среда, 12 мая 2021
,
USD/KZT: 427.22 EUR/KZT: 519.71 RUR/KZT: 5.81
Узнать свой статус в приложении Ashyq и перспективу улететь можно лишь в самом аэропорту Нур-Султана Елбасы прибыл в Туркестан В ООН ждут одобрения ВОЗ для использования «Спутника V» 12 мая в Татарстане объявят днем траура по погибшим детям в Казани В столице прошла забастовка рабочих «Астана Тазалык» Сагинтаев о ректорах, которые хотели заработать: «Втихаря хотели сделать, но мы пресекли» 612 палестинцев пострадали в результате конфликта в Восточном Иерусалиме В Казахстане уровень социального прогресса выше, чем в России Маулен Ашимбаев вернулся к работе В Риддере введут режим ЧС Верховный суд Узбекистана вынес приговор 17 обвиняемым по делу о прорыве дамбы Путин обсудил с Жапаровым конфликт на таджикско-кыргызской границе Салют на Бозжыре возмутил казахстанцев Серик Кусаинов сменил Ерлана Кожагапанова Токаев взял на контроль ситуацию с лесным пожаром в ВКО Алматинский университет временно лишен лицензии за грубые нарушения Бауыржан Байбек и Жанболат Мамай не смогли примириться друг с другом В акимате Алматы начнут публиковать список организаций, которые незаконно вырубили деревья В 14 регионах Казахстана ветеранам ВОВ выплачена материальная помощь Сколько и каких земель передадут для лесоразведения государственным лесхозам? Таджикистан назвал официальное число погибших на границе с Кыргызстаном Автобусные парки будут приватизированы до 2025 года Токаев о конфликтах в СНГ: «Армия всегда должна быть готова к отражению внешних угроз» Экс-глава Упрздрава Мангистауской области нанесла ущерб государству в 29 млн. тенге Биртанову снова продлили срок домашнего ареста

Народ Казахстана проиграл процесс министерству здравоохранения

Одним из критериев законности любого государственного акта является точность его формулировки, так как всякая двусмысленность может повлечь незаконное привлечение человека к ответственности. Но правила, утвержденные приказами минздрава РК, по мнению юристов, изобилуют неясностями, размытостью и двусмысленностями.

Между тем, суды разных стран один за другим выносят решения о признании незаконными ограничительных мер. Это имеет место быть в Чехии, Пенсильвании, Австрии. Последняя новость пришла из Португалии. Там суд признал незаконным ПЦР-тестирования на коронавирус и введение локдауна.

Минздрав: «смотрите телевизор»

Народ Казахстана, обратившийся в Есильский районный суд столиц с иском об обоснованности введения различных ограничений (Народ Казахстана – с иском против министерства здравоохраненияПроцесс «Народ Казахстана против министерства здравоохранения» продолжается), проиграл процесс минздраву. Хотя ведомство не ответило ни на один вопрос истцов, суд согласился с доводом ответчика, что он сам решает, как народу Казахстана будет безопаснее жить в период пандемии.

- Все мотивировки судьи (одновременно председателя Есильского районного суда) Руслана Мажитова сводятся к тому, что у минздрава есть полномочия, обеспечивающие безопасность жизни, здоровья и среды обитания человека, - говорит представитель истца (народа Казахстана), адвокат Елена Игнатенко. - И на этом он ставит точку. Все наши доводы и претензии о том, что установленные этим ведомством ограничения нарушают права человека, гарантированные Конституцией и международными пактами, являются произвольными, бездоказательными, судья посчитал необоснованными, потому что … минздрав имеет право вводить такие ограничения. А мы (заявители), по его мнению, не привели конкретные факты дискриминационного характера, осуществленные в отношении народа Казахстана. В переводе на обычный язык это означает: нет доказательств того, что истцам, от имени которых мы выступаем, вредны ограничительные мероприятия, вводимые минздравом.

Однако по закону, по словам Елены Игнатенко, все как раз наоборот: согласно нормам Гражданско-Процессуального кодекса, именно минздрав должен доказать наличие оснований для введения ограничении и оправданность каждого из них. Именно поэтому истцы просили представить им протоколы выделенных штаммов вируса, сравнительную статистику по заболеваемости и смертности с прошлыми периодами для оценки серьезности угрозы здоровью. Однако представитель Минздрава на эту просьбу адвоката отреагировал вопросом: «А вы что, телевизор не смотрите? В мире же пандемия!».

