воскресенье, 20 июня 2021
,
USD/KZT: 427.82 EUR/KZT: 509.75 RUR/KZT: 5.81
Маржикбаев готов рассмотреть вопрос избрания Сабурова акимом Пенопластовые стены «Керуен-сарая» названы «новейшими технологиями» Вопрос о заводе по сжиганию ПХД-отходов в Степногорске еще не решен Почти на 60% упал приток инвестиций США в РК в 2020 году Подорожание картофеля: экспортируем много и задешево, импортируем мало и дорого Кредит в $60 млн выделяет ЕБРР Банку ЦентрКредит В Павлодаре обрушился строящийся дом: у пострадавших рваные раны Причины подорожания продуктов питания назвали в АЗРК Кульгинов заявил о полной газификации «Коктал-1» на фоне критики Токаева Иск об отмене утильсбора: власти исправляют ошибку задним числом Возгорание на КазГПЗ не повлияло на уровень добычи нефти – КМГ Керуен-Сарай в Туркестане: «Построен из пенопласта и штукатурки, развалится от пары зим» Повышение цен на АЗС привело к социальной напряженности – Токаев Токаев поручил активизировать работу по сглаживанию цен на газ Помощник Елбасы и сооснователь Kaspi.kz вошли в СД «Самрук-Қазына» Ashyq: Казахстанцы обрушили рейтинг приложения в Play Market и App Store Яхта, конюшня, спорткомплекс: сенатор обнародовала баланс нацкомпаний Более 300 иностранцев арестовали в Нур-Султане в преддверии Дня столицы «Не говори мне «Э»: депутаты кыргызского парламента чуть не подрались Какие жилищные программы для молодых семей есть в Казахстане? ФЕЦА и «Шеврон» объявили конкурс грантов для НПО для развития волонтерства и против насилия К удорожанию лекарств приведет наднациональная регистрация в ЕАЭС – сенатор Животноводам Мангыстау обещают удешевленный корм для зарегистрированного скота Более половины инвестиций в автодороги Казахстана приходится на Алматинскую область Китайцы возглавили ТОП-5 иностранных работников в Казахстане

Что потерял и сколько заработал Казахстан на Карачаганаке и Кашагане?  

В январе 2019 года НПО "Эхо” и "Гражданская экспертиза” в рамках инициативы "Публикуй, что платишь” (Великобритания) запустили проект, итоги которого могут иметь революционные последствия. Цифры говорят, что выгода от Карачаганака и Кашагана ничтожна.

Напомним, расположенный на северо-западе Казахстана, Карачаганак, вместе с Кашаганом и Тенгизом, является одним из трёх крупнейших нефтяных и газовых месторождений страны. Проект управляется совместным предприятием, учреждённым в Нидерландах в качестве частной компаний Karachaganak Petroleum Operating BV (KPO), "Shell” (Великобритания/ Нидерланды) и "Eni” (Италия) через свои местные дочерние компании BG Karachaganak и Agip Karachaganak являющиеся совместными операторами с долей участия в проекте по 29,25%. Дочерние компании "Chevron” (США) и " Lukoil” (Россия) владеют 18% и 13,5% соответственно. Правительству Казахстана принадлежит 10% через КазМунайГаз, дочернюю компанию государственного национального холдинга Самрук-Казына. После открытия месторождения нефти и газа в 1979 году, контролируемая государством добыча началась в 1984/85 годах, за несколько лет до того, как Казахстан последней из советских республик провозгласил независимость в 1991 году. "Agip”/”Eni”, BG Group (с 2016 года входит в состав "Shell”), "Texaco”/”Chevron”, "Lukoil” и правительство Казахстана в 1997 году подписали 40-летнее соглашение о разделе продукции (СРП) с лицензией на срок до 2037 года. Карачаганак является одним из крупнейших газоконденсатных месторождений в мире, а с 2004 года программа закачки газа реализовывалась с использованием попутного газа для поддержания пластового давления, что делает проект технически сложным. В 2018 году добыча составила около 399 000 баррелей в сутки (сырая нефть и газовый конденсат), и предполагается поэтапное расширение.

