четверг, 02 декабря 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
1 млн Ethereum было сожжено в сети криптовалюты - эксперт МВД: будут амнистированы тысячи осужденных Түркістанда асыл тұқымды мал сатып алу үшін 250 млн теңге жымқырғандар ұсталды Анализ цен: покупатели готовы к новому прорыву уровня $60 тыс. за биткоин Дешёвое топливо «вымывается» из Казахстана в приграничные государства – эксперт Қазақстанда ағаш экспортына тыйым салынды Китайские «железные кони» активно завоевывают казахстанский рынок На семь процентов сократилась молодежная безработица Қазақстанда жоғары оқу орындарына арналған «Қазіргі заманғы баспасөз қызметі» атты оқу құралы қазақ тілінде шығарылды В Казахстане разработан и издан на казахском языке учебник «Современная пресс-служба» для университетов Творческий феномен казахов: почему артисты, музыканты, спортсмены из Казахстана обретают мировую популярность Путин отметил вклад Назарбаева в развитие российско-казахстанских отношений ЕАБР: Проект «Север-Юг» сделает Казахстан важным транзитным узлом Фильм «QAZAQ: История Золотого Человека» про Назарбаева покажут в эфире Қазақстанда 16,3 млрд тонна қалдық жиналған Благотворительная акция «Дерево желаний» стартует в 4 городах Казахстана EURUSD: евро получил поддержку от бегства в защитные активы В Казахстане с 1 декабря приостановят приём старых авто на утилизацию Қазақстанда он жеті мыңнан астам жүкті әйел вакцина салдырды В Казахстане введут запрет на экспорт картофеля Мирзагалиев: Казахстан привлечёт $6 млрд из ОАЭ Қазақстанда автогазға ауыстырылған көліктер саны артты Казахстан и Швейцария заключили 6 коммерческих соглашений на S300 млн Қазақстанда дәрі-дәрмек арзандады – сарапшылар В Казахстане ограничат въезд из 11 стран из-за «Омикрона»

Вчера – Украина, сегодня – Беларусь, завтра – Казахстан?

То, что сегодня происходит в Минске – не что иное, как попытки Кремля дестабилизировать ситуацию в Белоруссии накануне выборов. Это ответ Путина на сопротивление Александра Лукашенко «лечь» под Кремль. В свое время по аналогичному сценарию начиналась военная агрессия России по отношению к Украине. Будет ли следующим Казахстан? Подробнее в программе «Мозговой штурм» exclusive.kz беседует с Арсением Сивицким, директором Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Беларусь) и Юрием Пойта, руководителем секции Азиатско-Тихоокеанского региона Центра исследований армии, конверсии и разоружения (Украина).

 

- Что происходит сейчас в Минске?

Арсений Сивицкий: Если анализировать официальные заявления беларусских властей, то мы видим достаточно жесткие реакции и оценки происходящего. Пару дней назад вблизи от двух стратегических объектов была арестована группа боевиков частной компании «Вагнер». Официальная версия заключатся в том, что группа прибыла для дестабилизации общественно-политической обстановки через проведение террористических актов. Кроме того, она имеет связи с некоторыми оппозиционными фигурами, которые сейчас находятся под арестом. Это бывший кандидат на пост президента Сергей Тихановский. Из-за того, что он был арестован, он не смог подать все необходимые документы для регистрации в качестве кандидата. Поэтому вместо него приняла решение участвовать в выборах его супруга Светлана Тихановская. Кроме того, это оппозиционер Николай Статкевич. Таким образом, официальная версия властей в том, что «вагнеровцы» должны были помочь беларусской оппозиции  дестабилизировать обстановку, в том числе и во время протестов.

Кроме того, во время допросов выяснилось, что на территории России  готовятся еще несколько групп. Поэтому беларусские власти сейчас готовятся к этому сценарию. Была усилена граница на участке с Россией, поскольку между Минском и Москвой как таковой границы не существует. Вероятно, будет объявлена проверка боеготовности. В ответ Россия внезапно объявила проверку боеготовности в западном и южном военном округе, которые находятся на границе с Беларуссией и Украиной. Она была настолько внезапной, что даже Беларусь, которая является формально союзником России, не была уведомлена об этих мероприятиях заранее. Таким образом, если оценивать произошедшее в более широком контексте, Россия оказывает давление на Беларуссию не только в информационно-политической и экономической сферах, но и в военной. Это свидетельствует о том, что Кремль рассматривает абсолютно любые варианты развития событий во время даты голосования и в последующие дни, не исключая  своего вмешательства во внутренние дела Беларуссии, в том числе силовым путем.

