пятница, 30 июля 2021
,
USD/KZT: 424.51 EUR/KZT: 504.06 RUR/KZT: 5.81
Банки Узбекистана начали опережать казахстанские по темпам и качеству кредитования Лук, капусту, картофель и морковь в Казахстан везут из-за рубежа Создание мурала Оспан Батыру и Кенесары столкнулось с препятствиями Центральноазиатская интеграция набирает темпы ЧС объявили в Степногорске после прошедшего урагана Цены на уголь начали расти до начала отопительного сезона Аким привозил избирателей на служебном автомобиле в сельском округе Павлодара На поселковых выборах победил «кандидат от ЛДПР» и племянник экс-акима области Цены на лекарства растут, несмотря на рост производства Moody’s повысило рейтинги Kaspi Bank Кандидат от ЛДПР: нуротановский выдвиженец в акимы поселка под Темиртау перепутал партию Бывший и действующий депутаты судятся из-за выборов в акимы В Казахстане «карантинный беби-бум» Аккумуляторный и фармацевтический заводы планируют построить в СЭЗ Петропавловска Правозащитники: журналистов «прослушивать» нельзя В Казахстане стали больше доверять полиции Активисты: выборы акимов преждевременны и могут дискредитировать саму идею На фоне роста цен падает качество услуг Зависимость Казахстана от импорта продуктов питания растет Многодетные о драке с полицией: «Вместо стула для беременной получили шапалак от СОБР» «Приятного аппетита, но еды нет»: в COVID-госпитале Нур-Султана не кормят больных Голодовка: активисты ДПК провели ночь у департамента полиции Алматы Самые закрытые: Павлодарский, Мангыстауский и Алматинский регионы Митинги против обязательной вакцинации прошли в нескольких городах Казахстана, есть задержанные Языковая полиция появится в Казахстане: для грубых нарушителей введут профконтроль

Главней всего погода в доме

Институт семьи в Казахстане переживает не лучшие времена. О том, как растет количество разводов, не судачит только ленивый. Равно и о том, насколько поднялся уровень семейного насилия. В связи с режимом чрезвычайного положения и карантином ситуация с домашним насилием усугубилась. Еще в июне правительство озвучивало цифру 20% - именно настолько поднялся этот уровень только в период первой, весенней изоляции. Нередко это заканчивается драматично: от побоев внутри семьи до полного разрыва отношений, когда женщины в буквальном смысле оказываются на улице и им некуда идти. При этом, на период карантина кризисные центры не принимают жертв бытового насилия.

Проблемой внутрисемейного насилия и упадка сегодня озаботились многие – от государственных органов до НПО и отдельных активистов. Однако конкретными проблемами матерей, которые в силу семейных проблем остались без крова, по-прежнему мало кто занимается. Тем не менее уже семь лет в Алматы существует своеобразный приют для беременных женщин и уже состоявшихся матерей. Случаев, по которым женщины попадают в такие приюты, немало. Это неопытность молодых девушек, которые беременеют, а отцы их детей самоустраняются. Бывает, что сбегают от семейного насилия, а кого-то отвергает семья. У кого-то ситуация прозаичнее: многие из-за коронавируса лишились работы, платить за съёмное жилье нечем, а срок беременности уже приличный. Одним словом, немало беременных женщин и матерей остаются в подобной безвыходной ситуации и готовы на самые крайние меры: и аборты, и даже суициды.

Специализированные благотворительные центры предоставляет кров, еду и уход за ребёнком на определенный период, в течение которого женщина может прийти в себя, спокойно родить ребенка или ухаживать за ним и, как говорится, «перевести дыхание»: понять, что делать дальше. Возможно, найти новую работу или же примириться с семьей.

- Наш кризисный центр существует уже 7 лет. Главные направления центра – это противоабортная деятельность. Особая программа психологической помощи, чтобы молодые девушки не делали аборт. Вообще, конечно, возрастом мы не ограничиваемся. Главное, чтобы не губили детей, чтобы не бросали их. Главная наша цель состоит в том, чтобы семья соединялась. Хотя это нелегко, но мы прикладываем максимальные усилия для восстановления семей. Если же, конечно, присутствует категорическое нежелание женщин возвращаться к мужьям, то мы не настаиваем. Но, как правило, это редкие случаи. В подавляющем большинстве женщины до последнего хотят сохранить семью, не готовы рушить ее из-за всяких пустяков и идти в никуда, - рассказывает директор центра «Дом для мам» Анна Белимова.

Анна Белимова

Центр «Дом для мам» представляет собой небольшой домик плюс жилой контейнер, который был приобретён в этом году. До этого центр в основном снимал жильё для своих подопечных, но совсем недавно обзавёлся собственным жильем. Меценаты предоставили маленький домик, где и размещаются женщины. И хотя условия довольно спартанские – жилища больше похожи на общежитие – здесь впору вспомнить правило: «в тесноте, да не в обиде». Центр существует на условиях полной анонимности, так как есть среди подопечных центра и беглянки от домашнего насилия. В общем и целом, центр берёт на свое обеспечение беременных и недавно родивших женщин и обеспечивает их кровом и пищей до момента, пока ребенку не исполнится один год. За это время у подопечных появляется возможность либо найти работу и снять жильё, либо примириться с семьей.

У центра есть определенные ограничения. В центр не принимают ВИЧ-инфицированных. По словам Анны Белимовой, это не из-за предрассудков, а из-за того, что в центре нет условий для содержания женщин с такими проблемами. Также центр не берет на свое попечение людей с психическими отклонениями, потому как это представляет опасность для других опекаемых, в том числе и детей. Впрочем, всё это «пока». Конечно, есть планы расширяться. В остальном же – никаких ограничений, независимо от возраста, количества детей, срока и прочего. Проект существует на добровольные пожертвования и при активной помощи группы «Милосердие», которое возглавляет священник православной церкви протоиерей Вячеслав Пугачев. Также «Дом для мам» работает в тесном партнерстве с социальным проектом «Ана уй» - этот центр уже довольно известен в Казахстане и он, среди прочего, перенаправляет женщин, которые попали в сложную ситуацию, в «Дом для мамы». Как правило, у каждого подобного центра есть свои особенности и определенные ограничения.

Вячеслав Пугачев

- Всего в Алматы примерно 3-4 таких центра, каждый со своей спецификой. Кто-то работает исключительно с «первородками» и до 30 лет (как «Ана уй»), кто-то принимает женщин, беременных уже не в первый раз (как «Дом для мамы»), - рассказывает руководитель группы «Милосердие» при Никольском соборе Алматы протоирей Вячеслав Пугачев. – Что нам особо близко в таких центрах, как «Дом для мамы» - то, что они социализируют попавших в беду женщин. После их помощи женщины снова становятся полноценными людьми и благополучно живут и служат обществу.

Мамочки из Дома для мам

Руководство центра «Дом для мамы» подчеркивает, что, в общем и целом, редко кто задерживается в центре надолго. Как правило, женщины находят работу и налаживают отношения с родственниками. Стандартный типовой договор составляется на 3 месяца, но потом его могут и продлить. Бывают случаи совсем короткого пребывания – максимум 3 дня, когда все разрешается, находится работа и съёмное жилье. Впрочем, есть случаи и «кочевок» по таким кризисным центрам. Как правило, эти кочующие известны в кругах волонтеров. И хотя дело не доходит до резких и решительных отказов таким персонажам, более трёх месяцев они в центре не задерживаются.

Анна ВАРНЕНЧИК

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33