«Эхо» и «Гражданская экспертиза» вели активную переписку в течение прошлого года с правительством о финансовых условиях Карачаганакского и Кашаганского проектов. В частности, был задан вопрос: остаются ли в силе условия постановления, были ли впоследствии внесены какие-либо изменения в отношении доступа к любому новому документу СРП, и существует ли какое-либо сопоставимое постановление для проекта Кашаган. Кроме того, был направлен запрос местным властям о связанных с Карачаганаком социальных и инфраструктурных проектах (СИП). Вопросы также касались того, имеет ли дочерняя компания "Shell” BG Karachaganak соглашения с субнациональными органами власти по внедрению СИП вне рамок консорциума КРО. Была запрошена информация о распределении и размере любых произведённых платежей, а также о том, участвуют ли граждане в определении приоритетов и контроле за использованием средств. Уточняющие запросы были отправлены и другим участником консорциумов.

Выгоды оказались сомнительными

Сравнение данных о платежах правительствам и данных ИПДО применительно к Карачаганаку и Кашагану было ограничено отсутствием доступа к налоговым режимам, но выявило вопросы, вызывающие озабоченность. Оценка правительственной доли доходов от проекта (Карачаганак, 2018 г.) или стоимости добычи (Кашаган, 2017-18 гг.)- предполагает, что Казахстан пока достиг лишь незначительных экономических выгод от этих двух месторождений.

Как сообщается в ИПДО (2016 г., 2017 г.) и Министерстве финансов (2018 г.), платежи BG Karachaganak правительству в размере 617 млн. долларов США за 2016-18 годы, соответствуют отчётам "Shell” о платежах правительствам в размере 616,6 млн. долларов США за тот же период. Платежи KPO за те же три года составляют 3 млрд. долларов США, из которых примерно 900 млн. долларов США относятся к «Shell», что соответствует ее доле в 29,25% в совместном предприятии. В настоящее время "Shell” не раскрывает свою долю платежей в рамках консорциума, осуществляемых КРО, так же как и её операционный партнер Eni.

КРО сообщает о своих платежах правительству в соответствии с законодательством ЕС и Нидерландов. Однако к отчётам о платежах КРО в Нидерландах нелегко получить доступ, а последний отчёт, который получен в апреле 2020 года, был за 2017 год. Согласно законодательству Нидерландов, крайний срок представления отчётов о платежах составляет 12 месяцев после окончания финансового года, поэтому отчёт по 2018 году должен был стать общедоступным. Кроме того, отчёты о платежах КРО не дезагрегируют платежи по государственным органам- получателям, а только обозначают страну, которую представляют эти государственные органы.

Слабый доступ общественности к таким отчётам в Нидерландах и недостаточно дезагрегированные данные о государственных учреждениях, получающих платежи, демонстрируют неспособность выполнить стратегическое намерение Директивы ЕС о бухгалтерском учёте «помочь правительствам богатых ресурсами стран... отчитаться перед своими гражданами за платежи, которые такие правительства получают от предприятий, действующих в добывающей отрасли».