Что касается реакции беларусского общества, то я бы охарактеризовал ее как неоднозначную. В последнее время мы наблюдаем кризис доверия со стороны беларусского общества к официальным источникам информации. Это, безусловно, провоцирует различные версии, скепсис к официальной аргументации и создает большого рода интерпретации и спекуляции. При этом, большинство склоняется к версии предвыборного трюка беларусских властей, который направлен на создание видимости внешнего врага для мобилизации общества вокруг фигуры действующего президента – Александра Лукашенко, который позиционируется как единственный гарант суверенитета независимости.

- Насколько Вы согласны с официальной версией, и какова ваша точка зрения?

Арсений Сивицкий: Моя оценка заключается в том, что у нас пока нет оснований не доверять основным заявлениям беларусских властей. Кремль действительно вмешивается во внутренние дела Беларуссии, в том числе, во время предвыборной кампании. В последнее время мы наблюдали нарастание противоречий между Минском и Москвой по вопросу  углубленной интеграции в рамках союзного государства. Александр Лукашенко еще в конце прошлого года вышел из этих переговоров, обвинив Москву в попытке «поглощения» Беларуссии. Но, судя по заявлениям официальных заявлений властей, Кремль от геополитической инициативы не отказался и намерен довести ее до конца, создав полноценное союзное государство с центром принятий решений в Москве. Конечно, такой подход,  навязываемый нам сегодня Москвой, является не приемлемым для Лукашенко. Поэтому он из этих переговоров вышел, что не могло не спровоцировать жесткую реакцию в Кремле. Российской элите нужно продемонстрировать политический успех, потому что во всех других сферах мы наблюдаем достаточно серьезное идейное банкротство, особенно на фоне нового экономического кризиса и тех негативных социально-политических эффектов, которые проявлялись в результате пандемии коронавируса в России. Соответственно, единственным инструментом для удержания повестки является демонстрация внешних успехов. Это достаточно традиционно для российской стратегической культуры. Мы видели, что и в 2008-ом,  и в 2014 годах на фоне серьезных экономических кризисов Россия  предпочитала демонстрировать геополитические успехи, а не вырабатывать антикризисную стратегию, направленную на то, чтобы прежде всего решать проблемы собственных граждан. Поэтому Россия может попытаться решить клубок накопившихся противоречий с Минском с помощью силы. Сейчас очевидно, что тактика давления не сработала и Лукашенко не поддался. Соответственно, в Кремле решили перейти к «плану Б», который предполагает достаточно серьезное вмешательство во внутренние дела, в том числе использование силы. В ряде наших исследований мы предсказывали подобные сценарии задолго до нынешнего задержания.

- Тогда возникает вопрос - зачем Путину поддерживать оппозицию Лукашенко? Ведь у них нет антироссийской риторики в предвыборных выступлениях?   

Арсений Сивицкий: Было бы наивно полагать что Кремль делает ставку только на оппозицию. Особенность стратегии Кремля заключается в том, что он всегда ведет переговоры со всеми вовлеченными в какое-то противоборство сторонами. В качестве примера можно привести президентские выборы в США в 2016 году, когда одна команда вела переговоры с штабом Дональда Трампа, а вторая в этом время пыталась устанавливать контакты с его главной соперницей Хиллари Клинтон. Безусловно, если мы исходим из того, что Кремль готовит сценарий смены режима, на что намекает и Александр Лукашенко, все сводится не только к поддержке оппозиции. Оппозиция, призывающая к массовым протестам, выступаешь лишь одним из инструментов, с помощью которого можно создать оптимальный фон для вмешательства. Особенно, если это будут массовые протесты, которые выпускает ситуацию из-под контроля беларусских властей, но дают отличный предлог для Москвы. Мы помним, под каким предлогом Москва вмешивалась во внутренние дела Украины в 2014 году. Официально было объявлено, что в силу существенной дестабилизации военно-общественной обстановки в Украине, Россия была вынуждена вмешаться для того, чтобы защитить свои национальные интересы. Все это было оформлено в идеологизированную форму русскоговорящих, но все прекрасно понимают, что это был предлог. Россия просто воспользовалась хаосом для того, чтобы продвинуть свои интересы. И это при том, что сама Россия очень много вложила, чтобы создать сам кризис еще тогда, когда у власти находился политик с традиционным видением – Виктор Янукович. Напомню, что в феврале 2014 года, когда произошёл кризис и действующий президент Украины был вынужден вступить в переговоры с оппозицией при посредничестве России, Германии и Польши, в самый последний момент уполномоченный представитель России при переговорах, господин Лукин, отказался ставить свою подпись под меморандумом между Януковичем и оппозицией. Россия имела возможность поддержать Януковича политически и дипломатически, но, вместо этого, она спровоцировала кризис легитимности Януковича, который вынудил его бежать из страны. В свою очередь, это спровоцировало кризис власти. Кремль опять же использовал эти обстоятельства для того, чтобы вмешаться. И вмешательство происходило силовым путем.

