вторник, 28 сентября 2021
,
USD/KZT: 423.95 EUR/KZT: 495.81 RUR/KZT: 5.81
Какие фобии у казахстанцев? В акиматах не предусмотрены субсидии для частных автопарков Казахстанские полицейские расследуют 70 фактов торговли людьми Туркестан получит из Нацфонда 2,3 миллиарда тенге О чем говорил посол Казахстана с представителем Талибана? Какую материальную помощь получат семьи погибших в Таразе? Казахстанские нефтяники зарабатывают меньше всех в мире Из 600 казахстанских ломбардов контроль ведут лишь 20 Jusan приобрел Азиатско-Тихоокеанский банк, на очереди Kcell Джо Байден намерен назначить уроженку Казахстана главой банковского регулятора США USAID окажет финансовую помощь Мангистауской области Кто купит яхту «Дочки» «Казмунайгаза» за 878 млн тенге? Климатическая тревожность: 40 % молодежи боится заводить детей Центральная Азия улучшит дороги за счет ЕБРР В Казахстане растет количество правонарушений, связанных с наркотиками В Казахстане цены на лекарства подорожали на три процента В Казахстане 85% многодетных семей живут за чертой бедности В Казахстане за прошедшие сутки зарегистрировано 2 537 новых случаев заболевания коронавирусной инфекцией ⠀ Бывший вице-министр финансов Руслан Енсебаев приговорен к четырём годам лишения свободы Генеральной лицензии лишился еще один вуз Казахстана Сенат утвердил новые пособия для людей с инвалидностью В Казани смогут обучаться родному языку в метро Прибыль казахстанских ломбардов составила 19 миллиардов тенге 15 из 100 казахстанцев не могут позволить себе купить две пары обуви В Казахстане рост затрат на науку ожидается не раньше 2023 года

В системе госуправления заложен глубокий конфликт интересов: исполнитель не может быть стратегом

Пандемия обнажила все преимущества и недостатки экономических моделей и систем управления в каждой стране. Исход борьбы с CoViD-19 продемонстировал лидеров в конкуренции систем государственного управления. Это – Китай, Япония, Сингапур и Корея, т.е. страны, в которых государство играет ведущую роль в организации общественного здравоохранения. Очевидные системные преимущества модели управления этих стран:

  • Государственное планирование, которое обеспечивает концентрацию необходимых ресурсов и четкую координацию в их распределении при решении стратегических задач;
  • Развитое государственно-частное партнерство, позволяющее мобилизовать бизнес на решение общенациональных задач;
  • Наличие ведущей общественно-политической силы в лице политических партий и общественных институтов, обеспечивающей единство и сплоченность общества в период испытаний.


Сочетание рыночной экономики и ведущей роли государства называют конвергентной моделью, или интегральным строем в отличие от капитализма и социализма, а ее японское название – модель страны-корпорации. Именно такой подход позволил не только загодя выстроить систему общественного здравоохранения, готовую и к первой, и ко всем последующим волнам пандемии, но и решать любые задачи стратегического развития. История успеха «азиатских тигров» последних десятилетий дает все основания считать, что эта группа азиатских стран с наименьшими потерями преодолеет кризис, вызванный пандемией, быстро восстановится и продолжит динамичное экономическое развитие.

Поэтому институциональная трансформация, которая началась в мире параллельно с технологической революцией (Индустриализация 4.0), будет происходить в рамках наиболее успешных азиатских моделей развития.  Это – главный урок экономического кризиса 2020 года.

Поэтому для Казахстана азиатский опыт государственного управления имеет чрезвычайно важное значение в успешном проведении социально-экономических реформ. 

Правительством разработаны Стратегический план до 2025 года и Среднесрочный план Правительства на 2020-2025 годы «Новый экономический курс», которые включают разделы по модернизации системы государственного управления. Однако, к сожалению, в этих документах не отражена очень важная идеологема «слышащего государства», отражающая философию нового курса Президента К.-Ж.К. Токаева. Принципиально важная черта, определяющая партнерство государства с обществом и бизнесом, просто проигнорирована, а разброс и несогласованность приоритетов в двух стратегических документах Правительства просто обесценивают их практическую значимость. Отсутствие четких измеримых показателей эффективности реформ госуправления говорит о преобладании процессного подхода при формулировании задач.