Правительственный орган, ответственный за СРП, ТОО PSA, сообщает, что в соответствии с условиями СРП с 1998 по 2008 год, КРО платила 10 миллионов долларов США ежегодно за внедрение СИП в Западном Казахстане, и что ежегодное обязательство КРО по выплате СИП выросло до 20 миллионов долларов США в 2009 году (сумма была дополнительно увеличена до 30 миллионов долларов США в 2019 году). Сумма расходов СИП КРО, сообщаемых через ИПДО, превысила обязательные 20 миллионов долларов США в 2016 году (24 миллиона долларов США), в 2017 году (32 миллиона долларов США) и в 2018 году (29 миллионов долларов США). Это можно объяснить тем фактом, что КРО выделила дополнительное финансирование в размере 30 миллионов долларов США для СИП в Бурлинском районе в 2014-16 гг., и мы предполагаем, что дополнительные расходы были предназначены в качестве компенсации за инцидент в Березовке. Расходы на СИП в Уральске, административном центре Западно-Казахстанской области (который не входит в Бурлинский район), превысили расходы Бурлинского района в три раза в 2016-18 годах. Около 60% расходов СИО КРО в 2016-18 годах были направлены на строительство и ремонт дорог, а также 15% и 11% соответственно на строительство образовательных и спортивных сооружений.

Карачаганак: признаки плохой сделки для страны и ее граждан

Отчёты СМИ, компаний и ИПДО ссылаются на споры между сторонами Карачаганакского СРП о возмещении затрат и доле правительственной нефтяной прибыли. При этом, к 2008 году правительство разочаровалось в модели СРП. В 2018 году консорциум согласился выплатить правительству компенсацию на урегулирование разногласия в размере 1.1 млрд. долларов США и кредит в размере 1 млрд. долларов США на развитие инфраструктуры, при этом новые условия должны предоставить правительству большую долю будущих доходов; однако в 2019 году правительство отклонило сделку, посчитав предложение об урегулировании недостаточным.

Работая с Global Witness, британским участником "Публикуй, что платишь”, были проанализированы платежи компаний, а также поступления правительству Казахстана связанные с Карачаганаком в 2018 году. Обнаружилось, что государственные поступления за 2018 год, по всей видимости намного ниже отраслевых норм для сопоставимого проекта. Отчет "Lukoil” о платежах правительствам за 2018 год утверждает, что эта компания раскрывает платежи за Карачаганак в качестве своей пропорциональной доли (13,5%) от всех произведённых платежей совместного предприятия и что она выплатила общий эквивалент на сумму 115,4 млн. долларов в виде налога правительству, связанному с Карачаганаком в 2018 году. Путем экстраполяции это дает в общей сложности 855 млн. долларов США платежей правительству по Карачаганаку со стороны всех партнёров проекта в 2018 году. Согласно отраслевым оценкам, валовые поступления по проекту Карачаганак в 2018 году составят 5,2 миллиарда долларов США, в результате чего процентная доля валовых поступлений в правительство (и потеря казахстанцами оставшихся 83,6% от продажной стоимости нефти и газа) достигнет 16,4% (855 миллионов долларов США плюс 5.200 миллионов долларов США). Мы понимаем, что около 35% было бы разумной отраслевой средней долей правительства для развитого нефтяного и газового проекта на суше. Доля в 16,4%, предполагающая очень скромную отдачу правительству в течение всего срока реализации проекта, по-видимому является результатом технической сложности, высокой стоимости, низкой прибыльности Карачаганака и неблагоприятных условий (с точки зрения правительства) первоначально согласованных с компаниями консорциума. Нижеуказанная оценка Кашагана, привела к сопоставимым выводам, хотя основное внимание уделяется разрешённым объёмам добычи государства (доля в прибыльной нефти), а не валовому доходу от проекта.

Сравнение данных по Кашагану

Сравнение между раскрытием информации о платежах правительству в Кашагане за 2017 год и данными ИПДО за 2017 год выявило аномалии. Все недропользователи уплачивают корпоративный подоходный налог в Министерство финансов, которое затем перенаправляет в Национальный Фонд налоги, уплачиваемые организациями из официального списка организаций нефтяного сектора (нефтяных компаний), утверждённого совместным постановлением, которое ежегодно публикуется министерствами финансов и энергетики. NCOC включен в список нефтяных компаний, тогда как "Total” и другие участники совместного предприятия по неизвестным причинам не включены, а это означает, что платежи "Total” и других компаний перенаправляются в государственный бюджет.

