четверг, 28 октября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Карим Масимов издаст две книги о пограничниках Тоқаев Түркіменбасының ұсынысын қабыл алды ма? На трансферном рынке 370 игроков казахстанской премьер-лиги (КПЛ) стоят 55 млрд тенге Ең аз жалақы алатын қызметкерлер кім? Чипирование, штрафы, собачьи бои: депутаты приняли законопроект о «защите животных» Қазақстанда ЭКО бағдарламасы бойынша 25 мыңыншы бала дүниеге келді Минкультуры выделило на издание книг чиновников и депутатов Т705 млн Солтүстік Қазақстан облысында 40 млн теңгеге салынған қазандық іске аспай қалды Работа над вакциной QazVac: ученые-разработчики получат премию в Т37,2 млн от государства Электронные сигареты реабилитированы Алматы лидирует по бракам и разводам среди регионов Казахстана В Мангистауской области заработают проекты на 167 млрд тенге Қытайдан келетін тауарлар қымбаттайды – мамандар Маңғыстау облысында ауыз су мәселесі жылдан жылға ушығып барады Казахстанские чиновники хотят потратить S280 млн на развитие национального духа Объем вкладов за год в Казахстане вырос на 3 трлн тенге "Халық-Life" компаниясы баспасөз конференциясын өткізеді Казахстан предоставил транзитный коридор для афганских женщин В Казахстане в 2022 году появятся два новых налога Цой коронавирусқа қарсы ақылы вакциналар туралы айтты Microsoft заблокировала более 13 млрд подозрительных писем «Оқушыға екпе салып жатыр»: Мектепте белгілі дәрігер дау шығарды Четыре спектакля представит Темиртауский ТЮЗ на Большой сцене ARTиШОКа Қасым-Жомарт Тоқаев БҰҰ басшылығымен кездеседі В Казахстане увеличилось количество ИП на 32%

Слабость оппозиции в отсутствии лидера, способного ее объединить

В стране назрела ситуация, когда верхи не могут управлять по-старому, а низы не хотят жить по-прежнему. Это замечают даже те, кто ранее осознанно сторонился политики, пытаясь оправдаться ежедневной суматохой. Вслед за волной «проснувшихся» в прошлом году, стали появляться тем, кому «все надоело». Стали высказываться явно политические лозунги, самым безобидным из которых является «Правительство в отставку!». Однако многие сетуют на отсутствие лидера, за которыми можно было пойти. Так способна ли оппозиция, или те, кто ею себя считает, воспользоваться шансом?

Не видно? Но она есть!

Для начала следует сразу сказать - оппозиция у нас есть, в том числе и зарубежная. Однако, для многих ее деятельность не видна по целому ряду причин. Во-первых, конечно же, в этом преуспели власти – вытравили одних, утихомирили других, «переубедили» третьих и избавились от четвертых. Во многом негативную роль играет тот фактор, что сами оппоненты власти нередко заняты борьбой друг с другом, о чем мы скажем ниже. Но в целом же общество не может судить о деятельности оппозиции по ряду причин.

Отдельно хотелось бы сказать о роли свободы слова в этом. Это один из важнейших факторов становления и наличия демократии в стране или, хотя бы стремления к ней. Если учитывать тот факт, что в Казахстане планомерно зачищалось информационное поле, усиливалось давление на независимых журналистов, а критика руководства страны стала признаком дурного тона для большинства наших коллег, то до демократии у нас не только далеко, но мы движемся в обратном направлении. Да, в связи с планом переходного периода и транзита власти стало позволительно писать о митингах и их разгонах, а также допускать критические замечания в адрес отдельных политиков или членов правительства. Однако в большинстве СМИ нет, как и не было, места для трибуны оппонентов власти.

Да, есть целая когорта гражданских активистов (и это нельзя не приветствовать), которые стоят на пороге того, чтобы быть названными оппозиционными деятелями, но этот порог довольно высок, и сами активисты это прекрасно понимают. Более того, нет никакой гарантии, что, став настоящими оппонентами власти, о них вдруг перестанут писать эти самые СМИ. Это не в укор коллегам – это констатация факта. Поэтому, неудивительно, что многие казахстанцы попросту перестали верить не только телевидению, но и интернет-изданиям, а сконцентрирвоались только на социальных сетях и телеграм-каналах, а большинство из их прайм-листа составляют анонимные каналы, нередко высасывающие сенсацию из пальца и работающие на одни кланы против других.

Не виден для большинства и проходящий сейчас процесс сближения некоторых демократических сил, и поводом для этого служат очередные внеочередные (на этот раз парламентские) выборы. По разным данным, они должны пройти в ноябре, и уже сейчас многие гражданские активисты и политические деятели готовятся к участию в них. При этом, скорее всего, это будет не обязательно прямое участие в виде борьбы за места в мажилисе. Дело в том, что вряд ли какая-либо из новых партий будет зарегистрирована, а доверие к ОСДП еще не на должном уровне. Впрочем, что касается социал-демократов, то еще есть шансы объединиться под их легитимными мандатами – по крайней мере, попробовать в лишний раз не помешает.