Вирус-маньяк

- В нашей стране вообще очень интересно жить, - говорит Елена Игнатенко. – У нас, оказывается, в 2009 году незаметно для населения прошла пандемия гриппа. Об этом мы узнали из Национального плана по борьбе с ним («Распоряжение премьер-министра РК от 19.08. 2009 года №120-р «Об утверждении Национального плана реагирования на пандемию гриппа в РК»). - Там подробно расписано, как должен быть выделен, идентифицирован, исследован и передан на хранение его штамм, чтобы осуществлять мониторинг за его мутацией. Кроме того, правительством РК еще раньше было принято постановление «О республиканской коллекции микроорганизмов» от 30 июля 2002 года N 850, согласно которого в стране должна быть создана система микробиологического мониторинга и биологической безопасности, включающая учет, контроль, формирование и актуализацию информационной базы данных промышленных и патогенных микроорганизмов, разработаны и утверждены в установленном порядке правила микробиологического мониторинга; обеспечен строгий учет и правильное хранение депонированных штаммов промышленных микроорганизмов и возбудителей особо опасных инфекций.

- Для того, чтобы оценивать законность и обоснованность мер по борьбе с коронавирусом, прежде всего должны быть исследованы доказательства соблюдения названных выше требований эпидназдора, - считает Елена Игнатенко. - Таких доказательств суду минздрав не представил. Да, у этого ведомства есть полномочия по введению ограничительных мероприятий, но все допустимые формы ограничения права человека и гражданина, основания их введения и прекращения должны быть прописаны в законе.

Возьмем конкретный пример. В Кодексе «О здоровье народа» и системе здравоохранения нет такого понятия как «всеобщий масочный режим», но есть закон «О гражданской защите», где сказано, что использование СИЗов отнесено к правам населения, а не к его обязанностям. Ни одним законом не установлена также изоляция здоровых людей по возрастным критериям. Однако среди заявителей есть женщина старше 65 лет, в отношении которой с силу ее возраста «не допускается перемещение». Мы, юристы, расценивают это как необоснованное ограничение права на личную свободу путем помещения под домашний арест невиновного человека. Отсутствие у минздрава ответов на наши вопросы мы склонны расценивать, как отсутствие доказательств идентификации вируса и исследования его свойств. Одно из многих доказательств этому - требования по соблюдению дистанции: в одних случаях - полтора метра, в других – два, а в бассейнах - не менее пяти квадратных метров водного полотна на одного человека.

Еще более удивляет юристов санитарная норма об ограничении выхода из дома после 10 вечера, которое вводится постановлением санитарных врачей в отдельных регионах.

- А что, поведение вируса, как у садиста и убийцы Чикатилло, становится более агрессивным и опасным именно в это время? - задается вопросом Елена Игнатенко. – Но если информации о вирусе нет, то как мы можем рассуждать о том, что все вышеприведенные ограничения адекватны и способны нас реально защитить? Минздрав и минюст отказывались отвечать на такие вопросы, ссылаясь на то, это не относится к предмету спора.

Ответчик (представитель Минздрава) не знал также, где можно найти медицинские маски: в тех, что продаются в аптеках, написано – «маска немедицинская, одноразовая, трехслойная, из нетканого материала».

- Мы представили суду письменные ответы о том, что никаких стандартов качества на самодельную маску не существует, - продолжает Елена Игнатенко. - И минздрав это подтвердил, заявив – «из чего хотите, из того и шейте маски». Однако если это ведомство желает действительно защитить население от вируса тканевой маской, то он должен хотя бы разъяснить - сколько слоев она должна иметь и какой материал необходимо использовать для ее пошива, чтобы защитить людей от вируса.

Перчатки, как заявил представитель минздрава, можно носить любые, но всегда и везде. «А если есть порез или раздражение, то что тогда?» – спросили его дотошные истцы. – «Тогда не выходите на улицу. Без перчаток нельзя», - ответил представитель.

В отношении противопоказаний по ношению масок тоже было, кстати, сказано: не выходите из дому.

Когда был задан вопрос, почему игнорируются рекомендации ВОЗ, где указано наличие целого ряда противопоказаний и возможных негативных последствий от введения всеобщего масочного режима, то представители Минздрава и Минюста заявили суду, что Казахстан – суверенное государство: «Поэтому мы сами решаем, как нам поступать».

Ответа на вопрос, действительно ли суверенная мера по ношению масок введена для защиты здоровья человека, а не для спасения его от штрафа, вовсе не последовало. Что неудивительно: никаких исследований по поводу их защитных свойств в Казахстане не проводилось. Но между тем от всего остального мира идет все больше и больше доказательств обратного – маска не только не защищает, она вредит здоровью.