(Тем не менее, статистический комитет Министерства Национальной Экономики считает как NCOC, так и "Total” нефтяными компаниями).

NCOC не отчитывается о платежах через ИПДО, несмотря на то, что NCOC включена в официальный список нефтяных компаний, и несмотря на то, что ИПДО требует раскрытия платежей операторами или агентами, включая платежи, сделанные от имени компаний- партнёров. Вместо этого Министерство Финансов в одностороннем порядке отчитывается о платежах NCOC в ИПДО, в то время как акиматы (главы местных органов власти), в которых осуществляется добыча NCOC, предоставляют одностороннюю информацию о субнациональных платежах NCOC.

Участие NCOC в 2017 году в казахстанской многосторонней группе ИПДО (МГЗС), которая определила круг ведения, в соответствии с которым компании должны были раскрывать платежи в этом году через ИПДО, указывает на явный конфликт интересов. (NCOC в настоящее время не представлена в МГЗС.)

Сравнение данных о платежах выявило разные уровни дезагрегации и разные названия для платёжных категорий между отчетностью "Total” и отчётами ИПДО Казахстана. Возможно, существуют реальные различия в определении или интерпретации типов платежей, при этом категории отчётности ИПДО определяются МГЗС страны. НДС не включён в отчётность по платежам в ЕС, но представляет собой большую часть финансовых потоков, раскрываемых через ИПДО. Сравнение общей суммы платежей представленной в двух системах, без учёта НДС, показывает небольшую разницу в 6,4 млн. долларов США за период с 2016 по 2018 год из общей суммы платежей, превышающей 150 млн. долларов США, т.е. разница в 4%, при этом отчёты ИПДО показывают ещё большие суммы. (см. таблицу ниже)

Платежи "Total" правительству Казахстана, данные ЕС и ИПДО (млн. долларов США)

 

2016

2017

2018

Всего

Данные ЕС по платежам правительствам

66.3

24.4

74.3

165.0

данные ИПДО Казахстана

79.0

17.4

62.2

158.6

Разница

12.7

-7.0

-12.1

-6.4

 

Причины расхождений неясны, но, возможно, они отражают разницу обменного курса и/или технические ошибки.

Расходы NCOC на социальные и инфраструктурные проекты (СИП) в Атырауской и Мангистауской областях, где расположена её береговая инфраструктура значительно ниже годового целевого показателя в 50 миллионов долларов США, согласованного между NCOC и правительством в 2015 году: $42,7 млн. в 2016 году, $30,2 млн. в 2017 году, $41 млн. в 2018 год.

Кашаган: признаки плохой сделки для страны и её граждан

В качестве контекста для нашей оценки экономических выгод Кашагана мы отметили отчёт НПО по Кашагану за 2007 год, в котором упоминается СРП, подписанный в 1997 году, когда Казахстан стремился развивать свою нефтяную отрасль и привлекать иностранные инвестиции. Отчёт НПО упоминает отсутствие роялти - подтверждённое для нас по "Total”, а также порог возмещения затрат (80%),и то, что 90% прибыльной нефти пойдут партнёрам по консорциуму до тех пор, пока внутренняя норма прибыли (IRR) не превысит 17,5 %, коэффициент кумулятивных поступлений к расходам не больше 1,4, либо кумулятивная добыча превысит 3 млрд. баррелей в год. Это означало, что на этапе разработки государственная доля добычи будет составлять всего 2% (20% после возмещения затрат x 10%): «До тех пор, пока консорциум не достигнет своей прибыли, почти никакие доходы поступать не будут». И тогда возникает вопрос о том, достигли ли условия СРП «правильного баланса между выгодами для консорциума и Республики Казахстан».

