пятница, 07 мая 2021
,
USD/KZT: 426.99 EUR/KZT: 514.35 RUR/KZT: 5.81
Бауыржан Байбек и Жанболат Мамай не смогли примириться друг с другом В акимате Алматы начнут публиковать список организаций, которые незаконно вырубили деревья В 14 регионах Казахстана ветеранам ВОВ выплачена материальная помощь Сколько и каких земель передадут для лесоразведения государственным лесхозам? Таджикистан назвал официальное число погибших на границе с Кыргызстаном Автобусные парки будут приватизированы до 2025 года Токаев о конфликтах в СНГ: «Армия всегда должна быть готова к отражению внешних угроз» Экс-глава Упрздрава Мангистауской области нанесла ущерб государству в 29 млн. тенге Биртанову снова продлили срок домашнего ареста Токаев присвоил генеральские звания военным, полицейским и сотрудникам КНБ Moderna признана лучшей вакциной от коронавируса Мужчина умер после получения второго компонента «Спутника V». Комментарий УОЗ Алматы Минздрав ответил на заявление депутата о премиях по 15 млн. тенге Токаев присвоил генеральские звания военным, полицейским и сотрудникам КНБ Электронный формат ЕНТ стартовал в Казахстане Госбюджет потратил 25 тысяч тенге на каждого казахстанца Глава МИД России объяснил заявления российских политиков о территории Казахстана Почему увеличился интервал между дозами «Спутник V», объяснил министр здравоохранения Прокуратура просит продлить Биртанову домашний арест с ужесточением Суд Индии признал геноцидом смерть жителей из-за нехватки кислородных баллонов Президент Кыргызстана подписал новую Конституцию Перушаев жестко высказался о работе Минздрава: «Выписывают себе премии по 15 млн. тенге» Нацбанк планирует ввести цифровой тенге С 6 мая в Нур-Султане начнется вакцинация китайским препаратом В бюллетенях появится графа «Против всех»

Дети репатриантов из Сирии: трудности реабилитации

Exclusive.kz уже писал о процессе реабилитации и реинтеграции казахстанских граждан из конфликтных зон в Сирии и Ираке. Процесс оказался нелегким. Один из авторов исследования, Юлия Шаповал рассказала о судьбе детей «возвращенцев».

Место рождения – Сирия

Один из проблемных вопросов в реинтеграции таких граждан – правовой аспект. Вопрос о месте рождения ребенка в свидетельстве о рождении закреплен в последних изменениях в ст. 188 Кодекса «О браке и семье» от 25 ноября 2019 года.

«Место рождения ребенка прописывается по фактическому месту рождения ребенка, - объясняет докладчик. – У многих детей в свидетельстве о рождении указана Сирия. А поскольку свидетельство о рождении является базовым документом для получения удостоверения личности, а, следовательно, доступа ко всем услугам, важно было добиться того, чтобы в этой графе было написано: - Казахстан. Но не всегда это удавалось. Все зависело от судьи, который решал это дело. Но в большинстве случаев все-таки было принято решение, чтобы написать (в документах – ред.) «Казахстан».

Мужья остались в Ираке, поэтому нет пособия по утере кормильца

Супруги многих женщин, выехавших с ними в Сирию, погибли там, однако признать их умершими или безвестно отсутствующими невозможно, поскольку существуют нормы закона: п.11 Нормативного постановления Верховного суда РК от 30 мая №2 «О судебной практике по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявлении умершим». В связи с тем, что эти люди находятся в уголовном розыске КНБ, их нельзя признать безвестно отсутствующими или умершими. И поэтому многие женщины не могут получать пособия по потере кормильца», - сообщила Шаповал.

Не известно, жив ли муж, поэтому считают себя замужними

Также отмечается, что эти женщины мыслят религиозными категориями.

«Я заметила различия между светским и мусульманским правом – фикх – в сфере семейно-брачных отношений. Все-таки эти женщины отдают предпочтение мусульманскому браку. И в связи с тем, что у многих мужья погибли, с которыми они выезжали из Казахстана, и там они имели 2-3 брака, многие себя считают замужними. Мусульманский брак был заключен в Сирии, муж еще не дал развода. И, соответственно, из-за этих противоречий женщина не может повторно выйти замуж. Также нет доказательства гибели мужа», - рассказала эксперт.

Из Сирии на месяц в Актау на адаптацию

Первым из трех этапов реабилитации является адаптация. Привезенных из Сирии женщин и детей около месяца содержат в реабилитационном лагере «Фламинго» под Актау.

