысяч тонн. Разумеется, за один раз столько нефти перевести невозможно, поэтому груз разбили на четыре части. И все четыре были отправлены танкером из Новороссийска. Первые две отправки прошли благополучно, и деньги за нефть были переведены в срок. А вот за третью и частично четвертую отправку американцы рассчитываться не спешили. Они заявили, что капитан танкера не смог предъявить документ (он называется коносамент), доказывающий право собственности на нефть в третьей отгрузке потому, что представитель ПО «Мангышлакнефть» эту бумагу капитану будто бы не передавал… Куда делся документ – украден он или потерян – непонятно. Но бумажки нет – значит, можно не платить за нефть, и вообще заявить о недопоставке. Что и было сделано. Хотя обычно подобные споры урегулируются путем переговоров, американцы решили поступить иначе и извлечь из этой истории максимум выгоды. Они дождались сентября, когда в США приехал Президент Казахстана Назарбаев и подняли шумиху, которую с радостью подхватила местная пресса, расписывая, как тяжело западному бизнесу работать новыми государствами.

Между тем история с пропавшим документом могла быть попросту сфабрикована американцами, чтобы оказать на ПО «Мангышлакнефть» давление и вынудить казахстанское предприятие подписать контракт на продажу еще 800 тысяч тонн нефти до конца 1992 года.

Международный иск – дело серьезное. Тут не только коммерческие интересы конкретных фирм, но и престиж и деловая репутация страны – все поставлено на карту.

Разбираться дело должно было в окружном суде округа Колорадо в США. Никакого опыта международных разбирательств у Казахстана не было. Это вообще был первый случай, когда одна из республик бывшего Союза оказалась втянутой в достаточно крупный международный гражданский процесс. В Алма-Ате в Министерстве энергетики поднялся переполох. Кто будет защищать интересы ПО «Мангышлакнефть» и в конечном счете интересы страны?

Охваченные понятным беспокойством чиновники Минэнерго и руководство ПО «Мангышлакнефть» обратились к Набиеву с просьбой, чтобы он взял на себя всю юридическую сторону этого дела. А кого же еще просить? У Набиева – опыт работы с иностранными партнерами. У Набиева – представительство в Лондоне. К тому же «честь страны», «интересы государства» для Жаугашты Набиева отнюдь не пустой звук – это все знали: и друзья, и завистники, и даже те, кто вообще не понимал, как можно интересы страны ставить выше собственных.

Нет, лучшего кандидата для этой сложнейшей миссии было не найти.

Жаугашты Жоланович согласился. Для него это тоже было первое столкновение с западной судебной системой, однако он не растерялся. В Лондоне он много общался со своими японскими партнерами и по их рекомендациям выбрал две первоклассные международные юридические фирмы «Holland and Hart» (США) и «Freshfilds» (Великобритания), которым поручил заботиться о ведении дела в интересах Казахстанской стороны. Решено было не только ответить на претензии фирмы UWT, но и предъявить встречный иск.

Подобные дела редко ограничиваются одним разбирательством. Как правило, проигравшая сторона подает апелляцию в вышестоящий суд, и так далее по всем инстанциям. В тяжбе между UWT и ПО «Мангышлакнефть» таких разбирательств было несколько. Первая часть прошла в США, вторая – в Лондоне, где находится Арбитражный суд Международной торговой палаты.

Иными словами, Набиеву предстояло выиграть сначала окружной суд в Колорадо, потом апелляционный. Потом американская фирма пожаловалась в Верховный суд, но там их жалобу не приняли. Финальный же аккорд этой судебной драмы прозвучал уже по другую сторону океана. Таким образом, тяжба длилась с октября 1992 года до апреля 1995-го. Точку в споре поставил Арбитражный суд Международной торговой палаты в Лондоне.

За сухими цифрами и фактами совершенно не видно живого человека, на долю которого все это выпало. Что значит, выиграть дело в суде чужой страны, где кажется, все против тебя – и суровая официальная атмосфера зала заседаний, где стены «не помогают», а наоборот давят, и величественный судья в темной мантии, равнодушно возвышающийся над тобой. И даже публика, кажется, видит в тебе противника и сверлит спину злыми взглядами. Железные нервы надо иметь, чтоб в такой обстановке не растерять самообладания, не утратить уверенности в своей правоте, не спасовать. И еще чтобы выдержать такую проверку на прочность необходимо знать все нюансы и тонкости рассматриваемого дела. В ходе процесса беспристрастный судья задавал Набиеву массу вопросов. И выслушал столько же убедительных, безупречно аргументированных ответов. Только благодаря развернутым, обстоятельным, подкрепленным документами и фактами ответам Набиева, суд вынужден был признать его правоту по всем позициям.

Итак, для Казахстана это был первый, блистательно выигранный международный процесс.

Иск на $26,5 миллионов опротестован и получено решение суда о выплате UWT в пользу ПО «Мангышлакнефть» $6,5 миллионов за отгруженную еще в I квартале 1992 года нефть. Ура, что ли?

Продолжение следует…

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

С этим так же читают