Поправка 2007 года к Казахстанскому Кодексу о Недрах и Недропользовании позволяет правительству изменить или разорвать любой контракт, который оно посчитало противоречащим национальным интересам. К 2008 году правительство посчитало модель СРП «неэффективной», заявив, что «страна не получила адекватные доходы от этих проектов, даже при высоких ценах на сырье. Следующие противоречия между консорциумом и правительством о СРП были пересмотрены в 2008 году. Казахский инвестиционный банк смоделировал экономику проекта, опираясь на анализ проведенный Гарвардской Школой Бизнеса, и пришел к нескольким предварительным выводам: инвестиционные затраты на этапе разработки резко возросли с запланированных $10,3 млрд. до $50 млрд.; раздел продукции начинается только тогда, когда цена барреля выше 45 долларов; ставка роялти - 3,5%; извлечение себестоимости составляет 80% до восстановления первоначальных инвестиционных затрат, а затем снижается до 55%; 10% прибыльной нефти выделяется правительству и 90% - консорциуму, хотя это изменится по мере увеличения добычи и прибыльности; прибыль от консорциумной нефти облагается корпоративным подоходным налогом в размере 30%, когда внутренняя норма доходности (IRR) низкая, и в 60% после того, как IRR достигает 20%; срок окупаемости будет достигнут в 2030 году, и тогда в конечном итоге проект принесёт Казахстану экономические выгоды.

Проведению нашего анализа способствовала политика "Total” о раскрытии пропорциональной доли всех платежей совместного предприятия независимо от того, является ли оно оператором или нет (как это делает "Lukoil”).

Это более прозрачный подход чем тот, которым руководствуется "Shell” и "Eni”- не сообщать о своей доле платежей, произведенных совместными предприятиями или консорциумами. Был применен принцип пропорциональной доли к отчётности по платежам правительствам "Total”, сверяясь с данными ИПДО Казахстана, чтобы оценить эффективную долю добычи Кашагана, поступающую в правительство Казахстана.

Компания "Total” отчитывалась о следующих платежах правительству Казахстана с 2015 года (первый год сообщалось в соответствии с законодательством ЕС и Франции об обязательном раскрытии) до 2018 года для Кашагана и Дунги (еще одного нефтяного месторождения Казахстана, на котором работает "Total”):

Платежи Total Казахстанскому правительству по проектам Кашаган и Дунга, 2015-2018, в тыс. долларов США"

Год

Бонусы

Сборы

Доля Республики Казахстан по разделу продукции

Налоги

Платежи на инфраструктурное развитие

ИТОГО

2015

20,200

120

0

0

11,600

31,920

2016

58,853

0

818

0

6,627

66,298

2017

0

0

17,400

0

6,980

24,380

2018

504

0

52,838

41,081

10,406

104,829

Итого

79,557

120

71,056

41,081

35,613

227,427


"Total” отчитался, что годовая выплата доли Республики Казахстан только по Кашагану составила за период с 2016 по 2018 годы 40.446 тысяч долларов США.

Согласно казахстанской ИПДО, консорциум NCOC выплатил в общей сложности 84.1 трлн. (84,111,107 тысяч) казахстанских тенге в качестве прав на добычу правительству в 2018 году (о платежах NCOC за предыдущие годы не сообщалось, и мы предполагаем, что платежи, о которых докладывалось в 2018 году, покрывали 2015-2018 годы. Это равняется примерно 243 млн. долларов США, что соответствует 40.45 млн. долларов США, раскрытыми "Total”, или примерно 17%, и подтверждает, что заявленные платежи "Total” (16,81% от общих платежей консорциума) могут быть обобщены в полном соответствии с договорным режимом по Кашагану. Отчёт "Total” за 2018 год указывает, что она выплачивала поступления от добычи в натуральной форме и оценивает их по чистой цене (окончательная цена на нефть за вычетом определённых затрат, расчёт которых мы попросили "Total” уточнить).