- Юрий, что вы можете сказать, по поводу официальной версии?

Юрий Пойта: Во-первых, для Украины этот кейс очень важен даже не с точки зрения вагнеровцев, а с точки зрения того,  какой Беларуссия будет после проведения выборов. Та, Беларусия, которая существует на данный момент, не совсем демократична, не поддерживает Украину в ООН, является партнером России в ряде организаций. Однако для Украины это вполне нормальный вариант, далеко не худший. Худший сценарий для Украины - вхождение Беларусь в состав России вплоть до получения статуса административного субъекта РФ. Тогда мы потеряем важного экономического партнёра, от которого зависим энергетически. Во-вторых, Россия сможет без проблем разместить свои войска на территории Беларуссии, и мы становимся окруженными не только с востока и юга, но и с севера. Уровень военной угрозы существенно возрастает при таком сценарии. С этой точки зрения для Украины этот кейс с Беларуссией очень важен. Я хотел бы остановиться на трех основных версиях, которые на данный момент циркулируют.

Первая версия - сговор Лукашенко и Путина. Лукашенко, якобы, имеет низкую поддержку и поэтому организовал вместе с Путиным видимость вторжения, для того чтобы повысить свой рейтинг. Но мне не нравится в этой версии то, что между Лукашенко и Путиным очень сложные  отношения. Задача России сегодня красивое, пафосное и мягкое присоединение Беларуссии. По ряду переговоров, которые велись несколько лет, видно, что никакого прогресса в интеграции не было. Все переговоры заканчивались ничем, даже не было заявления для прессы. Путину нет смысла поддерживать Лукашенко и формировать такой сговор. На самом деле, ему более выгоден другой президент, который пойдет на уступки, поэтому версия организации такого театра отпадает.

Вторая версия - провокация Лукашенко против российских граждан для  повышения его рейтинга. Дескать, арестовал ни в чем не повинных военных и дал липовое обвинение. Эта версия наиболее популярна в российских СМИ: вагнеровцы не целились на Белорусь, а летели в другие страны для выполнения военно-политических задач. В этой версии мне не нравится, что механизмов для правления государства у Лукашенко достаточно, чтобы переизбраться в следующий раз и никакие провокации, тем более с таким жестким соседом для повышения рейтинга действующему президенту не нужны. Наоборот, провокация со стороны России, со стороны вагнеровцев создают существенные проблемы и ставят угрозу потери власти. Другой аспект: вагнеровцы технически не могли улететь в другие страны через Беларуссию. Мы знаем, что у них были куплены билеты через Турцию. Однако, Турция является членом НАТО. Во-вторых, часть вагнеровцев подсвечена, в том числе украинскими спецслужбами. В-третьих, вагнеровцы участвуют в боевых действиях в тех регионах, где находятся ключевые интересы Турции – Сирия и Ливия. Для них быть задержанными в Стамбуле было опасно. Кроме этого, перелеты вагнеровцев осуществлялись в Сирию, Ливию и Судан только военными самолетами Министерства обороны. Гражданскими средствами они не пользовались. Следующее: они прибыли в  Беларусь до начала всех этих процессов. Транзит - это прилетел в Минск, подождал несколько часов в терминале и вылетел в другую страну. Или, например, подождал сутки и вылетел в другую страну. Какой им смысл оставаться на такое длительное время, не понятно. В то же время, если бы они опоздали на этот рейс, что с моей точки зрения, маловероятно, то это легко проверить. Если человек опаздывает на рейс, то просто перебронирует рейс. Но этого не происходило. Скорее всего, они просто пропустили свой рейс, на который были куплены билеты и дальше спокойно ожидали на территории Беларусь. И особенно смешно выглядят показания о том, что часть из них, например, хотели посмотреть собор святой Софии. Косвенное доказательство ошибочности версии о транзите, - ее активная поддержка российскими СМИ, политиками, телеграмм-каналами, российскими экспертами, а также пророссийскими экспертами, в т.ч. в Украине и в Казахстане.