«Пишите письма. Мы вам ответим»

Одним из критериев законности любого государственного акта является точность его формулировки, так как всякая двусмысленность может повлечь незаконное привлечение человека к ответственности. Но в правилах, утвержденных приказами минздрава, по мнению истцов, много неясностей и размытостей.

Именно поэтому истцы попросили ответчиков разъяснить, почему в ограничениях для лиц старше 65 лет идет речь о запрете на перемещения, но когда же говорится об ограничениях в отношении групповых перемещении, то употребляются такие понятия, как нахождение, перемещение и передвижение. Или в чем отличие группы из трех человек, обязанной передвигаться с соблюдением социальной дистанции, от просто группы незнакомцев на улице, передвигающихся по улице - каждый по своим делам? Что значит обязанность по ношению масок вне дома? Это распространяется на частное подворье или закрытую производственную территорию? Истцы вспомнили случай, когда женщину, передвигающуюся без маски во дворе собственного дома, правоохранительные органы причислили к нарущителям масочного режима.

Оба представителя - и минздрава, и минюста, не найдясь, что ответить на это, заявили, что если что-то непонятно, то «пишите запросы, мы вам ответим». Это означает, что по любому поводу граждане должны писать им письма, чтобы понять, как нам применять эти ограничения. И суд с этим согласился (?!).

Истцы на каждом из судебного заседания приводили статистику: согласно ей, ситуация по заболеваемости в предшествующие годы была гораздо серьезнее, чем в 2020 году, но такие беспрецедентные меры, как сейчас, не вводились. И хотя представитель Минздрава другую, альтернативную или опровергающую статистику не привел, тем не менее сказал, что вирус опасный и это «нужно учитывать». Говоря проще, не приведя никаких доказательств, кроме совета смотреть телевизор, призвал верить на слово.

- Данная пандемия перечеркнула все существующие требования в области эпидемиологии и права, - говорит Елена Игнатенко. - Если в 2009 году, в Национальном плане по пандемии гриппа написано, что «цель карантина - защита общественности путем изоляции больного человека, или человека, контактировавшего с больным человеком от возможного контакта с населением. Карантин, как мера, которая может ограничить распространение заболевания, эффективен только в начале эпидемии (при регистрации первых случаев)», то сейчас все казахстанцы почему-то превращены в потенциально больных. К слову: сейчас тоже есть Национальный план, но в сравнении с аналогичным документом от 2009 года в нем нет никакой конкретики, он гораздо скромнее, несмотря на бОльшую, по мнению минздрава, серьезность ситуации. Вот в этом он наверняка прав: мы все были свидетелями жуткой ситуации в так называемую первую волну эпидемии, когда люди фактически были предоставлены самим себе (не было лекарств, в госпитализации отказывали и т.д.).

Так и не получив ответа ни на один свой вопрос, однако проиграв суд первой инстанции, представители истца готовятся к подаче апелляционных жалоб.

- Мы уже направили массу запросов в госорганы по этой теме, с помощью которых все-таки намерены доказать свою правоту, - сообщила Елена Игнатенко. – Есильский районный суд отказал нам в иске, согласившись с доводом ответчика, что минздрав сам решает, как народу Казахстана будет безопаснее жить в период пандемии. Нам бы очень хотелось на деле прочувствовать эту заботу, но для этого отраслевое ведомство должно было представить ответы на каждый из поставленных вопросов, а не переадресовывать истца к телевизору.

К слову: замечание адвоката Елены Игнатенко в адрес ответчика, что политика государства не должна строиться на основании телевизионной информации, было расценено оппонентами, как неуважение к представителю государственного органа.

- На мой взгляд, такими непрофессиональными ответами подрывается авторитет представляемого им ведомства», - говорит адвокат. - Мы ходатайствовали, чтобы на процесс пришел министр здравоохранения, но в этом нам было отказано, а привлеченный к участию в деле Комитет по контролю качестве и безопасности товаров, работ и услуг, так и не появился на процессе. Сам формат его ведения (по приложению WhatsApp) не предполагал привлечения серьезных специалистов для участия в процессе - не слышно ни вопросов, ни ответов. Мы, что называется, вслепую допрашивали в качестве специалиста в области эпидемиологии врача Жубана Тлеупбергенова, который заявил, что маски на улице не нужны, но так как он был подключен на другом гаджете, то его было плохо слышно. Вот это и есть, видимо, цифровизация судопроизводства и вообще всех сфер жизни. Между тем, суды разных стран один за другим выносят решения о признании незаконными ограничительных мер. Это имеет место быть в Чехии, Пенсильвании, Австрии. Последняя новость пришла из Португалии. Там суд признал незаконным ПЦР-тестирования на коронавирус и введение локдауна.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33