Мы предполагаем, что формула для определения чистой цены включена в СРП. Общая подтвержденная чистая цена как «средняя цена продажи (за вычетом транспортных расходов)», определена в соответствии с условиями СРП. Чем выше затраты, вычтенные для определения чистых резервов, тем ниже государственные доходы. Таким образом:

  • Доля добычи "Total” на Кашагане в 2017 году составила 42000 баррелей/день, что соответствует 15.330 тыс. баррелей в год- Это в целом соотносится с общим объёмом производства 270000 баррелей/день в отчёте ИПДО за 2017 год, учитывая долю "Total” в 16,81%.
  • Средняя цена закрытия барреля Brent Crude в 2017 году составила 54.71 долларов США- Таким образом, общая доля стоимости добычи в 2017 году составляет 15.330.000 х 54,71 долларов США = 838,7 млн долларов США. Выплата компанией "Total” доли Республики Казахстан в 2017 году в размере 17,35 млн. долларов США плюс 838,7 млн. долларов США (стоимость производства) = 2,1% от доли компании от производства.

Можно также рассчитать общую стоимость добычи на Кашагане: 270.000 баррелей в сутки по цене 54.71 долларов США за баррель дает приблизительную общую стоимость добычи в 5.392 млрд. долларов США для всех партнёров в 2017 году. Экстраполируя от общей суммы отчётности "Total” за 2017 год, направленной правительствам в 2017 году и исходя из того, что она составляет 16,81% всех платежей, получается 24.38 млн. долларов т 16,81% = 145 млн. долларов США. Таким образом, прибыль, собранная правительством, составляет всего 2,7% от общей стоимости добычи.

В 2018 году "Total” сообщила, что ее общая доля добычи в Казахстане составляет 70 тыс. баррелей в день в основном с месторождения Кашаган, а также с другого эксплуатируемого казахстанского проекта Дунга (точные доли проекта не указаны). Это соответствует 25.550 тысяч баррелей в год.

Средняя цена закрытия барреля нефти марки "Brent” в 2018 году составила

  • долларов США. Таким образом, доля стоимости производства "Total”

в 2018 году составит 25.550 000 х 71,34 долларов США = 1.822,7 млн. долларов США. Платежи "Total” в 2018 году по выплате поступлений от добычи правительству за Кашаган и Дунга в совокупности составляют 52.84 млн. долларов США + 1 822.7 млн. долларов США (стоимость производства), что составляет 2,9% от доли добычи компании.

"Total” выплатила правительству поступления от добычи в натуральной форме используя чистую стоимость, которая составила 52.3 доллара за баррель по данным компании. Применение чистой стоимости (а не цены на нефть марки "Brent”) к производству в 2018 году: доля стоимости производства "Total” = 25.550 000 х 52,3 долларов США = 1.366.3 млн. долларов США; и её доля в выплате поступлений от добычи в размере 52.84 млн. долларов США т 1336,3 млн. долларов США = 3,95%.

Государственные процентные доли в 2017 году составляют 2,1% (от доли производства "Total” по Кашагану) или 2,7% (от валовой стоимости добычи по Кашагану), а в 2018 году - 2,9% (доли производства "Total” по Кашагану и Дунга) или 3,95% (валовой стоимости производства для Кашагана плюс Дунга) являются низкими. 2,9% / 3,9%, представляющие предполагаемую правительственную долю поступлений в 2017 и 2018 годах, являются также низкими. Хотя Кашаган начал добычу только в 2013 году и начал экспортировать в 2016 году, он нарастил свои мощности до полной мощности и превзошёл прогнозы 2018 года. Это подтверждает мнение других представителей гражданского общества, о котором говорилось выше, что страна до настоящего времени получила плохую сделку от Кашагана. Хотя доля поступающей в правительство продукции представляет собой только одну форму выручки при расчете на 2017 год, общие расчётные государственные поступления, включая налоги, составляют только 2,7% годовой валовой стоимости производства.

Продолжение следует.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33