Последняя,  официальная версия - Лукашенко с Путиным не договаривались, он не фабриковал арест вагнеровцев, а на самом деле целью группы был не Стамбул и не третьи страны, а именно Минск, все остальное прикрытие. Вопрос в том, какие задачи были у группы? Я думаю, что задача была глобальная - сместить президента и привести других людей, которые связаны  с Москвой. Не могу на 100% утверждать, что они имеют пророссийские взгляды, но для того, чтобы они пришли к власти, уровень протеста пока  недостаточен. У Лукашенко есть все инструменты, чтобы победить на выборах. С моей точки зрения, необходимо было вывести протесты из-под контроля, увеличить количество протестующих, радикализировать их действия и показать агрессию как со стороны протестующих, так и со стороны силовиков. Это вынудит полицию открыть огонь, дискредитирует Лукашенко и заставить выйти на улицу большее количество людей. Вот эти 200 вагнеровцев как раз направлялись для решения этой задачи.

Тут может быть несколько вариантов развития событий. Первый - самый идеальный для российской стороны: Лукашенко уходит в отставку, к власти приходит пророссийский президент, которые продолжает углубленную интеграцию с Россией. Второй вариант - Лукашенко удерживает власть, но запад от него отворачивается, Путин делает предложение, от которого нельзя отказаться. Третий вариант - Лукашенко не соглашается на предложение Путина по второму сценарию, Россия заявляет об угрозе своим гражданам со стороны, например националистов, вводит миротворческий контингент. Далее продолжаются переговоры. И при последнем варианте развития событий конфликт доходит до такой ситуации, что силы равны, тогда вмешивается Россия с миротворческим контингентом, стабилизирует ситуацию, но Лукашенко оказывается на крючке и в знак благодарности продолжает интеграцию.

Официальная позиция Украины: выборы в Беларуссии - это внутренние дела страны, мы туда не вмешиваемся. Вагнеровцы это военные-преступники, у нас есть доказательная база их ареста и суда, и мы просим передать их Украине. Действия России с нашей точки зрения являются нарушением международного права, двухсторонних договоров, актом гибридной агрессии, направленной на смену власти.

- Арсений, каждый из трех названных вариантов трудно назвать оптимистичным. Есть ли другие опции?

Арсений Сивицкий: Да, их трудно назвать оптимистичными, но характер развития событий внутри и вокруг Беларусь, к сожалению, подталкивает ситуацию к развитию именно этих сценариев. Конечно, самым оптимальным сценарием было бы то, что в день выборов ничего не происходит. Не происходит массовых протестов, которые не поддерживаются и не инспирируются со стороны России. Россия отказывается от своих планов по вмешательству. Но таких предпосылок мы не видим. Беларусские власти с самого начала кампании президента готовились к жесткому сценарию с учетом вмешательства России, практически сразу же были арестованы политики оппозиционной среды, которые были способны вывести людей на улицу. Это уже было в мае, в июне в преддверии регистрации инициативных групп кандидатов в президенты были задержаны два наиболее популярных политика – Виктор Бабарико и Сергей Тихановский. В середине июля из гонки президентской был выведен еще один кандидат – Валерий Цепкало.

Такая жесткость со стороны властей обусловлена вмешательством России, потому что, если исключить все внешние факторы, у Лукашенко достаточно и административного, и силового ресурса, и уровня поддержки в беларусском обществе. Это, конечно, не 80%, как дает официальная социология, но в пределах 40-50%. Суммарно все оппозиционные кандидаты, в лучшем случае, набирают 40-50% все вместе. Поэтому, если бы не было фактора внешнего вмешательства, сценарий кампании развивался совершенно по-другому. Он был бы гораздо мягким, как в 2015 году. Снятие всех трех популярных альтернативных кандидатов как раз обусловлено тем, что они имеют прямые или косвенные связи с Москвой. По крайней мере, именно так Александр Лукашенко считает. Если говорить про Сергея Тихановского, то, когда была задержана вся его команда,  в ней оказалось четыре представителя российской военной разведки, еще один оказался одним известным демократическим активистом, который прибыл по заданию ФСБ. Виктор Бабарико внезапно решил баллотироваться в президенты, а Валерий Цепкало выбрал своей страной пребывания Россию, куда он попал совершенно беспрепятственно при том, что в Россию из-за карантина невозможно въехать, не имея места жительства или российского гражданства. Самое главное, что Александр Лукашенко лично считает, что Москва поддерживает этих кандидатов и собирается их использовать для вмешательства во внутренние дела. Поэтому такая жёсткость обусловлена этим фактором, а не растущей популярностью оппонентов.