Но, кроме этого, можно сделать ставку на наблюдение за ходом голосования и, что более важно, последующую «борьбу за каждый голос». Это может стать настоящим экзаменом для объединения, а также сам процесс выявит новых и укрепит некоторых нынешних лидеров. Ведь, скажем, прошлая избирательная кампания, все всей ее «шумности» и яркости, была во многом эмоциональной и хаотичной, без строго учета и полного обобщения данных со всех избирательных участков (мы уже не говорим о том, как Штаб Косанова «кинул» своих наблюдателей). В общем, даже если не будет за кого болеть и за кого голосовать, то предстоящая кампания может вполне пройти под знаком «против» (сами понимаете, кого).

Разделяй и…

Все это может показаться оправданием, однако,  именно недостаток информации позволяет говорить о том, что оппозиция в стране ничего не делает. Другое дело, что она во многом разобщена и, более того, много сил тратит на внутренние дрязги. Здесь, наверное, не стоит добавлять масла в огонь, уточняя, кто и как относится к «конкурентам» на оппозиционном поле – политически подкованный читатель знает об этом и без нас. Рассмотрим лишь основные направления, по которым они движутся или же, правильней говоря, собираются двигаться и говорят об этом.

Стоит отметить, что практически все оппоненты режима видят будущее Казахстана в виде парламентской республики с минимальной ролью президента или вовсе отсутствия таковой. Другое дело, что некоторые об этом говорят лишь декламируя популистские лозунги, раздавая обещания и клеймя «кровавый режим бесчеловечного диктатора», сами находясь на безопасном расстоянии. Но есть и те, у кого имеется четкий план действий, разработанный проект новой Конституции и реальная повседневная работа, в том числе по возвращению в страну выведенных капиталов. При этом, если первые считают себя идеальными лидерами и не приемлют конкуренции, то вторые, напротив, отмечают необходимость инициативы снизу – чтобы не получилось «как всегда».

А вот с этой инициативой как раз-таки одна из основных проблем. Многие из потенциальных протестных масс уверены, что должен появиться какой-то лидер, за которым они готовы пойти хоть на улицы-площади, хоть на баррикады, хоть на те же избирательные участки – штурмовать урны для голосования. Однако лидер почему-то не появляется, а у имеющихся всегда найдется какой-то изъян – он то из бывших чиновников, то похож на Косанова, то плохо говорит на государственном языке, то просто не внушает доверия без каких-либо на то видимых причин. Здесь следует отметить, что за таким ожиданием во многом кроется нежелание или даже боязнь действовать самим, нескрываемая надежда на то, что кто-то все сделает за них. Между прочим, в Хабаровске тоже не было и нет каких-то лидеров, но на улицы вышли десятки тысяч горожан.

Но в чем-то этот протестный электорат прав. Если лидеры у нас и есть, то многие из них перешли на дистанционный характер работы, причем еще до введения режима чрезвычайного положения и введения карантинных санкций. Есть только единицы, готовые не только призывать, но и действовать, но некоторые «диванные батыры» и их «зарубежные кураторы-завистники» могут легко обвинить таких лидеров в сговоре со властью.

Шанс есть

Говоря об оппозиции, необходимо упомянуть и «старую гвардию». Здесь тоже не все так ладно. Некоторые из них, действительно, молча ушли на пенсию, кто-то действует по старой инерции, а кто-то просто не смог интегрироваться в новые реалии, с учетом современных технологий и совершенно других вызовов. Однако попытки «вспомнить старое» есть. Скажем, Гульжан Ергалиева, которая в отличие от других, продолжая оппонировать режиму в соцсетях, не так давно призвала бывших соратников и единомышленников вновь сплотиться и объединиться.

Действительно, одна из главных проблем нынешней оппозиции, тех, кто выдает себя за нее и тех, кто только входит на этот тернистый путь, в разобщенности. «Старая гвардия» считает себя конструктивной и системной (в хорошем понимании), новые силы уверены, что своим напором могут проломить любые стены, а те, кто за этих и других, теряются в том, за кем пойти.

Как было уже отмечено, ни старые, ни новые не могут быстро сориентироваться в происходящих событиях, моментально отреагировать на каждодневные вызовы и четко сформировать свое видение на то или иное. В лучшем случае, идет их реакция через социальные сети, но это больше похоже на короткие комментарии политологов, чем на реакцию политиков. Возможно, разница среди них небольшая, но именно политических лидеров ждет общество. Точнее, должно ждать.

В общем, чтобы более уверенно сказать о существовании и работе оппозиции в Казахстане, нужен некий симбиоз действующих или потенциальных лидеров с обществом. Даже если отдельные личности будут называть себя оппозиционерами, у них пока нет признания протестным электоратом. Но впереди - горячая осень, сулящая углубление политического и экономического кризисов.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33