вторник, 15 июня 2021
,
USD/KZT: 426.81 EUR/KZT: 517 RUR/KZT: 5.81
«Ел тірегі» анонсировала митинг на 25 июня Токаеву доложили о фактах незаконного оборота нефти Тихановскую исключили из базы розыска на территории России В июне введена «нулевая ставка» на утилизационный сбор - Мирзагалиев За некачественное жилье переселенцам наказаны чиновники в СКО В антиконкурентных действиях подозревают Минсельхоз Из запланированных 2 млрд деревьев посажено 80,5 млн Байбек выиграл суд против активиста Жанболата Мамая Путин об организации убийства Навального: «У нас нет такой привычки кого-то убивать» Медработники признали заражения коронавирусом из-за нехватки СИЗов по делу «СК-Фармация» На удорожание картофеля в Казахстане повлияла большая наценка посредников – Минсельхоз В Министерстве прокомментировали заявления отменить утильсбор на автотранспорт Власти Степногорска пообещали отказаться от ПХД-завода после общественного резонанса Женщины в Казахстане зарабатывают на треть меньше мужчин В озере Кобейтуз высокое содержание тяжелых металлов Общественность просит отменить проект развития туризма в Чарыне Токаев обсудил ситуацию в Афганистане со Спецпредставителем США Республиканская палата казахской белоголовой породы пожаловалась на нарушения прав фермеров со стороны «Агро кредитной корпорации» Журналистам Казахстана угрожают из-за освещения политических тем Вокзал Нур-Султана начнёт запускать по Ashyq В Алматы предупредили о мошенниках, использующих AnyDesk для хищения денег Именем покойного главы комиссии по передислокации столицы в Акмолу хотят назвать улицу в Нур-Султане Саудовская Аравия не пустит иностранцев для совершения хаджа Казахстан поставит Таджикистану технику в обмен на воду Китайской компании могут разрешить добычу урана в заповеднике

Эудард Мухамеджанов: «Казахстану пора вводить выборность судей»

Казахстану пора внедрить реальную независимость судей. Именно они обеспечат гарантии безопасности уходящей управленческой элите. Поэтому они должны избираться либо прямым голосованием, либо парламентом из числа адвокатов, а не сотрудников правоохранительной системы, как это происходит сейчас. ЦИК тоже должен стать действительно независимым, как и вся система выборов. А в Алмате пора провести пилотный референдум. Почему все реформы должны идти синхронно рассказал exclusive.kz Эдуард Мухамеджанов, профессор, доктор юридических наук.

- Неэффективность судебной системы все чаще заставляет говорить о необходимости введения выборности судей. Однако, в Украине и Грузии судейское лобби заблокировало этот процесс. Какие аргументы в пользу выборности судей вы можете привести?

- По этому вопросу у меня были соответствующие предложения и многие из них заимствовались в ходе судебных реформ. Дело в том, что судебный корпус - это лицо юристов, занимающихся юридической практикой. Но, учитывая тот способ, которым он формируется, в эту среду попало очень много людей не совсем того уровня, каким должен быть судья. Я имею в виду не только моральные качества, но и профессиональные. Об этом, кстати, заявлял и председатель Верховного суда. Вопрос формирования судебной власти актуален еще и тем, что независимая судебная власть способствует не только правосудию в стране, но и смене власти в целом. Если к власти придут новые элиты и встанет вопрос о преследовании прежней, именно независимый суд поставит все точки над «i». Мы можем видеть это на примере Южной Кореи или Израиля, когда судебная система независима и есть гарантия защищенности не только у граждан, но и у предыдущего руководства страны. Но сегодня у нас суд резидентом, который является представителем определенной политической партии. Как судья, назначенный таким президентом, может рассматривать дела другой политической партии, априори понимая, что завтра с него могут спросить вышестоящие инстанции? Подобные вещи должны исключаться. Судебная власть должна быть независимой. А как это сделать? Они должны утверждаться парламентом, как это было раньше, поскольку в нем представлен весь спектр политических сил. Когда какая-то политическая сила будет оказывать влияние на судью, он спокойно сможет ориентироваться на другие политические силы и, таким образом, быть более независимым и защищенным.

Во-вторых, судьи должны проходить определенный отбор. К примеру, в Великобритании судейский корпус формируется из адвокатов. Почему? Потому что представители правоохранительных органов представляют исполнительную власть и, когда они приходят в судебную систему, то они являются продуктом системы подчинения вышестоящему руководству, хотят они того или нет.

Возможно, весь судейский корпус единовременно менять не надо. Если смотреть опыт Украины, где были уволены все судьи, то их дела оказались на определённый период времени без рассмотрения. Учитывая, что у нас трехзвенная система судов: районные, областные и Верховный, заполнить образовавшиеся ниши очень сложно. Не каждый юрист может быть судьей. Поэтому нужно изменить процесс набора судей, и новые пришедшие судьи по новым критериям постепенно заменят тех судей, которые есть. Думаю, в этом случае судейский корпус не будет против нововведений и реформ.

Другое дело, необходимо установить жесткие правило набора судей. Сегодня у нас есть два пути набора. Первый, общий путь, когда человек достигает определенного возраста и соответствующих критериев, которым должен соответствовать судья. Есть второй - через академию судебных органов при Верховном суде. Поступившие в эту академию тоже могут стать судьями и, на мой взгляд, это не что иное, как коррупционная лазейка попасть в судебные органы. Судебная академия не должна заниматься набором судей, она должна повышать их профессиональный уровень, но никак не набирать судебные кадры. Набор кандидатов судебной власти должен идти по строго определённому пути, который доступен для всех, без исключения. Подобные изменения позволят в будущем сформировать независимый суд. Я считаю, что каждое звено судебной системы должно быть автономным, и если оно принимает неправомерное решение, то с помощью апелляционных процедур и надзорных данных, решения должны исправляться. Кроме того, сам судебный процесс необходимо упрощать. Сейчас он слишком зарегламентирован.