Поэтому, увы, но глубоких содержательных реформ в госуправлении ожидать не приходится, а, следовательно, под большим вопросом успех модернизации в экономике и социальной сфере.

Что можно предпринять в этой ситуации? Как выстроить реформу государственного управления, чтобы обеспечить успешное решение стратегических задач в других сферах?

Очевидно, что новая модель управления должна быть нацелена на эффективную реализацию нового экономического курса, главной задачей которого должен стать переход к новой несырьевой модели экономического развития. Такие системные изменения возможны только при условии модернизации государственного планирования и внедрении проектного управления.

Кроме этого, пришло время для расширения государственно-частного партнерства в реализации проектов в экономике, социальной и общественно-политической сфере, а не только в строительстве инфраструктуры.

И наконец, должна повысится роль политических партий и общественных институтов в стратегическом планировании, общественной поддержке и контроле госорганов.

На самом деле, у Казахстана есть опыт успешных реформ в государственном управлении. С принятием в 1997 году Стратегии-2030 Казахстан перешел на трехуровневую систему государственного планирования.

  • общенациональную Стратегию на долгосрочный период,
  • Стратегический план на среднесрочный период (5-10 лет),
  • Государственные программы на краткосрочный период (3-5 лет).

 Реализационный (исполнительский) уровень включает:

  • Планы мероприятий Правительства (3-5 лет),
  • Бюджетные программы (до 3 лет),
  • Стратегические планы госорганов (с 2009 года)

Система государственного планирования в Казахстане на начальном этапе имела сходство с госпланированием в ведущих азиатских странах, благодаря чему Казахстан смог обеспечить экономический рост несмотря на финансовый кризис 1998-го и 2008-го годов. В то же время, в системе госпланирования появились недостатки, которые, по мере накопления проблем, снижали эффективность исполнения планов и госуправления в целом.

Во-первых, в Стратегии 2030 наряду со стратегическим планированием и бюджетным программированием был заявлен, но не реализован переход на проектное управление. В первые годы благодаря тщательно просчитанным индикаторам, детальному распределению ответственности удавалось достигать нужных результатов, опираясь на планы мероприятий и бюджетные программы.

В последнее десятилетие стало очевидно, что отсутствие четких правил и процедур исполнения, измеримых конечных и промежуточных результатов вкупе с размытой ответственностью стали приводить к низкой эффективности, финансовым нарушениям и проявлениям коррупции. Сравнение аналогичных проектов в любой отрасли, например, строительство дорог, реализуемых государственными институтами и международными организациями, показывает большие расхождения как по срокам и качеству, так и по затратам. И не в пользу государства. Причина в отсутствии проектного управления, а ведь стандартизированные процедуры управления проектами позволяют добиться очевидных выгод и преимуществ.

Настоятельно необходимо выстроить сбалансированную цепочку государственного планирования: стратегический план, как совокупность целей, приоритетов и задач – государственная программа и план, как совокупность приоритетных задач и проектов – бюджетные программыпроектное управление с четким закреплением ответственных исполнителей, конечного и промежуточных результатов.

Во-вторых, наличие отдельного госоргана по планированию. Агентство по стратегическому планированию, созданное при Президенте в 1997 году, имело статус и реальные полномочия ставить цели и задачи, превосходящие текущие возможности и даже компетенцию исполнительной власти. Именно это качество госуправления вкупе с политической полей Главы государства позволяло добиваться прорывных результатов. Например, в 1997 году Минфин имел слабое представления о бюджетном и финансовом программировании, но менее чем через год после принятия Стратегии 2030 методика была создана. К сожалению, такие внутренние противоречия между исполнительной властью и органом стратегического планирования в итоге привели к серии реорганизаций и вхождению Агентства в состав Правительства, а впоследствии к его упразднению.