- Какие уроки мы должны извлечь из этой ситуации?

Арсений Сивицкий: Мне кажется, что главный вывод нужно было сделать еще в 2014 году, когда Россия совершила военную агрессию против формально дружественного государства, каковым являлась Украина. При том, по некоторым сферам у Украины и России существовали гораздо более глубокие форматы интеграции. Даже в военно-политической сфере. На момент начала конфликта Украина размещала на своей территории российские базы, имела уникальное соглашение о военно-техническом соглашении с Россией, какого у Украины не было подписано с другими странами мира. Наконец, существовал Договор о сотрудничестве, добрососедстве и дружбе между Украиной и РФ, который закреплял стратегический характер взаимоотношений между двумя странами. То, что Украина была формально дружественным государством для России, Кремль не удержало от использования силы. Мы вынуждены признать, что российское руководство отказывается от моделей интеграции и обеспечения своего влияния на постсоветском пространстве с помощью мягкой силы, и переходит в режим продвижения своих национальных интересов в одностороннем порядке с помощью военной силы. И ведь не случайно, что в 2015 году Кремль вдруг неожиданно решил продвигать вопрос о создании российской военной базы на территории Беларусь или вопрос об углублении военной интеграции между Минском и Москвой. Все эти действия очень хорошо интерпретируются, если мы исходим из того, что Кремль просто поменял свой геополитической подход, вооружился новой геостратегией, которая основана на вполне рациональных аргументах. С экономической точки зрения влияние России в мире сокращается, и оно продолжит сокращаться. Если сейчас российская экономика сейчас на 6-7 месте в мире по покупательской способности, то в 2030-х годах, в лучшем случае, она будет 10-ой. Этот тренд продолжиться. Но, с военной точки зрения, Россия пока что входит в ТОП-3 наиболее милитаризированных государств. И как раз военный потенциал и военная сила является тем преимуществом, с помощью которого Россия может конкурировать на международной арене и заставлять других игроков считаться с ней. Поэтому на фоне неспособности конкурировать в мягкой сфере и сфере интеграционных проектов с Европейским Союзом и Китаем, Кремль решил продвигать свои интересы силовым путем. Если в отношении Украины был выбран сценарий в виде военного конфликта, то в ряде других случаев есть попытка военного усиления в этих странах. Это Кыргызстан и Таджикистан, например. Я думаю, что силовые и политические инструменты давления в отношении, в том числе формальных союзников, продолжатся. Я не исключаю, что Кремль будет проводить более агрессивную внешнюю политику. Если в западном направлении Кремль должен конкурировать с коллективным Западом, то очевидно, в восточном направлении главным конкурентом выступает Китай.

Юрий Пойта: Я солидарен с Арсением, в том, что не должно быть никаких иллюзий в отношении союзных республик. Угрозы национальной безопасности всегда остаются, и в какой-то момент могут быть реализованы либо мягкими, либо жесткими мерами. Мы видим, что группа вагнеровцев проникла очень просто на территорию государства, без оружия. Для дестабилизации необходимо иметь оружие и, скорее всего, оно находится на территории Беларуссии в заранее приготовленных местах. С моей точки зрения, необходимо изучать возможные каналы поставки такого вооружения, возможные маршруты пересечения границы и возможные места для подготовки. Третье, мы видим, что Россия отрицает свое участие, но ясно, что она будет теперь более тщательно подходить к переброске людей. Четвертое - необходимо изучать информационное поле. Мы видим в Беларуссии сталкивают власть и общество. В Украине подпитывался конфликт между пророссийскими и проевропейскими силами.

Что касается Казахстана, нужно проанализировать факторы, которые могут говорить о возможности конфликтов. Необходимо иметь целостную картину информационного влияния. Необходимо проработать все сценарии развития событий и оценить свои уязвимые стороны и уязвимые стороны той страны, которая может провоцировать такие действия. И наконец, я за региональное сотрудничество. Запад не будет готов вмешаться. Кроме того, не видел реакции Китая, просто ее не было. Китай не будет готов защищать интересны партнеров на постсоветском пространстве.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33