- Все реформы, о которых Вы говорите, очень между собой взаимосвязаны и предполагают изменение системы в целом. Как минимум, ЦИК должны стать независимыми и от президента, и от парламента, и маслихатов. Что может сподвигнуть власть все-таки пойти на это? Кто или что может быть триггером этих изменений?

- Триггерами, скорее всего, будет выступать инстинкт самосохранения. События, происходящие вокруг нас, говорят, что, если не идти на какие-то изменения, это может очень плачевно закончиться, и не только для власти, но и для всего населения страны. Это видно на примере Украины и других государств, которые не пошли вовремя на конструктивные изменения законодательства в мирном поле и получили своего рода перевороты. Поэтому, я считаю, что реформы необходимо начинать прежде всего с изменения избирательного законодательства. Во власть должны прийти новые политические силы, которые выработают те правовые нормы, по которым должна будет жить наша страна в будущем. Естественно, эти нормы будут касаться всего: и порядка выборов судей, и определения президентского срока.

Не случайно партия «Нур Отан» проводит праймериз, пытаясь найти новых генераторов идей, которые могут включены в будущие партийные списки. Мы видим, что одна из политических партий начинает что-то делать. Но подобные вещи должны делать и другие политические партии. Однако сегодняшнее законодательство практически не позволяет создать новую партию. Естественно, если новый состав парламента будет приблизительно таким же, то реформ не будет. Здесь нужна политическая воля самого президента.

То, что ЦИК должен быть независимым, мы видим на ярком примере Беларуси, где избиратели не поверили официальным данным избиркома. Поэтому, конечно же, он должен быть независим и от президента, и от парламента. Он должен формироваться политическими партиями и общественными организациями, которые официально зарегистрированы в стране. В одной из своих публикаций я говорил, что можно пойти путем набора членов избирательной комиссии по системе набора суда присяжных. Конечно, это нужно продумать. Допустим, сегодняшняя модель формирования избирательных комиссий выглядит на бумаге весьма демократично, потому что, представителей этих комиссии предлагают политические партии. Но по факту этот механизм не работает, потому что политические партии не всегда могут подобрать кандидатуры на местах и перечень самих кандидатур на местах очень лимитирован. Не случайно в региональные комиссии попадают учителя, врачи и агрономы...

- Референдумы для нашего населения являются самым понятным механизмом, хотя их было очень мало. Что из обозначенных вами инициатив могло бы стать предметом референдума?

- Первые два референдума проводились по утверждению Конституции, по продлению сроков полномочии президента и также аналогичный референдум планировалось провести по продлению сроков правления первого президента. Я в свое время высказался о том, что нельзя продлевать полномочия президента с помощью референдума. Тогда ко мне обратились члены Конституционного совета с просьбой сделать экспертное заключение и на базе него было вынесено постановление о том, что с помощью референдума продлевать полномочия президента нельзя.

Надо сказать, что этот демократический институт имеет определенную опасность и злоупотреблять им тоже нельзя. Потому что с помощью референдума можно легитимизировать реформы, которые приведут потом к режиму, возникшему в фашистской Германии. Вспомните, что Гитлер пришел легально к власти с помощью выборов, потом стал менять все законодательство с помощью референдумов и привел страну к тому состоянию, о котором сегодня немцы предпочитают не вспоминать. Поэтому референдум может работать как с плюсом, так и с минусом.

Например, я считаю, на референдуме нельзя принимать поправки в Конституцию. Сам по себе референдум бывает конституционный и законодательный. В свою очередь, он может быть обязательный и факультативный. Конституционный референдум предполагает изменение Конституции. Законодательный – принятие на референдуме того или иного закона. Если решение принято на конституционном референдуме, то он носит обязательный характер. Факультативный референдум проводится для того, чтобы власть узнала мнение народа или населения какой-то части страны по тому или иному вопросу.

То, что произошло в России, с точки зрения юридической техники не корректно. Тем более, голосование шло в течение длительного срока. Я считаю, что на референдуме не должны приниматься серьезные документы, потому что любой документ имеет определенную специфику и эта специфика должна обсуждаться специалистами, а не общим голосованием. Дело в том, что с помощью референдума можно провести антидемократические, антинародные вещи, потому что народ голосует в целом за документ. Но в документе может быть 99 статей, и каждый конкретный человек в целом воспринимает их положительно, но с какой-то определенной статьей не согласен. Как он может голосовать за этот документ? Суть референдума состоит в том, чтобы ответить на вопрос: да или нет. А как ты ответишь, если на одной чаше весов лежит 98 статей, а на другой – одна? К тому же, понятно, что большинство людей не читают все вопросы, вынесенные на референдум, а принимают решение под влиянием агитации или политических лидеров.

Что касается местных референдумов, то наше законодательство предусматривает проведение только республиканских референдумов. Но назрела пора проводить референдумы на местном уровне. Пилотный проект можно провести в Алматы. Например, по поводу решения строить горнолыжные базы… Такой институт, как региональный референдум, уже пора внести в наше законодательство.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33