Позднее, в 2009 году стратегическое планирование по отраслям и вовсе стало осуществляться исключительно на уровне министерств. В 2017 году в результате конституционной реформы полномочия по разработке стратегических планов были полностью переданы Правительству.

В итоге, все стратегические цели Правительством выстраиваются от достигнутого, исходя из текущих возможностей исполнительной власти. При этом контроль и коррекция планов ведется тоже самостоятельно. В этих условиях говорить о прорывных задачах не приходится.

Для опережающего развития и проведения глубоких реформ необходимо создание уполномоченного госоргана по стратегическому планированию и контролю вне Правительства, при Президенте РК.

Должно быть существенно расширено государственно-частное партнерство, поскольку оно отвечает идеологии «слышащего государства».

Предметом партнерства в экономике должны стать крупные проекты по созданию цепочек добавленных стоимостей (ЦДС), т.е. экономических комплексов. Предпосылки для этого есть.

Во-первых, сформировался корпус национальных инвесторов, готовых вкладываться в крупные проекты по созданию всей ЦДС внутри страны, включая МСБ. Показательный пример – строительство госпиталей в г.г. Нур-Султан и Алматы. Есть примеры в автостроительной индустрии, в животноводстве и других отраслях. Создание такой корпоративной модели должно поддерживаться государством на системной основе, начиная со стратегических планов. А министерства должны выступать координаторами и интеграторами таких цепочек.

Во-вторых, для этого создана законодательная база, но необходимо ее расширить до уровня масштабных проектов по созданию экономических комплексов.

В-третьих, потребность в создании собственных ЦДС особенно остро проявляется в период кризиса в отраслях, связанных с безопасностью граждан – фармацевтика, продовольственное обеспечение и т.п.

Нужно отметить, что наш опыт реформ в 1990-е годы показывает необходимость партнерства. Как отмечал Елбасы, вспоминая первые год Независимости, тогда он лично поддерживал и продвигал пионеров рыночных реформ, представляя их как ведущих предпринимателей в своей отрасли. Их имена и сегодня на слуху.

Партнёрство в развитии человеческих ресурсов должно стать идеологической основой социальной политики и поддержки граждан. Только взаимными усилиями мы можем обеспечить благополучие наших граждан, искоренение иждивенчества и развитие человеческого капитала.

И наконец, пришло время выйти на авансцену реформ для политических партий и институтов гражданского общества. Реализация задач устойчивого развития возможна только при общественной поддержке.

В условиях открытого информационного общества изменился характер общественного договора. Если раньше было возможно согласие по принципу «Лояльность в обмен на стабильность», то сегодня общественный договор трансформировался: «Партнерство в обмен на стабильность». В современном мире очень мало остается закрытых сфер, в которых государству можно было бы избежать диалога с гражданами.

Поэтому «Нур Отан», являясь ведущей политической партией, должен синхронизировать свои предвыборные планы со стратегическими планов как страны в целом, так и ее регионов.  

Пришло время использовать потенциал гражданского общества. Пример ведущих стран показывает, что профессиональные ассоциации играют важную роль в саморегулировании рынков, в обеспечении высокого качества услуг и общественных благ через квалификационные стандарты, сертификацию профессионалов и солидарную ответственность.

Создание профессиональных ассоциаций по отраслевому признаку, четкие правила аккредитации и взаимодействия с профильным министерством позволят сделать работу с ними более гибкой и целенаправленной в вопросах качества услуг, модернизации отраслевых стандартов и технических регламентов. Кроме того, децентрализация позволит распределять ответственность между государством и профессиональным сообществом в решении задач развития отрасли. Все это приведет к росту профессионального уровня сообществ, росту конкурентоспособности казахстанских специалистов.

Сегодня, в казахстанском обществе существует огромная потребность казахстанцев в определенности, в уверенности в будущем. Есть растущий запрос на справедливость, социальную защиту и безопасность, на высокое качество жизни. А это значит, что государство должно «услышать» базовые ожидания нашего общества на стабильность и устойчивое развитие.

Фархад Куанганов, Директор Академии Елбасы

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33