«Этот этап заключается в том, что детей и женщин адаптируют к мирной жизни, - объяснила исследователь. – Соответственно, была задача перевести их из режима войны к режиму мирной жизни. Проходит диагностика, определяются базовые потребности, задействуются психологи, теологи, религиоведы».

Второй этап – первичная реабилитация и социализация в регионах проживания: «Здесь целью было нормализация психического состояния, формирование социальных и индивидуальных навыков для жизни в обществе, и проводилась теологическая коррекция», - продолжила она.

Сейчас продолжается третий этап - реинтеграция в общество. Проводится психологическое сопровождение и консультирование, помощь в налаживании социальных связей. Но акцент сейчас делается на дерадикализации.

«Женщин пришлось учить взаимодействовать с их детьми»

Однако, наиболее сложно идет процесс реабилитации и реинтеграции детей.

«На втором этапе, который проводился на базе Центров «Шанс», осуществлялась психосоциальная реабилитация как женщин, так и детей. И здесь я привела высказывание одного из психологов: «Почему важно, чтобы была взаимосвязь женщины и ребенка на этом этапе? Потому что многих женщин пришлось учить взаимодействовать с собственными детьми», - поделилась Шаповал.

 «Шла индивидуальная работа с ребенком, психологическая коррекция, подготовка к школе. Летом 2019 года была организована Летняя школа. Полностью было осуществлено сопровождение детей в школу, начиная от обеспечения тетрадями, заканчивая тем, что были наняты репетиторы, которые должны были восполнить те пробелы в знаниях, которые образовались в связи с практическим отсутствием образования зоне боевых действий в Сирии. Вплоть до того, что были проведены экскурсии по школе, чтоб дети были ознакомлены с тем пространством и были приучены к распорядку дня».

Аргументы «за» и «против» реабилитации детей

Также эксперт назвала спорным вопрос о работе по реабилитации детей репатриантов.

«Я обозначила позиции сторон: «за» и «против». Как я уже сказала, дети не охвачены процессом реабилитации. Позиция тех, кто «за реабилитацию детей», представлена Центром «Шанс», психологами, теологами, которые работают и в других фондах», - отметила исследователь. Вот их аргументы:

- Опасность героизации отца-шахида, «зов крови», как сказал один теолог.

- В детской памяти остались дискурсы, конструкты, которые они слышали в экстремистском окружении в Сирии.

- Процесс дерадикализации женщин может продолжаться очень долго, и все это время дети будут находиться под влиянием своих матерей, и не будут видеть альтернативу.

- Травматический опыт нахождения в ЗТА, который носит отложенный эффект, повлияет на взрослую жизнь. Детские травмы обуславливают всю остальную жизнь.

- Риск быстрой радикализации по мере взросления.

Против реабилитации детей выступает фонд «Акниет». Вот их аргументы:

- Дети не были индоктринированы в идеологии ИГ.

- Главное – дерадикализировать матерей, а они повлияют на своих детей.

- Для детей достаточно посещать школы и школьного психолога.

- Не нужно лишний раз напоминать им о Сирии, поскольку это их травмирует.

- Опасность стигматизации.

Что рекомендуют исследователи?

Исследователи не поддержали ту или иную сторону, но сделали определенные выводы.

«Нужно продолжить реабилитационные мероприятия с детьми путем социально-психологического консультирования, дополнительного образования, направленного на формирование навыков критического мышления, патриотизма, открытого сознания, восприятия духовного многообразия мира. Не надо работать с ними, как с детьми, вернувшимися из Сирии. Просто нужно проводить с ними дополнительные образовательные занятия по языкам, по каким-то предметам, по которым у них есть проблемы в школе, проводить работу по формированию не религиозного мировоззрения, а альтернативного, критического мышления. Чтоб они видели альтернативу, чтоб они видели различные модели поведения», - рекомендуют авторы исследования.

«Интервью с репатриантами на сегодняшний день невозможно»

Корреспондент Exclusive.kz задал вопрос, возможно ли организовать интервью с одной из женщин, вернувшихся из Сирии.

«Это очень сложно. Даже у меня были проблемы с интервью. Плюс нужно учитывать фактор пандемии. Поскольку сейчас есть вопросы безопасности, плюс карантинные ограничения, сейчас не совсем подходящий момент для того, чтобы брать интервью у женщин и детей. В то же время, с одной стороны, женщины уже позитивно воспринимают, что у них берут интервью. Это какая-то открытость. Но, с другой стороны, некоторые женщины уже устали от лишнего внимания. И конечно, нужно согласовывать это с органами безопасности», - считает она.

Данная публикация была подготовлена при финансовой поддержке Европейского Союза. Содержание данной публикации является предметом ответственности автора и не отражает точку зрения Европейского Союза.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33